Наставление Палладия

«Наставление Палладия о брахманах» появилось в начале III века н.э. Это сочинение приписывалось епископу Палладию, решившему подробно осветить жизнь и быт праведных индийских «нагомудрецов». Как ни странно, средневековые монахи были очень неплохо осведомлены о том, что исповедуют их коллеги на другом краю света. И трактат Палладия сыграл в этом решающую роль: диссертация о брахманах была переведена на латынь (перевод приписывали святому Амвросию Медиоланскому) и включена в состав «Повести о рождении и победах Александра Великого». Кроме того, о брахманах упоминалось в «Откровении Псевдо-Клемента», переложенном на латынь Руфином, – весьма спорном сочинении, оказавшемся одновременно и позднеантичным романом, и книгой весьма еретического содержания, и сводом цитат из произведений раннехристианских авторов. К числу последних принадлежал сирийский писатель Бардезан, который сообщал в «Книге о законах различных народов» следующее: «В пределах Индии обитает огромное множество брахманов, и у них по традиции, идущей от предков, в согласии нравы и законы, так что они не совершают ни человекоубийства, ни прелюбодеяния, не поклоняются статуям, не питаются животной пищей, никогда не напиваются, никогда не совершают ничего дурного, но постоянно живут в страхе перед Богом, хотя прочиеобитатели Индии совершают человекоубийства и прелюбодеяния, поклоняются идолам, напиваются допьяна и поступают достойным осуждения образом. На самом западе Индии расположено царство, где приезжих хватают, а схваченных приносят в жертву и поедают, и никакое благоприятное расположение звезд не заставит их отказаться от подобной предосудительной и гнусной пищи, как и никакие дурные звезды не заставят брахманов совершить какое-нибудь зло». В средневековой латинской книжной традиции «Наставление Палладия» было известно в нескольких редакциях. Для перевода выбрана краткая версия, известная по рукописи X века, созданной на юге Италии (Бамбергский манускрипт, включающий сборник произведений, связанных с легендарными походами Александра Великого)1. Перевод Н. Горелова2.

***

Оригинальный рассказ Палладия датируется 375 г. и был известен как минимум в двух независимых переводах на латынь. Первый сохранился в Бамбергской рукописи, она также содержит и текст переписки Александра с Диндимом второй редакции. Второй перевод приписывается св. Амвросию и известен под названием под названием De moribus Brachmanorum. Появился он не позднее V в., полный текст известен в четырех рукописях X–XII вв.3

***

Твой любящий непрестанное учение и постоянно пламенеющий из любви к мудрости ум вдохновил нас совершить какое-нибудь дело: поведать о том, как живет народ брахманов и какие у них обычаи. Я не видел ни страны их, ни этого народа, ибо весьма удалена их страна не то что от Индии, но от области, которую называют Серикой, однако находится недалеко от реки Ганг. Несколько лет назад вместе с Музеем, епископом Дуленским, я отправился к границам Индии, но не смог там находиться из-за невероятного жара солнца. Ибо оно палило так, что мы видели, как вода закипала в сосудах, наполненных из источников, и я вскоре возвратился в свою землю, ибо не в силах был переносить подобное пекло.

Река, называемая Гангом, и есть та самая, которую Святое Писание именует Фисон, и она одна из четырех рек, текущих из Рая. Об этом говорится в истории Александра, императора Македонского. Хотя Александр рассказывает об обычаях и нравах брахманов, сам он не пересекал Ганга, за которым они обитают, но добрался до области, называемой Серикой, где родится шелк, и там приказал поставить мраморную колонну и написать на ней стих: «Я, Александр, дошел до этих мест».

О брахманах мне известно из рассказа некоего февея-схоластика, который по своей воле решил отправиться к ним. Пожелав узнать о родине индийцев, он отплыл туда с некими достопочтенными людьми и сначала прибыл к дуленам, а потом к сумитарам. В тех местах правит мелкий индийский царек, и упомянутый Февей, пробыв там долгое время, пожелал отправиться на остров под названием Тапробана, где обитают те, кого называют блаженными. Благодаря хорошему климату и Господнему соизволению они живут по сто сорок лет. На этом острове правит великий царь, а остальные цари являются его подданными, и этих царьков оный великий царь называет «префектами», так поведал нам Февей. Но и он узнал об этом от других, ибо до того острова так и не добрался. В Красном море есть еще тысяча других островов, которые платят дань вышеупомянутому острову, и там встречаются камни, притягивающие железо, которые мы называем «магнитами». Так что если к ним приблизится какой-нибудь корабль, сбитый железными гвоздями, они тут же притягивают его к себе и не отпускают. Обитатели этих островов, когда строят корабли, не забивают в них железные гвозди, а только деревянные и на таких судах отправляются на этот остров, где живет великий царь.

На острове Тапробана протекают пять великих рек, так поведал нам Февей, и деревья плодоносят там круглый год. Так что на дереве одна ветка покрыта цветами, на другой ветке плоды еще созревают, а на третьей – уже зрелые. А еще на том острове есть финики, огромные орехи с кожурой, наподобие авеланских. Островитяне питаются плодами и молоком, у них нет ни льна, ни шерсти, одеваются же они только в кожи животных, ибо скот в этой стране не имеет шерсти, только волосы и гриву, молока дает много и хвосты у них толстые. Обитатели этой страны употребляют в пищу мясо коз и овец. От Фиваи-ды же до пределов Индии и Эфиопии люди жить не могут из-за невероятного жара солнца. Февей рассказывал нам, что он видел людей из Индии, прибывших в его страну, чтобы торговать, с которыми и я хотел отправиться на кораблях к границам этого острова и добрался до пределов Бессада, где выращивают перец. Люди, что обитают в этой стране, низкого роста, ни к чему не пригодные и постоянно собирают перец, растущий на деревьях с короткими стволами. Людишки эти малы ростом, головы у них большие, волосы прямые, а у жителей Эфиопии и Индии волосы курчавые. Тот же самый Февей рассказывал, что в этой стране сильные люди велели его схватить. «И принялись порицать меня и обвинять в том, что я посмел проникнуть в их страну и вступить на их землю. Я же сладостными словами хотел объяснить это и защититься, дабы избавить себя от их рук, однако ни они не понимали меня, ни я их, ибо не знал языка, так что мы объяснялись одними взглядами. Я догадался, что люди эти разгневаны, ибо смотрели на меня, угрожающе вращая глазами. Они понимали, что говорю я со страхом и трепетом, но не выказали мне никакого милосердия, но тут же схватили меня и заставили шесть лет служить на мукомольне-хлебопекарне. А у их царя во всем дворце не сыскать более одного модия зерна. Через шесть лет я начал понемногу говорить на их языке и понимать их речь. А из плена своего я вот как избавился. У [одного] царя была распря с [пленившим меня] царем, и он обвинил его перед тем самым великим царем, который живет на острове Тапробана, в том, что тот схватил благородного человека и римлянина и заставил его работать на мукомольне-хлебопекарне. Когда великому царю стало об этом известно, он послал одного из своих приближенных узнать, правда ли это. Когда тот прибыл и увидел меня, находившегося в подобном услужении, сразу же сообщил обо всем царю. А когда царь услышал такое, то повелел с этого царька, который отдал меня в рабство, заживо снять кожу, ибо он посмел отдать в рабство римского гражданина. Они говорят, что следует почитать и опасаться римского императора, который может лишить их царства».

Этот самый Февей поведал нам о народе брахманов, которые не по своей воле отринули блага этого мира, но по Божьему повелению. Живут они, нагие, на берегу упомянутой выше реки. У них нет ни скота, ни плодов земли, ни оружия из железа. Климат там весьма умеренный. Они день и ночь поклоняются Богу, хотя ни познать его в полной мере, ни определить его божественность не могут, брахманы непрестанно молятся и во время молитвы обращают лицо не на восток, а вверх к небу. Питаются всем, что только смогут найти: и листьями деревьев, и лесной зеленью (дикими овощами), всевозможным скотом. У них растет некое дерево, которое называется акантом. Есть там и другие деревья, мне неизвестные, плоды которых они употребляют в пищу. Мужчины обитают по ту сторону реки Ганг, рядом с морем Океаном. Женщины же обитают по эту сторону, рядом с областями Индии. Каждый год в июле и августе их мужья переправляются к ним через реку. Эти месяцы в той земле холодные, ибо солнце добирается к нам, а у них наступает умеренное время года, которое они считают наилучшим для оплодотворения своих жен. Проведя со своими женами сорок дней, они сразу возвращаются к себе. После того как жена дважды зачала и родила сначала одного ребенка, а потом другого, муж ее к ней больше не ездит и не сходится с нею. Если же чья-либо жена окажется бесплодной, а он сходится с нею на протяжении пятнадцати лет, и если за этот срок она не забеременеет, он оставляет ее. Немногочислен народ брахманов. Вот какова их жизнь и обычаи.

Переправляются же они через вышеупомянутую реку с великим страхом, ибо утверждают, что в ней обитает животное такой величины, что может проглотить слона. Однако во время переправы брахманов оно не появляется. Обитают там и огромные драконы, длиною в шестьдесят локтей, так что и я видел одну шкуру, длина которой была два фута. Там живут муравьи величиной с человеческую руку и скорпионы величиной в локоть, и из-за этих зверей брахманы опасаются переплывать реку. Однако эти звери встречаются не везде, а только там, где люди немногочисленны. Утверждают, что в тех землях водятся слоны.

Об этом повествует история Адриана, ученика Эпиктета, которую я читал. И тебе в этом письме советую. Он, будучи рабского происхождения, благодаря своей великой мудрости достиг великого почета во времена императора Нерона, повелевшего распять Петра и обезглавить Павла.