Кристоф Мартин Виланд. Оберон (Перевод В. А. Жуковского)

По изд.: Немецкая поэзия в переводах В.А. Жуковского — М.: Изд-во «Радуга», 2000

Виланд принадлежит к числу самых образованных и плодовитых (уже в 12 лет он писал поэмы на латинском языке по 600 и более строк и всю жизнь писал почти беспрерывно) немецких писателей XVIII века. После недолгой профессуры в Эрфурте он в 1772 г. перебрался в Веймар по приглашению вдовствующей герцогини Анны Амалии (на должность воспитателя наследного, принца Карла Августа - с хорошим окладом и пожизненной пенсией) и немало способствовал превращению крохотного Веймара (в конце XVIII в. он насчитывал 6000 жителей) во всемирно известный центр культуры. Представляя идеологически умеренное течение Просвещения, Виланд обладал острым чувством реальности и незаурядным писательским талантом, соединявшим ясность мысли и размах фантазии (впоследствии Ф. Ницше утверждал, что Виланд «писал по-немецки лучше, чем кто-либо другой»). Новаторство Виланда в истории немецкого романа (прозаического и стихотворного) схоже с ролью Клопштока в поэзии и Лессинга в драме. Его европейская слава началась с «Истории Агатона» (1766-1767), укрепилась стихотворным эпосом «Оберон» (1780) и романом «История абдеритов» (1781). Неполное прижизненное собрание сочинений составило 42 тома, затем количество томов поднялось до 100, но полного критического издания сочинений Виланда до сих пор не существует. О популярности его свидетельствует в том числе то, что в 1808 г. он получил специальные подарки и награды от Наполеона и от Александра I. На русский язык Виланда многократно переводили уже в XVIII в. В составе библиотеки Жуковского до нас дошли 43 книги лейпцигского издания Виланда, «сохранивших многочисленные пометки и надписи Жуковского-читателя и переводчика», как пишет Н.Б. Реморова, наиболее внимательно изучившая эти пометки и надписи (см.: Реморова Н.Б. Жуковский - читатель и переводчик Виланда (БЖ, II, с. 337-417)). Наиболее интенсивно Жуковский читал Виланда в 1805-1808 гг.; затем - в 1811 г.

Виланд писал Oberon. Ein romantisches Heldengedicht in zwölf Gesängen с ноября 1778 г. по конец февраля 1780 г. Роман в стихах (7304 стиха, поделенные на 12 песен, состоящих из неравного количества октав) сразу же вызвал восторженные отзывы Гёте, Лессинга, молодого Шиллера и многих других выдающихся современников. В своем романе Виланд пытается оживить традицию «Неистового Роланда» Ариосто, введя ее в контекст «галантной» поэзии рококо; легендарно-сказочный сюжет из эпохи Карла Великого он расцвечивает всеми красками иронической игры фантазии, где самоценность приобретает уже не столько сюжет, сколько именно изощренная фантазия, связанная, однако, строгой и искусной формой, рационально уравновешивающей буйство воображения и ироническую дистанцию автора. Жуковский зачитывался «Обероном», многие места знал наизусть, цитировал их в письмах, еще осенью 1839 г. собирался вместе с поэтом И.И. Козловым заново перечитать роман; он неоднократно принимался подсчитывать, сколько времени у него может занять перевод всего текста. Но в итоге он 5-11 декабря 1811 г. перевел 11 строф начала первой песни. Основная трудность была, конечно, не формального, но содержательного характера; Виланд, по существу, ведет эстетическую игру ради самой этой игры: излагая свой сюжет, он на каждом шагу подсмеивается или даже издевается над сюжетом и над героями. Жуковского, который в это время искал форму для героического национального эпоса, «несерьезный», чересчур артистический стиль и тон Виланда в конечном итоге не устраивал.

Текст перевода Жуковского в настоящее время опубликован уже четырежды в специальных изданиях: 1) Бычков, с. 57 (8 строф); 2) Eichstädt H. Zukovskij und Wieland // «Die Welt der Slaven», 1967, H. 3. S. 247-266 (10 строф, но с неточностями в расшифровке рукописи); 3) БЖ, И, 1984, с. 354-355 (10 строф по заново прочтенной рукописи опубликовала Н. Б. Реморова в составе обширной статьи «Жуковский - читатель и переводчик Виланда»); 4) В составе книги: Реморова Н.Б. Жуковский и немецкие просветители. Томск, 1989. Ни в одно издание Жуковского перевод «Оберона» пока не попал. Мы воспроизводим публикацию Н.Б. Реморовой.

 

1

Где Гипогриф? Лечу в страну чудес!
Какой восторг в душе моей играет?
Кто пелену сорвал с моих очес?
Кто древних лет мне сумрак отверзает?
Тебя ли зрю в толпе врагов, Гион?
Рази! Рази! рыкает гнев султана!
И копий лес шумит со всех сторон!
Враги ревут, как волны океана!

2

Но заиграл внезапно дивный рог!
О чудеса! Все пляшет, все кружится,
И прыгать им, пока достанет ног!..
Но паладин, что медлишь? Время мчится!
Валы шумят под кораблем твоим,
Попутный ветр играет парусами!
Скорей, скорей с возлюбленною в Рим!
Ваш Оберон, хранитель ваш над вами!

3

Плывут! Счастливый путь! Но добрый паладин,
Плод заповеданный! Страшися искушенья!
Авзония близка; еще два дни терпенья -
И вы на берегу!.. Ах, где ты, Шеразмин?
Спаси бессмысленных. Спаси их!.. Нет спасенья!
И гром на небесах и буря средь валов!
Они не чувствуют ни бури, ни громов!..
О горький плод любви! Все жертвою мгновенья!

4

Какую пропасть зол любовь открыла вам!
Разгневан Оберон! На все готовьтесь муки!
Уже! рука с рукой несутся по валам!
И то блаженство им, что нет для них разлуки!
Что вместе, с грудью грудь, погибель им узреть!
Напрасно! Грозный дух обрек их на страданье!
Увы! последнее погибло упованье,
Последняя в бедах надежда умереть!

5

По брегу дикому без сна, полунагие
Скитаются они, спасенные для мук!
Постеля им утес и жестких ветвей пук;
Их пища горький лист или плоды гнилые,
Кой-где меж мхов растущи на песке.
Где помощь! ни ладьи не видно в тихом море,
Ни дым обительный не вьется вдалеке!
Природа, случай, рок на казнь их в заговоре.

6

И мстящий гнев еще не утолен;
И не дошло до меры испытанье;
Их трудный путь любовью озарен;
Страдать вдвоем не есть еще страданье!
Но розно быть, как в ночь, под ревом туч,
Два дружных корабля грозою разлученны;
И угасить последний, слабый луч,
В тайнейшем уголку надежды сохраненный -

7

Вот мука выше мер!.. Отринешь ли их стон,
О ты, их прежний друг! Будь тронут их мольбами!
Вотще! Его глаза блестят еще слезами!
Спасенья нет, когда рыдает Оберон!
Но Муза, укроти на время исступленье.
За тридевять земель восторг тебя замчал,
Давно твой слушатель, наскучив, задремал!
Загадка для него чудес твоих виденье.

8

Зачем кричать: я вижу то и то,
Чего с тобой не видит здесь никто?
Скажи простым, для всех понятным тоном,
Что, где, когда случилося с Гионом.
Смотри - блестит в камине огонек;
Твои друзья стеснилися в кружок;
Желание написано на лицах!..
Рассказывай нам были в небылицах!

9

Известно вам, друзья, что рыцарь наш Гион
Великим Карлом был отправлен в Вавилон
За делом, гибельным и в славный век ренодов.
Теперь мы не найдем подобных сумасбродов.
Как верный церкви сын, Гион заехал в Рим,
Дабы принять в грехах от папы разрешенье...
«Гряди! и будь твоим желаньям исполненье.
Но прежде поклонись, мой друг, местам святым!» -

10

Сказал отец Леон. И паладин смиренный,
С молитвой приложась к ноге его священной,
Идет отважно в путь. Жесток был Карлов суд;
Но с помощью святых какой опасен труд?
И вот уже Гион наш в Газе; вот с клюкою,
С котомкой, с четками, под рясой власяною
Идет он в Вифлеем, идет в Ерусалим
И поклоняется, в слезах, местам святым.