Мифография

В науке об античности мифография понимается  как отрасль литературного труда, вторичная по отношению к художественной интерпретации мифов1.

Как известно, слово мифограф обозначает по своему составу всего-навсего «пишущий (излагающий) мифы», и в этом смысле оно может быть применено едва ли не к большинству античных авторов, от Гомера (VIII в. до н. э.) до христианского епископа Нонна, сочинившего в 5 в. н. э. огромную эпическую поэму в 48 книгах о боге Дионисе, чуть не в полтора раза превышающую по объему «Илиаду». Между этими двумя именами разместятся многие десятки древнегреческих и римских поэтов и прозаиков, которые в разной степени и с разными целями обращались к неисчерпаемому фонду античных мифов — космогонических (о происхождении мира и смене времен года), теогонических (о рождении и деяниях богов), героических (о походе семерых на Фивы и войне под Троей), сказочных (о путешествии аргонавтов и скитаниях Одиссея), объясняющих происхождение семейных отношений (о Данаидах, об Эдипе) и причины превращения людей в звезды и камни, в животных и растения (об Андромеде и Ниобе, Арахне и Дафне). Конечно, каждое последующее поколение писателей использовало в изложении мифов опыт своих предшественников, принимая его или отвергая, но каждый автор все же всякий раз по-своему творил миф.

Мифография же представляет собой особый литературный жанр: к нему не относятся ни поэмы и трагедии, сюжет которых строится на мифе, ни лирические стихотворения, описывающие подвиги мифических героев в качестве примера страстной любви или героического самопожертвования, ни речи, обращающиеся к мифу как к неоспоримому доводу в своих доказательствах. Это простое изложение мифов, уже получивших воплощение в художественных произведениях, иногда оспаривающее или объясняющее их, но не претендующее на собственное творческое их осмысление. 

Может показаться парадоксальным, что первый сохранившийся до наших времен труд по мифографии содержит не изложение мифов, а их опровержение: мы имеем в виду сочинение некоего Палефата, вероятно, принадлежавшего к школе Аристотеля и написавшего в IV в. до н. э. трактат «О невероятном». До нас тот труд дошел в сильно сокращенном виде (первоначальные 5 книг были сведены в одну), но характер его совершенно ясен: то была попытка рационалистического толкования мифов, в погоне за которым иногда предлагались объяснения не менее невероятные, чем сам миф2. Произведение Палефата было не первым образцом критики мифа (истоки ее уходят по меньшей мере за полтора столетия до его появления) и, тем более, далеко не последним. Рационалистическое и аллегорическое толкование мифа сопровождает всю античность, переходит из нее в Средние века и раннее Возрождение.

Однако свою основную задачу античная мифография видела все же в изложении мифа, и для того было достаточно вполне практических оснований.

К концу IV в. до н. э. миф утратил в глазах читателей свое художественное обаяние. Между тем, содержанием всей древнегреческой классики, и, в первую очередь, гомеровских поэм и трагедий знаменитых драматургов V в. , служили мифы, и не знать их было совершенно невозможно, поскольку классическое наследие являлось обязательной составной частью школьного образования. И вот, с начала эпохи эллинизма (рубеж IV—III в. до н. э.) в качестве вспомогательных средств, облегчающих доступ к Гомеру и Еврипиду, появляются всякого рода словари и комментарии, изложения и пересказы, которые отчасти дошли и до нас3, но в огромной своей массе получили отражение в компиляциях более позднего времени, возникших уже на исходе Римской республики и во времена Римской империи, а то и после ее падения, т. е. от I в. до н. э. вплоть до V—VI вв. н. э.

По своему характеру продукция античных мифографов не является однотипной.

В ней представлены труды систематизирующего характера, как, например, греческая «Мифологическая библиотека», известная под именем Аполлодора (она датируется, скорее всего, II в. н. э.)4, или относящиеся к тому же II в. латинские «Мифы» («Рассказы»), которые восходят к какому-то греческому источнику и дошли до нас в сильно переработанном виде под именем столь же загадочного Гигина, но в своей первоначальной редакции отличались, по всей видимости, достаточно строгой организацией материала5.

Наряду с этим существовали компендии более узкого назначения. К ним относится небольшое собрание историй о «Любовных страстях», составленное в середине I в. до н. э. ученым греческим поэтом Парфением в качестве источника сюжетов для элегий римского поэта Корнелия Галла и, следовательно, не рассчитанное на широкую публику. Однако адресат Парфения, впавший в немилость у императора Августа и покончивший жизнь самоубийством, вероятно, не успел воспользоваться услугой своего друга, а свод Парфения, сохранившийся всего лишь в одной средневековой рукописи, донес до нас содержание 36 историй о любовных страстях, извлеченных им из произведений различных авторов6. Другое собрание мифов, ограниченных тематикой превращений людей в птиц, растения, камни и т. п., сохранилось в той же рукописи вместе с «Любовными страстями» Парфения под именем некоего Антонина Либерала (II в. н. э.)7. Ко II в. н. э. относится и «Астрономия» столь же загадочного Гигина, как и автор упомянутого выше сборника; для нас она интересна тем, что во 2-ой ее книге собраны мифы, объясняющие, кто и почему превратился в небесные созвездия8.

Труднее поддаются систематизации еще два мифографических сборника, написанные несколько раньше и известные нам по пересказу византийского патриарха Фотия (IX в.), который оставил после себя сочинение под названием «Библиотека» с описанием прочитанных им книг. Это — «Рассказы» Конона и «Необычная история» Птолемея Гефестиона. Если первый в известной мере примыкает к традиционной мифографии, то второй наполняет свой труд совершенно вымышленными историями и ссылается на никогда не существовавшие источники, придавая своему опусу абсолютно фантастический характер.

Отнюдь не во всем согласуется с общепринятым изложением мифа и фиктивный «Дневник Троянской войны», известный под именем Диктиса9, который якобы находился под Троей среди соратников критского царя Идоменея. Написан «Дневник», судя по всему, через два столетия после «Мифов» Гигина и также имел греческий прототип.

Завершается этот перечень двумя именами. Первое — фригиец Дарет, персонаж столь же вымышленный, как и Диктис. С его именем связано небольшое сочинение на латинском языке «О разорении Трои»10, в котором традиционная история Троянской войны поставлена с ног на голову: во всех ее бедах виноваты-де не троянцы, а греки. Другое имя — вполне реально существовавший латинский писатель из Северной Африки Фабий Планциад Фульгенций, собравший полсотни рассказов в трех книгах под общим названием «Мифология»11. Несмотря на многообещающее заглавие, Фульгенций не столько излагает мифы, сколько пытается их аллегорически истолковать, чтобы примирить их языческое греческое содержание с христианским мировоззрением. Произведение Дарета датируют началом VI в.; Фульгенций жил примерно с 467 по 532 г., — таким образом, мы оказываемся уже в пределах Средневековья, когда был состав­лен Пер­вый Вати­кан­ский мифо­граф.

Примыкая по содержанию к сочинениям своих античных предшественников, этот труд в ряде отношений существенно от них отличается. Во-первых, он значительно отдален во времени даже от самых поздних образцов античной мифографии — предположительно, он появился не ранее последней четверти IX в. С другой стороны, материал Первого мифографа использовал Второй мифограф, который уже был известен в 1070-х гг. Таким образом, верхней границей для двух первых мифографов является, условно говоря, 1075 г. Вместе с Первым и Вторым мифографами, найденными на рубеже 30-х гг. прошлого века в Ватиканской библиотеке, там же был обнаружен и Третий мифограф, чье авторство обычно приписывается Альберику, канонику лондонского собора Св. Павла, жившему в XII в. С Третьим же мифографом, вероятно, по одной из рукописей, хранящейся до сих пор все в той же Ватиканской библиотеке, были знакомы ранние представители итальянского Ренессанса, в том числе — Боккаччо, который посвятил последние 25 лет своей жизни сочинению, расширению и переработке внушительного трактата «Родословная богов» (1350—1375). Так античная мифография через средневековых посредников перешла во владение западноевропейских гуманистов.12

  • 1. Прискорбно, что автор весьма дельной статьи о типологии античной мифографии не проводит того различия между такими авторами, как Каллимах и Овидий, с одной стороны, и Истр и Аполлодор, — с другой (Гусейнов Г. Ч. Типология античной мифографии. // Античная поэтика. М., с. 240, 245 сл.) Первые хоть и гордились своей ученостью, не забывали о чисто художественных задачах, вторые вовсе их перед собой не ставили.
  • 2. Палефат. О невероятном. Вестник древней истории (ВДИ) 1988. № 3 и 4. Там же, 1992. № 3, — сочинения его последователей, сохранившиеся под именем некоего Гераклита и под названием Ватиканский аноним.
  • 3. Так, например, выявляются контуры словаря, условно названного исследователями «Гомеровский мифограф», отрывки из которого в течение всего XX в. постепенно накапливаются благодаря папирологическим публикациям. См.: Montanari F. The Mythographus Homericus. // Greek Literary Theory after Aristotle. Amsterdam, 1995. P. 135—172; The Oxyrhynchus Papyri. LXI, 1995, № 4096. См. также посвященные той и другим публикациям статьи В. Люппе в: Analecta papyrologica, VII, 1995, 15—18; Prometheus, XXII, 1996, 97—100; Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik. B. 112, 1996, S. 25—28, 29—33; ib. 116, 1997, 13—18; Würzb. Jahrb. f. Altert., 21, 1996/97, 153—159; APF 43, 1997, 1—6.
  • 4. Apollodorus. The Library… by sir J. G. Frazer. 2 vol. L.—Cambr., Mass., 1921 (с многочислен. перепечатками); Mythographi Graeci. Vol. I. Apollodori bibliotheca… Ed. R. Wagner. 2. ed. Lpz., 1926 (repr. 1996); Аполлодор. Мифологическая библиотека. М., 1972, 1993. Можно назвать здесь также два английских перевода с примечаниями, в которых прослеживается мифологическая традиция в произведениях античной литературы: Apollodorus. The Library of Greek Mythology, translated… by K. Aldrich. Lawrence (Kansas), 1975; Gods and Heroes of the Greeks: the Library of Apollodorus, translated… by M. Simpson, Amherst, 1976.
  • 5. Hygini fabulae. Ed. P. K. Marshall. Lpz., 1993; Hygin. Fables. Texte établi et traduit par J.-Y. Boriaud. P., 1997; Гигин. Мифы. Изд. «Алетейя». СПб., 1997.
  • 6. См. ВДИ 1992. № 1 и 2.
  • 7. См. ВДИ 1997. № 3 и 4.
  • 8. Гигин. Астрономия. «Алетейя», СПб., 1996.
  • 9. Dictys Cretensis ephemeridos belli Troiani libri. Ed. W. Eisenhut. Ed. 2. Lpz., 1973 (repr. 1994). (Рус. пер.: Диктис Критский, Дневник Троянской войны. ВДИ, № 1—4 за 2002 г., № 4 за 2003 г.).
  • 10. Daretis Phrygii de excidio Troiae historiae. Ed. F. Meister. Lpz., 1873 (repr. 1991); Дарет Фригийский. История о разрушении Трои. «Алетейя», СПб., 1997.
  • 11. Fabii Planciadis Fulgentii opera. Ed. R. Helm. Lpz., 1898. См.: Гусейнов Г. Истолкование мифологии на рубеже античности и Средневековья: из книги латинского грамматика V—VI в. В кн.: Античность как тип культуры. М., 1988. С. 325—333.
  • 12. Ярхо В. Н. Первый Ватиканский мифограф // «Первый Ватиканский мифограф». Издательство «Алетейя», Санкт-Петербург, 2000

Птолемей Хенн (Гефестион). Новая история

По изд.: Латышев В. В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе // Вестник древней истории. — 1947. — №№ 1—4; 1948. — №№ 1—4; 1949. — №№ 1—4.

ПТОЛЕМЕЙ, СЫН ГЕФЕСТИОНА

Конон. «Рассказы»

По изд.: Латышев В. В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе // Вестник древней истории. — 1947. — №№ 1—4; 1948. — №№ 1—4; 1949. — №№ 1—4.

КОНОН. «РАССКАЗЫ»
(ΔΙΗΓΗΣΕΙΣ)

Автор жил во времена Юлия Цезаря и Августа. Его мифические рассказы, в числе 50, известны только из извлечения Фотия («Biblioth.», cod. 186). Текст: ΜΥΘΟΓΡΑΦΟΙ. Scriptores poeticae historiae Graeci, ed Ant. Westermann, Brunswigae, 1843, стр. 124—151.

Гераклит. О невероятном

По изд.: "Вестник древней истории". 1992 г. №3.
Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В.Н. Ярхо.

 

В современных изданиях античных мифографов наряду с сочинениями Палефата (см. ВДИ. 1988. № 3. С. 216—237; № 4. С. 219—233) печатаются еще два, более кратких трактата, посвященных критике традиционных мифов.

Ватиканский аноним. О невероятном

По изд.: "Вестник древней истории". 1992 г. №3.
Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В.Н. Ярхо.

В современных изданиях античных мифографов наряду с сочинениями Палефата (см. ВДИ. 1988. № 3. С. 216—237; № 4. С. 219—233) печатаются еще два, более кратких трактата, посвященных критике традиционных мифов.

Антонин Либерал. Метаморфозы

По изд.: "Вестник древней истории". 1997 г. №3 и №4.
Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В.Н. Ярхо.

Парфений. О любовных страстях

Текст приводится по изданию: «Вестник древней истории». 1992 г. № 1 и № 2.
Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо.
Стихотворные переводы (кроме фр. 30) М. Л. Гаспарова.

Палефат. О невероятном

Текст приводится по изданию: "Вестник древней истории". 1988 г. №3 и №4.
Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В.Н. Ярхо.

Гигин. Мифы

Перевод с латинского, комментарий Д. О. Торшилова под общей редакцией А. А. Тахо-Годи.

 

Первый ватиканский мифограф

По изд.: «Первый Ватиканский мифограф». Издательство «Алетейя», Санкт-Петербург, 2000
Перевод с латинского языка, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо

 

Фульгенций. Мифологии

Фабий Планциад Фульгенций (Fabius Planciades Fulgentius), или Фульгенций Мифограф — писатель, историк, грамматик второй половины V — первой трети VI века, писавший на латинском языке. 

Детали биографии Фульгенция неизвестны. Большая часть его жизни и творчества прошла в северной Африке, находившейся тогда под властью вандальских королей. Расцвет его творчества относят к первой трети VI века, до завоевания Вандальского королевства Византией. В эпоху Каролингов Фульгенций достиг пика популярности (большинство рукописей датируется IX в.).

Глава шестая. Использование античных мифов в раннем средневековье

В первой части настоящей работы по мере возможности показано, насколько свободным было отношение античных писателей уже в классическую эпоху даже к тем главнейшим мифологическим циклам, которые нередко представляются нам вполне стабилизированными, как много изменений внесла в привычные для нас версии мифов поздняя античная литература и какие новые лица, включаясь в действие приобрели едва ли не большее значение, чем общеизвестные герои.

Из «Библиотеки» Аполлодора

Изложение мифологических сюжетов т.н. «Фиванского цикла» по «Библиотеке» Аполлодора (Книга III).
По изд.: Аполлодор. Мифологическая библиотека. Ленинград, Издательство «Наука», Ленинградское отделение, 1972.
Перевод и примечания В. Г. Боруховича.

 

[Похищение Европы]

Овидий. Метаморфозы

Перевод С. Шервинского
Примечания Ф. Петровского

Книга первая

Вступление (1 — 4) — Хаос (5 — 20) — Возникновение мира (21 — 88) — Золотой век (89 — 112) — Смена веков (ИЗ — 162) — Совет богов (163 — 208) — Ликаон (209 — 243) — Девкалион и Пирра (244 — 415) — Возникновение животных; Пифон (415 — 451) — Дафна (452 — 567) — Ио (568 — 667) — Apr; Пан и Сиринга (668 — 723) — Ио (724 — 747) — Фаэтон (748 — 779)

Книга вторая