Александр Македонский

Александр Македонский был любимым литературным героем не только античности, но и европейского средневековья (хотя известен и популярен он был и на Востоке). По количеству изготовленных в средние века списков произведения об Александре уступают только книгам Священного Писания и литургическим текстам1.

О походах Александра, может быть, уже при его жизни и немедленно после его смерти стали появляться сочинения, написанные участниками этих походов и лицами, близкими к Александру (Птолемеем, Клитархом, Каллисфеном, Анаксименом2 и др.). От всех этих сочинений дошли только фрагменты, правда, в довольно большом количестве 3 У последующих историков (I—II в. н. э.), как полагают исследователи, наибольшим успехом пользовался Клитарх, написавший самое большое сочинение (в 12 книгах)4. К нему прибегали Диодор (книги XVII  и частично XVI «Исторической библиотеки») и Юстин («Краткое изложение (эпитома) Истории Помпея Трога»), в сочинениях которых история Александра излагается кратко, в ходе общего изложения истории IV в. до н. э.; его же упоминают Плутарх, посвятивший Александру обширную биографию в своих «Сравнительных жизнеописаниях» (а также в трактатах «Александр» и «Об удаче и доблести Александра»), и два историка, написавших специальные книги об Александре — Квинт Курций Руф («Деяния Александра Великого», предположительно, в первой половине I в. н. э.) и Арриан («Поход Александра» и «Индика»)5. [Нравственностью македонского царя интересовались Цицерон, Сенека и Валерий Максим. О странах, которые посетил Александр Великий, нередко упоминают Страбон, Плиний Старший и его преемник Сатин. Царившим при дворе Александра нравам н порядкам посвятил немало страниц Афиней. Элиана интересовали нетипичные подробности: в «Пестрых рассказах» он обсуждает пиршества Александра, в «Истории животных» — змей, обезьян и прочих тварей, описанных участниками похода.6] См. таблицу

С какого времени и у кого из этих предшественников Курция Руфа и Арриана в подлинную историю походов и гибели Александра стал вноситься фантастический элемент, с достоверностью сказать трудно, но можно предположить, что это произошло очень рано. Головокружительные военные успехи молодого завоевателя, его характер, круто изменившийся после достижения им власти над Персией, его поход в Индию («по следам» Диониса и Геракла) и его безвременная внезапная смерть — все это представляло прекрасный материал для возникновения множества легенд и анекдотов вокруг его образа. Пышному росту этих легенд способствовала и склонность греческих историков эллинистической эпохи к риторическому изложению и разукрашиванию подлинных фактов7, и даже в фрагментах самых ранних биографов Александра встречаются рассказы о чудесах, сопровождавших его подвиги. 

Если бы античные повествования об Александре завершились трудами Диодора, Юстина, Курция Руфа и Арриана, едва ли они послужили бы первым узлом для сплетения громадной сети сказаний о македонском царе. Эту роль сыграла книга неизвестного автора «Деяния Александра» 8, приписанная Каллисфену, племяннику Аристотеля и спутнику Александра, погибшему от его руки9.10

Греческий текст «Деяний Александра» [Псевдо-Каллисфена] не дошел до нас в своей первоначальной форме, относящейся, вероятно, ко II—I в. до н. э. Древнейшая из сохранившихся в законченном виде версий датируется III в. н. э.11

О том, что успех книги Псевдо-Каллисфена был велик, свидетельствует её перевод на латинский язык в начале IV в. Он сделан неким Юлием Валерием12 довольно точно, хотя и с некоторыми сокращениями. Наконец, в 40-х годах IV в. было составлено анонимным автором на латинском языке сжатое, суховатое, но правдивое сочинение «Описание пути Александра» («Itinerarium Alexandri»)13. Неизвестный автор посвятил его императору Констанцию, готовившемуся к персидскому походу. 

[Таким образом,] поздняя античная литература оставила в наследство средневековому читателю два основных латинских источника, из которых можно было почерпнуть сведения о македонском завоевателе: перевод греческого романа Псевдо-Каллисфена, сделанный Юлием Валерием (см. таблицу)14, и исторический труд Курция Руфа (см. таблицу). Первый, включавший в себя множество занимательных приключений и небылиц, конечно, имел более широкое распространение, чем суховатое повествование Курция. Наряду с этими источниками имелось еще несколько апокрифических сочинений, в которых некоторые эпизоды из сочинений Псевдо-Каллисфена и Юлия Валерия разрабатывались в расширенном виде. Такова была, например, «Переписка Александра с брахманом Диндимом о философии» и несколько версий «Письма Александра к Аристотелю о чудесах Индии»15. Судьбой Александра заинтересовались и составители Талмуда (в IV—VI вв. н. э.) и включили в него рассказ об Александре, дошедшем до стен рая16 (местонахождением земного рая считалась Месопотамия). Этот рассказ в расширенном латинском переводе под названием «О пути Александра Великого до рая» был широко известен и давал, как и вся история Александра, богатый материал для моралистических выводов и поучений.17

Переписку Александра с индийскими брахманами в IV веке дополнило сочинение христианского епископа Палладия, причем брахманы воспринимались как целый народ «нагих мудрецов», а не отдельная каста. Сочинение Палладия вошло уже в первую версию «Романа об Александре», но оно бытовало и самостоятельно, кочуя из одной хроники в другую, и весьма рано — в составе «Хронографа Георгия Мниха» — оказалось на Руси, открыв для читателей домонгольской поры иллюзорный мир идеального существования. В 700 году некий монах Петр перевел с греческого на латынь «Откровение Мефодия Патарского» — и Европа узнала подробную историю о возведении Каспийских врат, за которыми Александр заключил нечестивые народы Гога и Магога. История посещения Александром Иерусалима была известна на Западе благодаря латинским переложениям «Иудейских древностей» Иосифа Флавия.18

На пороге той средневековой литературы, которую породила история Александра, стоят «Семь книг истории против язычников» Орозия19 (Орозий излагает историю Александра Македонского в книге III, главы 16.1 - 20.4, следуя прежде всего Юстину), продолжавшие пользоваться успехом в течение всего средневековья. Для основной цели Орозия — показать, сколько бедствий перенесло человечество до возникновения христианства, — история завоевания Востока и гибели персидской монархии давала подходящий и убедительный материал. О трагической смерти завоевателя Орозий сообщает кратко, но далее делает интересное историческое обобщение: «И вот — следует ли восхвалять времена Александра за проявившуюся в них доблесть, покорившую весь мир, или их надо ненавидеть за те разрушения, которые весь мир потрясли? Ведь и теперь найдется немало людей, считающих достохвальным подвигом то, что они покорили многие народы, и в несчастьях других людей видят свое счастье... быть может, наши потомки назовут «великими» тех царей, которых мы считаем жесточайшими врагами».

Такая двоякая оценка Александра отразилась и в позднейших средневековых произведениях, посвященных ему. Восхищение его храбростью, любознательностью, щедростью (последнее качество стало все чаще приписываться ему как образцовому «рыцарю») шло рука об руку с осуждением его за надменность, дерзость и жестокость.

В течение раннего средневековья история Александра не привлекала к себе особого интереса. Разумеется, о нем бегло упоминали в обзорах всемирной истории, в компендиях вроде «Книги о чудовищах», но специальных новых сочинений о нем в этот период написано не было. Даже книга Юлия Валерия, как видно, казалась слишком трудной и длинной и от IX в. до нас дошла ее эпитома, значительно ее сократившая. В половине X в. из Неаполя отправился с посольством в Византию некий архипресвитер Лев, привез с собой оттуда греческий экземпляр Псевдо-Каллисфена, переведя его с некоторыми сокращениями и изменениями на латинский язык под названием «О рождении и победах Александра Великого» («Nativitas et victoria Alexandri Magni regis»), но до конца XI в. эта тема не вызвала к жизни новых крупных произведений. И вдруг с конца XI — начала XII в. вспыхнул жгучий интерес к походам Александра. Одна за другой, притом не только на латинском, но и на национальных языках, появляются поэмы, посвященные ему, растут их размеры. Этот поток поэм, по-видимому, имевших большой успех, несмотря на однообразие тематики, нарастает в течение XII и XIII вв. Уже в XIV в. он ослабевает, в XV иссякает почти совсем. 

Едва ли можно сомневаться в том, что это явление непосредственно связано с политическими событиями и всей обстановкой в Европе XII и XIII вв. Это — эпоха крестовых походов (начало I похода относится к 1096 г., последний, VIII поход, окончившийся неудачной экспедицией в Тунис,— к 1270 г. 

Первая крупная поэма — на франко-провансальском диалекте — до нас полностью не дошла. От нее сохранилось 105 стихов. Имя ее автора — Обри Безансонский — (Aulbrey de Pisancon) известно из первых стихов немецкой поэмы клирика Лампрехта, который говорит, что его сочинение — перевод французской книги «Эльбериха Бизенцского». Сравнение текста поэмы Лампрехта с уцелевшими стихами Обри показывает, что Лампрехт давал не точный перевод, а несколько расширенный пересказ. Поэма Обри датируется концом XI или началом XII в. (т. е. временем первого крестового похода), поэма Лампрехта 30—40-ми годами XII в. 

Этими же годами датируются два крупнейших произведения XII в.: огромная французская поэма, принадлежащая двум авторам, Ламберу ли Торту и Александру Бернэ, впервые употребившим рифмованные двенадцатисложные дистихи, — ту форму, которая впоследствии (в метриках XII в.) получила именно от их поэмы название «александрийского стиха», — и латинская поэма «Александреида» (в 5500 стихов) некоего Готье Шатильонского20, ученого клирика, посвятившего свое произведение архиепископу Реймсскому. Концом XII в. датируются еще несколько французских поэм меньшего объема и значения.

К XIII в. относятся немецкие поэмы Рудольфа Эмсского (1230 г.) и Ульриха Эшенбаха (1287 г.) и латинская поэма Квилихина (1236—1238 гг.). Поэма Эшенбаха достигает уже 30000 стихов. 

XIV в. представлен слабее. Поэма Зейфрида (данных об авторе нет), которую сам автор датирует 1352 г. и словами «закончена в ночь под праздник святого Мартина», — малооригинальное, компилятивное произведение. Автор сам говорит, что он собрал свой материал «у очень многих мудрых мужей», но на самом деле сильно придерживается латинской «Повести о сражениях» Льва Пресвитера. В конце XIX в. в библиотеке небольшого городка в Гарце, Вернигероде, была найдена анонимная поэма «Великий Александр», оказавшаяся почти точным переводом латинской поэмы Квилихина, сделанным, вероятно, по чьему-либо специальному заказу. XIV в. богат уже не самостоятельными сочинениями, а переводами. Вернигеродская рукопись датируется концом XIV в., 1390 г., но возможно, что это уже поздняя копия более раннего перевода. От XIV в. дошли два прозаических романа — Бабилота и Гартлиба, многословно пересказывающие известные события и мотивы и не дающие им своего освещения.21

В XIII веке репертуар европейских преданий об Александре пополнился несколькими сюжетами. Мы уже упоминали о ядовитой девице и предании о Гоге и Магоге, однако нельзя обойти вниманием такие истории, как посещение Александром Алмазной долины, Страны Мрака, где на земле лежат драгоценные камни, а также сказание о Медном городе. Все эти легенды были хорошо известны на Востоке, и мы узнаем в них эпизоды путешествий Синдбада-морехода и других сказок «Тысячи и одной ночи». В Европу предания попадают благодаря переводу с арабского «Книги о камнях», приписывавшейся Аристотелю. Кроме того, из «Жизнеописаний выдающихся мудрецов древности» европейский читатель узнал о многочисленных высказываниях Александра Великого, которые не сохранились в произведениях античных авторов и Отцов Церкви.22

***

Поэмы об Александре Македонском (связанные с тем же Псевдокаллисфеном) возникают и на Востоке. Александру были посвящены величайшие произведения средневековой восточной литературы — «Шах-намэ» Фирдоуси, «Искиндер-намэ» Низами и «Вал Искендера» Навои. Во всех средневековых романах и поэмах Александр выступал в роли храброго и великодушного витязя, сильнее которого оказался только один противник — ранняя и неумолимая смерть.

Мир лишь прах. Царь смущен был столь явным примером.
Станет прахом и то, что звалось Искиндером.23

Эти строки Низами передают основную тему средневековых сказаний об Александре.24

Не позднее VI века роман появился в переводе на сирийский язык. Образ Александра Двурогого (это прозвание Александр получил на Востоке, исторической предпосылкой, скорее всего, стало предание о том, как Александр восседал на пиру, увенчанный маской египетского бога Амона с двумя рогами), который с помощью Аллаха оградил мир от Йаджуджей и Маджуджей (племена Гога и Магога), захватил воображение Мухаммада. В среде, в которой сложился Коран, были известны сирийские версии «Романа об Александре». Так началось второе завоевание Александром Востока. Он покорил не только арабов (говорят об особой, «коранической» версии романа), сирийский источник был переведен на эфиопский язык. В Персии, основываясь также на сирийском «Романе об Александре», Фирдоуси украсил свой эпос «Шахнаме» биографией Искандера. Низами и Навои описали завоевательные походы Александра в своих поэмах. «Роман об Александре» был известен монголам уже в эпоху наследников Чингисхана, сохранился - пусть и в весьма неважном состоянии - монгольский манускрипт XVII века, в котором рассказывается о деяниях Двурогого. Причем в монгольской версии покровительствует царю бог Тенгри. Более того, версия «Романа об Александре» была записана в...  Малайзии. Интерес ко всему, что связано с Александром, не ослабевал. По образу и подобию романа о жизни македонского царя создавались легендарные биографии основоположника державы тюрков Огуза и предводителя монголов Чингиса.25

В Византии в XIII—XIV вв. сделаны были еще три обработки псевдокаллисфеновой Александрии, в том числе одна стихотворная. 26

***

«Александрия» — эллинистический роман об Александре Македонском, переведенный на Руси уже в XII в., в различных своих версиях входил в состав  хронографических сводов — «Еллинского и римского летописца», а позднее —  Русского хронографа27. В конце XV в. переводится с сербского новая редакция  «Александрии», в отличие от хронографической «Александрии» называемая «Сербской».28

  • 1. См.: Блескина О. Н. Латинские «Александрии»: истоки и версии. Введение диссертации
  • 2. Anak­si­me­nes, из Ламп­са­ка в Малой Азии, IV в. до н. э., гре­че­ский ора­тор и исто­рик. Уче­ник Зои­ла, свя­зан­ный с дво­ром Филип­па II и Алек­сандра Вели­ко­го. Ана­к­си­мен, веро­ят­но, явля­ет­ся авто­ром само­го древ­не­го из извест­ных нам учеб­ни­ков ора­тор­ско­го искус­ства, кото­рый под назва­ни­ем Рито­ри­ка для Алек­сандра (Retho­ri­ke pros Alek­sandron) — назва­ние взя­то из пись­ма, содер­жа­ще­го посвя­ще­ние про­из­веде­ния Алек­сан­дру, — сохра­нил­ся сре­ди сочи­не­ний Ари­сто­те­ля. Дру­гие труды Ана­к­си­ме­на исчез­ли. Мы зна­ем, что он напи­сал еще 3 исто­ри­че­ских про­из­веде­ния: Исто­рию элли­нов (Hel­le­ni­ka), опи­сы­вав­шую исто­рию Гре­ции с мифи­че­ских вре­мен до бит­вы под Ман­ти­не­ей (362 г.); Исто­рию Филип­па (Hai pe­ri Phi­lip­pu his­to­riai), из кото­рой пись­мо Филип­па и ответ­ная речь Демо­сфе­на по пово­ду это­го пись­ма сохра­ни­лись сре­ди сочи­не­ний послед­не­го; Исто­рия Алек­сандра (Ta pe­ri Alek­sandru). Под име­нем сво­его сопер­ни­ка Фео­пом­па Ана­к­си­мен издал сочи­не­ние под назва­ни­ем Триглав (Tri­ka­ta­nos), где воз­ло­жил ответ­ст­вен­ность за государ­ст­вен­ный упа­док Гре­ции на Афи­ны, Спар­ту и Фивы.
  • 3. Многие из соратников Александра описали его деяния в своих сочинениях: флотоводцы Онесикрит из Астипалеи и Неарх Критский, полководец и правитель Египта Птолемей, Аристобул, отправившийся вместе с Александром в Индию и возвращавшийся назад через пески Гедросии, — именно Аристобулу Александр поручил восстановление разграбленной могилы царя Кира. При дворе Александра вели «Царский дневник», куда записывалось все происходившее. Сохранились отрывки путевых разрядов. (Н. Горелов // Повесть о рождении и победах Александра Великого. СПб.: Азбука-классика, 2006)
  • 4. О жизни Клитарха почти ничего не известно. Есть предположение, что он участвовал в походе Александра Македонского. Из написанной Клитархом биографии Александра Великого, под заглавием: «Αί περί Αλεξανδρουί στορίαι» или, по Стобею, «Τά περί Αλεξανδρου» и состоявшей из 12 книг, до нас дошли лишь около 30 отрывков (у Элиана и Страбона). Они касаются, главным образом, похода в Индию. Сочинение Клитарха в древности ценилось за свои литературные достоинства и служило образцом для подобных биографий. Хотя историческое значение сохранившихся отрывков невелико, и некоторые преувеличивают деяния Александра, но всё-таки они часто дополняют Арриана и не лишены интереса для историков, исследующих время Александра Великого.
  • 5. Среди всех античных источников об Александре Великом особое место отводится произведениям Флавия Арриана — Анабасис и Индика. Главное достоинство трудов греческого историка заключается в широком использовании документальных материалов времени Александра Великого — его корреспонденции, мемуаров Птолемея и Аристобула, судового журнала адмирала Неарха10. Арриана называют первым историографом Александра. Из всех источников о великом полководце он отбирал лишь наиболее достоверные, на его взгляд, факты, отметая легенды и вымысел, поэтому его описание походов Александра считается наиболее правдивым. (О. Н. Блескина. Латинские Александрии: истоки и версии.)
  • 6. Н. Горелов // Повесть о рождении и победах Александра Великого. СПб.: Азбука-классика, 2006)
  • 7. Особенно отличались в этом отношении Тимей, Феопомп и Эфор. Всех их резко критикует Полибий, не щадящий, впрочем, и Каллисфена, несмотря на то, что Каллисфен был очевидцем и даже участником многих описываемых им битв и событий (Полибий, кн. XII, гл. 12, 17, 25 и др.). Всем им он ставит в вину, что они пишут о том, чего не знают.
  • 8. или «Роман об Александре» — в связи с устоявшимся жанровым определением «античный роман». В сохранившихся рукописях роман называется по-разному: «Жизнь Александра Македонского», «История Александра Великого» и т.п. Греческие писатели называли свои сочинения «деяниями», «рассказами» или «книгами». Термин «роман» по отношению к этим произведениям первым применил Пьер-Даниэль Юэ в 1670 году.
  • 9. О смерти Каллисфена имеются разноречивые сведения. Он был, по-видимому, замешан в заговоре против Александра, но некоторые из современных ему биографов Александра сообщают, что он только был взят под стражу и находился в заключении семь месяцев, но все же сопровождал Александра в индийском походе и умер там от водянки. Впоследствии, напротив, закрепилась версия о том, что он был подвергнут страшным пыткам и казнен (Юстин, XV, 3), и эта версия стала темой декламаций против тирании Александра. Ее использовали Сенека («Естественнонаучные исследования», VI, 23) и Фемистий (речь VII).
  • 10. Грабарь-Пассек М. Е. Античные сюжеты и формы в западноевропейской литературе. - Москва : Наука, 1966
  • 11. Т. И. Кузнецова. Историческая тема в греческом романе «Роман об Александре» // Античный роман. Грабарь-Пассек М.Е. (ред), М.: Наука, 1969)
  • 12. О личности Юлия Валерия, мы не имеем никаких сведений. Landgraf отечеством его считает Африку, основываясь на его языке. Известно, что перевод сделан до 340 г., так как составитель так называемого Itinerarium Alexandri уже пользовался Юлием Валерием, а Itinerarium Alexandri составлен между 340 и 345 г. Перевод сохранился в трех рукописях, интересно, что в них автором труда, переведенного Юлием Валерием, называется Эзоп. Перевод Юлия Валерия был сделан с первоначальной редакции Псевдокаллисфена, но сделан не буквально, а в свободной передаче. К этому латинскому переводу имеется в свою очередь сокращение-эпитома, сделанное в IX в. или ранее (Истрин В. М. Александрия русских хронографов: Исследование и текст. М., 1893)
  • 13. На основе перевода Юлия Валерия и сочинений Арриана «Анабасис Александра» и «Индика». (О. Н. Блескина. Латинские Александрии: истоки и версии.)
  • 14. В V—VI в. он был переведен на армянский язык.
  • 15. «Послание Александра Аристотелю о чудесах Индии», были написаны не более века спустя после смерти царя. Предание о том, как македонец встречался с амазонками, распространилось едва ли не по возвращении Александра в Вавилон, и сподвижники царя немало над тем потешались, спрашивая, почему же им не довелось увидеть женщин-воительниц? В средневековой Европе сохранился наиболее полный текст «Послания Александра Аристотелю о чудесах Индии», который был в X веке переведен на древнеанглийский. Более того, монах, делавший список с перевода, изумился описанным чудищам и решил добавить к рассказу Александра известия о местных чудовищах и героях — так до нашего времени чудом (!) дошел эпос о Беовульфе. (Н. Горелов // Повесть о рождении и победах Александра Великого. СПб.: Азбука-классика, 2006)
  • 16. Хотя Александр не сыграл особой роли в истории еврейского народа и упоминается только в начальном стихе Первой книги Маккавеев, его образ был весьма популярен среди еврейской диаспоры, обосновавшейся в Александрии. Именно в этой среде сложились первые версии «Романа об Александре», оттуда пришел роман в письмах, «диалог» с брахманами, отрывок молитвы Серапису, а возможно, и завещание Александра, врученное родосцам, — во всяком случае, вся дальнейшая история поддельных завещании таких исторических личностей, как Цезарь и Антоний, связана именно с Александрией. (Н. Горелов // Повесть о рождении и победах Александра Великого. СПб.: Азбука-классика, 2006)
  • 17. Грабарь-Пассек М. Е. Античные сюжеты и формы в западноевропейской литературе. - Москва : Наука, 1966
  • 18. Н. Горелов // Повесть о рождении и победах Александра Великого. СПб.: Азбука-классика, 2006)
  • 19. Орозий, как предполагают, был уроженцем Испании; после покорения ее вандалами в 414 г. отправился в Африку и Палестину, где провел два года и участвовал в борьбе с пелагианской «ересью». Там же он познакомился с Августином и получил от него поручение написать «Историю» в христианском освещении. Это его сочинение принято датировать 418 г., когда Орозий уже вернулся на родину.
  • 20. больше известен как Вальтер Шатильонский
  • 21. Грабарь-Пассек М. Е. Античные сюжеты и формы в западноевропейской литературе. - Москва : Наука, 1966
  • 22. Н. Горелов // Повесть о рождении и победах Александра Великого. СПб.: Азбука-классика, 2006)
  • 23. Низами. Искендер-намэ. Перевод К. Липскерова. М., 1953, стр. 457.
  • 24. Александрия: Роман об Александре Македонском по русской рукописи XV века. М; Л.: Наука, 1965. О восточных Александриях см.: Е. Э. Бертельс. Роман об Александре и его главные версии на Востоке. М.—Л., 1948.
  • 25. Н. Горелов // Повесть о рождении и победах Александра Великого. СПб.: Азбука-классика, 2006
  • 26. История русской литературы: В 10 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941—1956. Т. I.
  • 27. В русской версии Александрия пополнена была вставкой из хроники Георгия Амартола о вшествии Александра в Иерусалим, и с этой вставкой она вошла в хронику Иоанна Малалы, которую мы знаем в составе Еллинского и Римского летописца в двух его редакциях и так называемого Иудейского хронографа. В дальнейшем, пройдя вплоть до XVII в. через пять редакций, псевдокаллисфенова Александрия известна была лишь в составе хронографических сборников, и отдельные немногие ее списки представляют собой извлечения из хронографов. (История русской литературы: В 10 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941—1956. Т. I.)
  • 28. Троянские сказания. Л.: «Наука», 1972

«Secretum Secretorum»

Трактат «Secretum Secretorum» (или «Тайная книга тайн»), приписываемый Аристотелю, и потому получивший широкое распространение в средневековой Европе, восходит в конечном счете к арабскому оригиналу VIII-IX вв. —  «Книга политического управления, известная под именем тайна тайн». Сочинение представляет собой собрание житейских наставлений по различным вопросам — от политики до алхимии, которые якобы были преподаны Аристотелем его ученику Александру Македонскому. Арабский текст «Secretum Secretorum» известен в двух редакциях — полной и краткой.

Бамбергский сборник повестей об Александре Великом

Cамый ранний из имевшихся в средневековой Европе латинских сборников, посвященных деяниям Александра Великого, сохранился в т.н. Бамбергской рукописи. Она содержит «Повесть о рождении и победах Александра Великого» — перевод с греческого одной из византийских версий Псевдо-Каллисфена, выполненный около 950 г.

Бертельс Е.Э. Роман об Александре и его главные версии на Востоке — М.,Л.: Издательство АН СССР, 1948

В этой небольшой книге Е. Э. Бертельса исследуются восточные "Александрии ". Автор прослеживает историю развития образа Александра Македонского на Востоке от сасанидских текстов до Навои. Е. Э. Бертельс не только указывает на общие линии, но и выявляет особые черты в описании Александра у каждого из авторов.

 

Глава восьмая. История Александра Македонского в средневековой литературе

Поздняя античная литература оставила в наследство средневековому читателю два основных латинских источника, из которых можно было почерпнуть сведения о македонском завоевателе: перевод греческого романа Псевдо-Каллисфена, сделанный Юлием Валерием, и исторический труд Курция Руфа. Первый, включавший в себя множество занимательных приключений и небылиц, конечно, имел более широкое распространение, чем суховатое повествование Курция.

Глава пятая. История Александра Македонского в поздней античной литературе

В предыдущих главах мы имели дело с литературной обработкой подлинных мифов и сказаний, дошедших либо от глубокой древности, либо выросших на почве этих исконных мифических циклов. Но в позднейшую европейскую литературу перешли не только эти чисто мифологические сюжеты, а и ряд других, сложившихся еще в пределах античной литературы в качестве исторических романов или своеобразной «беллетристики». На первом месте стоит история жизни и подвигов Александра Македонского, от его рождения до смерти, причем именно эти два момента привлекали к себе особое внимание повествователей.

Первые памятники

Первый этап развития французского рыцарского романа был коротким и оставил нам не так уж много памятников. Приходится он приблизительно на 50-е годы XII в. Параллельно шла разработка двух тем, точнее двух сюжетных пластов. Оба связаны с переосмыслением истории. История соотносилась с современностью. Современности отыскивались отдаленные истоки. Два персонажа находятся в центре внимания поэтов, как бы соперничая между собой, — Александр Македонский и Артур.

Александр Парижский. Роман об Александре (XII век)

В начале XII в. на основе краткой версии перевода Юлия Валерия Псевдо-Каллисфена и Истории Александра Македонского Курция Руфа, Альбериком де Безансон (по другим источникам — Обери Пизансон, Бриансон) была создана первая крупная поэма Alexandreis на франко-провансальском языке. В этом произведении, написанном 12-сложным стихом с цезурой после шестого слога, именуемым с XV в.

В. Брюсов. Смерть Александра

По изд.: В. Я. Брюсов Зеркало теней. — М.: Скорпион, 1912
Из сборника «Зеркало теней». Опубл.: 1912.

 

Пламя факелов крутится, длится пляска саламандр.
Распростёрт на ложе царском, — скиптр на сердце, — Александр.

То, что было невозможно, он замыслил, он свершил,
Блеск фаланги македонской видел Ганг и видел Нил,

Будет вечно жить в потомстве память славных, страшных дел,
Жить в стихах певцов и в книгах, сын Филиппа, твой удел!

Онесикрит Астипалейский. Отрывки

Онесикрит (360 г. до н. э. — 290 г. до н. э.) — древнегреческий историк и писатель, сопровождавший Александра Македонского в его азиатских походах. Онесикрита часто цитировали более поздние античные авторы, критиковавшие его, однако, за неаккуратность и фальсификацию исторических фактов. Среди его сочинений (сохранившихся лишь в цитатах) — биография Александра Великого «Как воспитывали Александра» и описание его похода в Азию, из которого известны такие эпизоды, как визит к Александру королевы амазонок Фалестрис и беседа Александра с индийскими мудрецами (гимнософистами).

Слово о рахманех и о предивном их житии

Можно сказать без всякого преувеличения, что Александр Македонский был излюбленным героем кирилло-белозерского книгописца [Ефросина]. В свои сборники он включил еще множество материалов посвященных тому же герою. Среди них мы читаем первую редакцию хронографической Александрии (русского перевода Псевдокаллисфена). К этому тексту Ефросин сделал краткую, но очень характерную приписку на полях — он объяснил, кем были, по его мнению, нагомудрецы- рахманы, которых посетил во время своих странствований Александр Македонский.

От Александра Макидонского

Вторая тема, особенно привлекавшая русского книгописца XV в., раскрывается еще одним рассказом об Александре, помещенном в ефросиновских сборниках. Это — сказание «От Александра Макид[онского]» — легенда, до сих пор известная только по болгарскому тексту, опубликованному А. Н. Веселовским. Тема нагомудрецов присутствует и здесь: легенда начинается с упоминания о том, что только нагомудрецы и женское царство не покорились Александру — «нагомудреци бо зрять, еже глаголеться — смотрят, господа на небесех седя на престоле, того ради не предашась Александру царю».

Сказание о дочери Александра Македонского

Рассказ о дочери Александра Македонского, похитившей «живую воду», переписан в 60-х гг. XV в. монахом Кирилло-Белозерского монастыря Ефросином. По своему содержанию он связан со средневековыми романами об Александре — «Хронографической» и «Сербской» «Александриями», переведенными на Руси с греческого. В греческой «Александрии», приписанной современнику Александра Каллисфену («Александрия» Псевдокаллисфена), есть история о поваре, нашедшем «живую воду» и напоившем ею дочь Александра Калу.

Пчела

Византийский сборник изречений, наставлений, коротких рассказов, анекдотов, поговорок, цитат, расположенных по типу и характеру пороков или добродетелей, был составлен в XI в. и получил поэтическое название «Мелисса» («Пчела»). С тем же названием, но не полностью он был переведен на Руси в конце XII в. и до самого XVIII в.

Элиан. Пестрые рассказы

Перевод с древнегреческого, статья. примечания и указатель С. В. Поляковой
По изд.:
Элиан. Пестрые рассказы. Издательство Академии наук СССР, М.-Л.: 1963

 

Книга I

1

Удивительно прожорливы полипы и уничтожают без разбора все. Часто они не удерживаются даже от пожирания себе подобных: чуть только меньший попадется большему и окажется в мощных сетях его щупальцев, так сейчас же становится его пищей.

И.Г. Оршанский. Талмудические сказания об Александре Македонском

Великие люди, знаменующие собой эпохи в истории человечества, оставляют по себе равно глубокие следы как в летописях науки, так и в живой памяти народной. Тем не менее, характер оценки тою и другою значения и деятельности великих людей существенно различен.

О золотой гробнице Александра (из «Наставления клирикам, гл. XXXIII)

Впервые историю о философах, собравшихся вокруг Александра, мы встречаем в сборнике новелл «Наставление клирикам (гл. XXXIII), автором которого был Петр Альфонсин - крещеный испанский еврей, живший в XI-XII веках, во времена короля Альфонса I Арагонского (король выступил в качестве крестного отца новообращенного). Из книги Петра Альфонсина история попала в состав «Римских деяний» (гл. 31 - «О непреклонности смерти» по изд. Gesta Romanorum. Ed. H. Oesterley. Berlin, 1872) и обрела немалую популярность.

Об Александре Великом (из «Римских деяний»)

В конце XIX в. немецкий медиевист Остерлей опубликовал старопечатный текст по утрехтскому и расширенному кельнскому изданиям (Gesta Romanorum / Ed. H. Oesterley. Berlin, 1872) с прибавлением частью печатных, частью сохранившихся в рукописной форме историй, увеличив их количество до 283 номеров.
По изд.: Повесть о рождении и победах Александра Великого. СПб.: Азбука-классика, 2006, перевод Н. Горелова (Gesta Romanorum. Ed. H. Oesterley. Berlin, 1872.)

***

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека

Древнегреческий историк и мифограф Диодор Сицилийский (годы жизни: около 90 — 30 гг. до н. э.) посвятил 30 лет созданию своих исторических сборников (Bibliotheca Historia). «Историческая библиотека» Диодора состояла из 40 книг, разделенных на 3 части:

Квинт Курций Руф. История Александра Македонского

В Res gestae Alexandri Magni римского писателя Курция Руфа соединены особенности историографического и биографического жанров. Сейчас невозможно в точности определить, какими источниками пользовался римский историк при составлении своего труда. Исследователи античной истории считают, что основными источниками заимствований Курция Руфа были произведения Птолемея, Аристобула, Клитарха, Тимагена и ряда авторов-перипатетиков позднего эллинизма.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Александр

Текст приводится по изданию: Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: издательство «Наука», 1994. Издание второе, исправленное и дополненное. Т. II.
Перевод М. Н. Ботвинника и И. А. Перельмутера, обработка перевода для настоящего переиздания — С. С. Аверинцева, переработка комментария — М. Л. Гаспарова.

 

Об Аристотеле

По изд.: Фабльо: Старофранцузские новеллы., М., Художественная литература, 1971
Перевод В. Дынник

Сюжетом для фабльо послужил один из «примеров» епископа Якова де Витри.

Арриан. Поход Александра

Центральное место в творчестве Арриана занимает, несомненно, его "Поход Александра". Это замечательное произведение - лучшее изложение деятельности Александра, которое написано в древности. Уже с чисто внешней стороны мы можем установить, что Арриан пишет под влиянием Ксенофонта. Так же, как Ксенофонт в своем "Походе 10000" рассказывает о походе Кира Младшего1, Арриан шаг за шагом освещает поход Александра.

Александр и десять гимнософистов

Об условиях этого состязания в остроумных вопросах и ответах между Александром и десятью захваченными в плен мудрецами остается только догадываться. Согласно Берлинскому папирусу, любой из индийцев по выбору самого Александра должен был стать третейским судьей в споре. Если Александр сочтет, что он рассудил хорошо, то третейский судья оставался в живых, остальные же девять философов должны были быть преданы смерти. Плутарх рассказывает об этом так (AI. 64).

Наставление Палладия

Оригинальный рассказ Палладия датируется 375 г. и был известен как минимум в двух независимых переводах на латынь. Первый сохранился в Бамбергской рукописи, она также содержит и текст переписки Александра с Диндимом второй редакции. Второй перевод приписывается св. Амвросию и известен под названием под названием De moribus Brachmanorum. Появился он не позднее V в., полный текст известен в четырех рукописях X–XII вв.

Письма Александра Великого

Письма изданы на французском языке в 1836 г. в Королевской типографии в Париже как выдержки из Псевдо-Каллисфена.
В качествен источников указаны греческие рукописи Королевской библиотеки:
D'après les manuscrits grecs de la Bibliothèque du Roi, n° 1685 de l'ancien fonds et 113 du supplément.

Послание индийского царя Фарасмана императору Адриану

О том, к чему приводила географическая путаница, в особенности если к уже существующим рекам добавляется загадочный Бриксон, можно судить по «Посланию индийского царя римскому императору» (в некоторых рукописях вместо Адриана адресатом становится Траян) — одному из самых занимательных произведений раннесредневековой литературы. О времени его создания можно судить исходя из того, что энциклопедист Исидор Севильский (ум. в 636 г.) скорее всего почерпнул из послания некоторые сведения для своей «Книги этимологий».

Откровение Мефодия Патарского

В известном византийском апокалипсисе, так называемом «Откровении Мефодия Патарского», вкратце изложена история мира, разделенная на семь периодов-тысячелетий, начиная от сотворения Адама до конца света. При этом последнему тысячелетию посвящена вся вторая половина текста.

Переписка Александра с Диндимом

Анонимная латинская переписка Александра с Диндимом (Collatio Alexandro cum Dindimo). Древнейшная версия сочинения относится к IV в.1

(Из Бамбергской рукописи. По изд.: Повесть о рождении и победах Александра Великого / Пер. с лат. и ст-фр., сост., вступ. ст. и ком. Н. Горелова. СПб.: Азбука–классика, 2006.)

Страницы