Слово о рахманех и о предивном их житии

Сербская Александрия никак не была случайным для Ефросина памятником. Напротив, мы можем сказать без всякого преувеличения, что Александр Македонский был излюбленным героем кирилло-белозерского книгописца. В свои сборники он включил еще множество материалов посвященных тому же герою. Среди них мы читаем первую редакцию хронографической Александрии (русского перевода Псевдокаллисфена). К этому тексту Ефросин сделал краткую, но очень характерную приписку на полях — он объяснил, кем были, по его мнению, нагомудрецы- рахманы, которых посетил во время своих странствований Александр Македонский. Эти рахманы сильно занимали Ефросина — в своих сборниках он возвращался к ним не менее пяти раз. Помимо сербской и хронографической Александрии о рахманах рассказывалось в сочинении римского писателя IV—V в. н. э. Палладия «О рахманах», служившем обычно дополнением к хронографической Александрии, но у Ефросина помещенном отдельно. Отдельно поместил Ефросин и другой рассказ на ту же тему — «Слово о рахманех и предивном из житии», восходящее к византийской Хронике Георгия Амартола (IX в.), но имеющее у Ефросина совершенно уникальное и чрезвычайно важное по содержанию дополнение, не известное ни по каким другим источникам. 1

ГПБ, Кир.-Бел. 11/1088, лл. 483—485 об.

 

Егда убо дошедшу Александру царю до внутрених индиан, и округ идущи всея земля, Окиан великая река и великы рахманьскы остров вниде, их же чюдное и паче человек Александр виде житие, иже к богу всея твари благочестивую службу их, чюдися зело и дивися муж тех вокровенныя премудрости. На том же месте столп постави и написа сице: «Аз, великы царь Александр, идох даже и доселе». В том бо острове живуть глаголемии макровии, рекше долгожителе, живут бо множайших, до ста и 50 лет, за многую чистоту и благорастворении дождевнем. И в том убо острове по неизреченному божию строению всякы овощь на вся   времена никогда же оскудеваеть, зане бо ту ово цвететь, ово ж растеть и ово обымають. Ту же и велици индисции ореси ражаються и неудобь   сеянная им преугодная воня и магнит камень. Врахмане же язык есть   благочестивей и житие без стязания зело имуще, и наследиа тех от божиа судьбы изследовавшим, и при реце живуть нагим телом всегда бога   хвалят. В них же несть ни четвероногых, ни земледелания, ни железа, ни храмов, ни риз, ни огня, ни злата, ни сребра, ни вино, ни мясоядения, ни соли, ни царя, ни купли, ни продажи, ни свару, ни боя, ни зависти, ни велможь, ни татбы, ни разбоя, ни игр, ни на насыщение текуть, но мокраго и сладкаго дождя и добраго насыщаются и всякиа   болезни и тления кроме суть и мало овоща и сладкия воды приимают и верують искрено к богу и беспрестани молятся. И мужие убо на единой стране Окиана живуть, жены же их обонъпол рекы живуть, глаголемыя Галы, иже течеть в Окиан ко стране Индийстей. Преходят же убо мужие к женам своим месяца июля да август, в них же сущи солнцу к нам и ко встоку ходящу, ибо мокри бывше, тогда движутся на счетание женам. Тако бо глаголють и про Нил-реку, яко не в то время наводнится, но преполовльшися жатве, напаяваеть Египет, яко солнцю всюде зрящу восточны пояс, и инем срищущемся рекам изсякнувшем, сему же далече сущу. Сътворише с женами своими 40 дний и пакы назад бредуть. Жена же пакы два детища родивши и к тому уже не бредеть муж к ней, ни она ко иному не приближится паки веема никако же за многое воздержание. И аще ключится неплодве обрестися и за 5 лет приходящу мужу ея и пребывая с нею, и аще же не родить, к тому не приближается к ней пакы. И того ради есть немногочеловечна страна их, зане мала сладость в них есть глаголемы зуботомитель, звер жь той велик есть, в реце той живы, пребывание. Реку же ону глаголють неудобь преходиму, зане зверь в ней есть глаголемы зуботомитель, звер жь той велик есть, в реце той живы, яко можеть и слона пожрети цела, зане превелик есть зело той зверь и за 40 дни бежить божиим повелениемь. Но и змиеве убо суть велици зело во препустых тех странах, яко лактей 70 в долготу, и толстота велиа и страшна, а скорпиа обретаются лакти в доле, а мравиа пяди в доле, и того ради непроходимы суть пустыя те страны и не живеть в них никто ж страха ради ядовитых зверей. Слонове же ражаются во странах тых мнози и яко же стадници ходят пасущесь сами.

  • 1. Средневековый роман об Александре Македонском в русской литературе XV в. // Александрия: Роман об Александре Македонском по русской рукописи XV в. М.; Л., 1965