Дмитриев Иван Иванович

Иван Иванович Дмитриев родился в 1760 году в семье симбирского помещика. На восьмом году он был отдан в пансион сначала в Казань, а затем в Симбирск. Однако после пугачевского восстания родители его перебрались в Москву, а четырнадцатилетнего подростка отправили в Петербург, где он в силу «стесненных обстоятельств» должен был поступить рядовым в Семеновский полк, в который был записан с малолетства. Пробыв несколько месяцев в полковой школе, он в течение ряда лет служил унтер-офицером, затем офицером.

Писать стихи Дмитриев начал будучи сержантом Семеновского полка, напечатав свое первое стихотворение («Надпись к портрету Кантемира») еще в 1777 году. Но подлинную литературную известность бн заслужил в 1791—1792 годах стихотворениями, опубликованными в «Московском Журнале» Карамзина. Уйдя в 1796 году с военной службы в чине полковника, Дмитриев был назначен товарищем министра департамента уделов и обер-прокурором Сената в третий департамент, ведавший дрлами Польши, Финляндии и Прибалтики. В 1799 году Дмитриев вышел в отставку и переселился в Москву. В 1806 году он назначен сенатором, и ему была поручена ревизия ряда губерний. В 1810 году Дмитриев был назначен министром юстиции. В 1814 году Дмитриев снова ушел в отставку и последние годы своей жизни доживал на покое в Москве, где и умер глубоким стариком в 1837 году.

В 1790 году Дмитриев познакомился с Державиным и с кругом писателей, группировавшихся вокруг него (Богдановичем, Львовым и др.). По словам самого Дмитриева, с этим знакомством ему «открылся путь и к Парнасу». Литературная деятельность Дмитриева тесно связана с именем Карамзина. Помимо близких личных отношений, Дмитриева связывала с Карамзиным общность литературной позиции и творческих принципов, шедших в русле сентиментализма. В 1795 году, вслед за изданием книги Карамзина «Мои безделки», Дмитриев выпускает сборник своих стихотворений «И мои безделки», подчеркивая тем самым свою литературную ориентацию на Карамзина. В 1796 году Дмитриев издает небольшую книжечку своих басен, доставивших ему, наряду с сатирическими сказками, литературную известность. В 1803—1805 годах выходит издание «Сочинений и переводов» И. И. Дмитриева, упрочившее его положение как одного из первых русских поэтов тех лет.

Литературная деятельность Дмитриева фактически закончилась 1810 годом, когда вышло третье, «исправленное и умноженное» издание его басен. Изданием «Сочинений и переводов» в трех частях в 1823 году он подвел итог своей литературной деятельности.

Басни И. И. Дмитриева печатались в журналах начиная с середины 90-х годов XVIII века. Ряд басен, вошел уже в первую книгу его стихотворений «И мои безделки» (М., 1795), затем басни Дмитриевым включались в каждое новое издание своих сочинений. (И. И. Дмитриев, Сочинения и переводы, ч. I—III. М., 1803— 1805; «Басни Ивана Дмитриева», изд. 3-е, исправленное и умноженное, СПб., 1810; Сочинения, ч. I—III, М., 1818; Стихотворения, ч. I—II, СПб., 1823, и др.). Здесь басни помещены в последовательности отдельного издания басен 1810 года («Басни Ивана Дмитриева», изд. 3-е, 1810).1

 

 

  • 1. Русская басня XVIII—XIX века — Л.: Советский писатель, 1949

И. И. Дмитриев. Басни

По изд.: И. И. Дмитриев. Сочинения — М.: Правда, 1986
Дополнения по: Дмитриев И. И. Стихотворения: К лире — М.: Сов. Россия, 1987

И. И. Дмитриев. Сказки

По изд.: И. И. Дмитриев. Сочинения — М.: Правда, 1986
Дополнения по: Дмитриев И. И. Стихотворения: К лире — М.: Сов. Россия, 1987

Сказка в русской поэзии второй половины XVIII - первой трети XIX в. (во Франции XVIII в.: conte) - это небольшая стихотворная новелла с забавным и (или) поучительным сюжетом, чем была близка басне. У Дмитриева некоторые сказки первоначально назывались баснями и наоборот. В настоящем издании тексты определены в разделы в соответствии с изданием 1823 г.

И. И. Дмитриев: Филемон и Бавкида. Вольный перевод из Лафонтена

Ни злато, ни чины ко счастью не ведут:
Что в них, когда со мной заботы век живут?
Когда дух зависти, несчастным овладея,
Терзает грудь его, как вран у Промефея?
Ах, это сущий ад! Где ж счастье наконец?
В укромной хижине: живущий в ней мудрец
Укрыт от гроз и бурь, спокоен, духом волен,
Не алча лишнего, и тем, что есть, доволен;
Захочет ли за луг, за тень своих лесов
Тень только счастия купить временщиков?
Нет! суетный их блеск его не обольщает:
Он ясно на челе страдальцев сих читает,