Ламия

Ламия известна прежде всего как персонаж древнегреческой мифологии — дочь Посейдона и одна из многочисленных возлюбленных Зевса. О ней упоминают, в частности, древнегреческий поэт архаической эпохи Евмел из Коринфа (VIII в. до н.э.), Аристофан (V-IV вв. до н.э.), Плутарх (I-II в. н.э.), римляне Луцилий (II в. до н. э.) и Гораций (I в. до н.э.). Более развернутые рассказы о Ламии есть у Диодора Сицилийского (I в. до н.э.) и более поздних мифографов: в трактате «Опровержение или исцеление от мифов, переданных вопреки природе» (I в. н.э.) и в «Метаморфозах» Антонина Либерала (II—III век н. э.). К сожалению, не сохранилась пьеса Еврипида «Ламия», о которой упоминает Лактанций и, возможно, Диодор Сицилийский (см. ниже). В поздней античности и средневековье «ламии» рассматриваются как демонические существа, вампиры, призраки и даже редкие животные, а в Новое время — еще и как одно из воплощений архетипического образа «женщины-змеи» (см. также Мелюзина).

* * *

Евмел из Коринфа (VIII в. до н.э.) указывает на божественное происхождение Ламии:

...во коем родитель Ламии, матери милой моей, Посейдон...1 (Евмел из Коринфа, «Коринфские сказания» («Коринфиака»), из речи сивиллы Герофилы)

У Аристофана (V-IV вв. до н.э.) в пьесах «Осы» и «Мир» в одном и том же контексте упоминаются «немытые тестикулы Ламии», что делает её пол неоднозначным.2:

...Он вонюч, как тюлень, сзади - точно верблюд, как у Ламии, грязные яйца. (Осы, 1035, перевод Н. И. Корнилова 1900 г. изд.)

В т. ч. на этой строчке Аристофана основано, например, изображение Ламии в «Истории четвероногих животных»  Эдварда Топселла (1607 г.).

В схолиях к «Осам» Аристофана кратко пересказано самое раннее из сохранившихся изложение истории Ламии — в историческом сочинении Дуриса Самосского (IV-III вв. до н.э.):

Дурис [Самосский] во второй книге «Ливики» пишет, что была прекрасная женщина Ламия, и когда с ней сошелся Зевс, Гера из ревности погубила ее дитя от него, поэтому от горя та стала безобразной и, похищая детей у других, убивала.3

Аристотель (IV в. до н.э.) в «Никомаховой этике» (VII, 5) упоминает о некоем  «существе женского пола», «о котором рассказывают, что оно, взрезав беременных, пожирает детей», что один из комментаторов считает ссылкой на ламию, впрочем, описывая ее как скифку из черноморского региона.4

Раннехристианский церковный писатель Лактанций приводит фрагмент из римского сатирика Луцилия (II в. до н. э.)5, в котором речь идет не о Ламии, а о «ламиях»:

Ламий ужасных, каких Помпилии Нумы6 и Фавны
Установили на страх, трепещет он как всемогущих.
Точно ребята, что все живыми считают статуи
Медные, чтя за людей, - так эти во бред сновидений
Верят и сердцем живым наделяют идолов медных.
Всё это - выдумки, вздор, галерея картинная только.7

Гораций (I в. до н.э.) пишет о поедающей детей Ламии, как о чем-то общеизвестном:

...нельзя же живого вынуть из чрева ребенка, которого Ламия съела. (Гораций. Наука поэзии, 340)8

Диодор Сицилийский (I век до н.э.) излагает альтернативную, более реалистичную, чем у Дуриса, историю Ламии, и даже дает вполне практическое толкование также, видимо, общеизвестной способности Ламии вынимать свои глаза:

(3) В основании этой скалы была большая пещера, густо покрытая плющом и брионией (переступень), в которой согласно мифу родилась Ламия, царица невиданной красоты. Но из-за жестокости её сердца, говорят, по прошествии времени её лицо приобрело звериный вид. Ибо, когда все дети, родившиеся у неё, умерли, задавленная своим несчастьем и, завидуя счастью всех других женщин, имеющих детей, она приказала новорождённых младенцев отобрать от их матерей и немедленно убить. (4) Посему у нас, вплоть до нынешнего поколения, история этой женщины известна среди детей и её имя является самым страшным для них9. (5) Но всякий раз, когда она изрядно напивалась, она давала всем возможность делать то, что они рады (были делать) незаметно. Поэтому, так как она сама не беспокоилась о том, что происходит в такое время, народ этой страны предполагал, что она не может видеть. И по этой причине некоторые рассказывают миф, что она бросала свои глаза в бутылку, метафорически обыграв беззаботность, которая проявляется наиболее полно от винопития в вышеупомянутой мере, так как это была мера вина, которая отнимала у неё зрение. (6) Можно также привести Еврипида10 в качестве свидетеля, что она родилась в Ливии, он говорит: "Кто не знает имя Ламии, ливийки родом, имя наиболее бранимое между смертными?" (Диодор Сицилийский. Историческая библиотека, Книга XX , 41, 3-611)

Гераклит-аллегорист (I в. н.э.?), в соответствии с целью своего сочинения12, также пытается дать рациональное объяснение мифа:

XXXIV. О ЛАМИИ

Рассказывают, что когда Зевс с ней соединился, Гера превратила ее в зверя, и что, когда она безумствует, то вынимает глаза и кладет их в чашку, питается мясом и ест людей. Было же, наверное, так. Так как Ламия была хороша собой, то царивший Зевс с ней соединился, а Гера, похитив ее, вырвала у нее глаза и забросила их в горы. Вследствие этого Ламия жила, бедствуя и нигде не находя помощи. Поэтому, когда она скиталась в одиночестве, немытая и неухоженная, можно было принять ее за зверя. (Гераклит-аллегорист. О невероятном)

В схолиях к Аристофану («Осы», 1035; «Мир», 758) и у Диодора Сицилийского (ХХ. 41. 3—6) излагается история о том, как Ламия, дочь Бела и Ливии, возбудила к себе любовь Зевса, вследствие чего Гера из ревности лишила ее разума, и Ламия умертвила собственных детей. От отчаяния она потеряла свою красоту и стала похищать и губить чужих детей. Источник этого рассказа, скорее всего, Дурид, на «Ливийскую историю» которого есть ссылка в схолиях к «Осам». О способности Ламии вынимать глаза из глазниц пишет Плутарх («О любознательности», гл. 2)13:

«И вот, как сказочная Ламия дома спала слепою, пряча глаза в каком‑то сосуде, а выходя наружу, вставляла их на место и делалась зрячей, так и любой из нас.».14

Антонин Либерал (II—III век н. э.) отождествляет Ламию с чудовищем Сибаридой, обитавшей в окрестностях Дельф:

VIII. Ламия, или Сибарида
[Рассказывает Никандр в книге II «Превращений»]

(1) У подножия Парнаса, вблизи Крисы, в направлении на юг лежит гора под названием Корфида, и в ней и до сих пор находится громадная пещера, в которой жило чудовище огромной величины, которое одни называли Ламией, а другие — Сибаридой. (2) Это чудовище каждый день совершало вылазки и похищало с полей людей и домашний скот. И уже дельфийцы собирались запросить оракул о выселении и получить пророчество, в какую землю им следует направиться, как бог указал им на способ избавиться от несчастья: если они желают остаться <на своем месте>, пусть они выставят у входа в пещеру юношу из числа граждан. (3) И они собрались сделать так, как сказал бог. Жребий вынул Алкионей, сын Диома и Меганиры, единственный у своего отца, отличавшийся как красивой внешностью, так и <прекрасным> душевным складом. (4) И вот жрецы, увенчав Алкионея, отвели его к пещере Сибариды; <в это время> Еврибат, сын Евфема из рода Аксия, молодой и знатный человек, выйдя по воле бога из земли куретов, случайно повстречал ведомого <на погибель> юношу. (5) Сраженный страстью и спросив <дельфийцев>, по какой причине они шествуют, он счел, что будет чудовищным, если он не отобьет юношу силой, а позволит ему погибнуть жалкой смертью. (6) Итак, сорвав с Алкионея венки и возложив их себе на голову, велел вести себя вместо юноши. Но когда жрецы отвели его в пещеру, он вбежал туда, схватил Сибариду с ее ложа, вынес наружу и сбросил со скалы. (7) Когда он нес Сибариду, она ударилась головой о выступ Крисы, получила рану и сделалась невидимой, а из этой скалы забил источник, который местные жители называют Сибаридой. По его имени локрийцы назвали город, основанный ими в Италии, Сибарисом. (Антонин Либерал. Метаморфозы)

Павсаний (II век н.э.), описывая свое путешествие в окрестностях Дельф, также упоминает Ламию (в контексте рассказа о Сивилле):

Эллины говорят, что она была дочерью Зевса и Ламии, дочери Посейдона...15 (Павсаний. Описание Эллады, Книга X, 12, 1)

* * *

В греческом фольклоре до сих пор сохранилось представление о «ламиях»16, которое мы встречаем уже у Луцилия и Горация — как ужасных существах, похищающих и убивающих детей.
Страбон («География», Книга 2,.8, I в. н.э.) также упоминает Ламию в ряду детских страшилок:

«Детям мы рассказываем мифы, доставляющие удовольствие для поощрения к добру и внушающие страх, чтобы отвлечь их от нехороших поступков. Таковы, c например, Ламия, мифы о Горгоне, Эфиальте17 и Мормолике». 

Исследователь XX века John Cuthbert Lawson отмечает, что «главными характеристиками ламий, помимо жажды крови, являются их нечистоплотность, обжорство и глупость». Современная греческая пословица «της Λάμιας τα σαρώματα» («Ламия подметала») олицетворяет неряшливость; и распространенное выражение «τό παιδί τό 'πνιξε η Λάμια» («ребенок был задушен Ламией») объясняет внезапную смерть маленьких детей.18

* * *

У позднеантичных, средневековых и позднейших авторов Ламии, как правило, отождествляются с Эмпусами и находятся в одном ряду с другими подобными демоническими существами: Мормо, Гелло, Акко и Алфито19, Горгонами и даже кельтскими Фейри (см. например, «Историю четвероногих животных» Эдварда Топселла, «О Ламии»). Характерный пример — эпизод из «Жизни Аполлония Тианского» Флавия Филострата (II-III вв.), в котором Аполлоний разоблачает эмпусу:

«Эта вот ласковая невеста — одна из эмпус, коих большинство назвало бы ламиями и мормоликами»

(или в переводе Е Г. Рабинович — «упырями и оборотнями», поскольку ламиям в это время приписывались свойства вампиров и людоедов, а «мормолики» (вариант Мормо) можно перевести как «ужасные волки» (от λύκος — волк)20). 

Христианские писатели, вслед за Флавием Филостратом, также рассматривали ламий как соблазнительниц. Кроме того, слова Аполлония «...однако сейчас сохнешь по змее, а змея — по тебе», истолкованные буквально, и именно в отношении ламии (хотя Аполллоний говорит об эмпусе, «коих многие полагают ламиями и мормоликами») создают представление о змеиной природе ламии, которое зафиксировано, например, в «Классическом словаре Лемприера» (1788, см. ниже) и, вероятно, стало общепринятым ко времени появления одноименной поэмы Китса (1820)21: см., например, картины Исобель Лилиан Глог («Поцелуй чародейки», 1890), Джона Уильяма Уотерхауса («Ламия», 1905 и 1909) или Герберта Дрейпера («Ламия», 1909), на которых прямо или в виде намека22 присутствует этот мотив.

В лексиконе Исихия Александрийского (ок. 500 г. н.э.) «ламия» истолковывается как привидение или призрак, а также рыба23 (Эдвард Топселл в «Истории четвероногих животных» добросовестно упоминает в т.ч. о «рыбьей» природе ламии и изображает её покрытой чешуей). 

В византийском словаре Суда X-XI вв. отдельные статьи посвящены Ламии — героине мифа по Дурису Самосскому и городу в Фессалии, и «ламиям», как диким животным со ссылкой на Аристофана и его «немытые тестикулы ламии».

Согласно «Классическому словарю Лемприера»24 (1788):

Ламии (Lămiæ) ― африканские25 чудовища с лицом и грудью женщины, остальное тело которых подобно змеиному. Они заманивали к себе чужеземцев, чтобы затем их пожрать; и хотя они не были наделены даром речи, шипение их было приятным и ласкающим слух. Некоторые считали их ведьмами, а точнее злыми духами, которые в образе красивой женщины заманивают маленьких детей и пожирают их. По распространенному мнению, легенда о Ламиях восходит к любовным отношениям Юпитера с женщиной по имени Ламия, которую Юнона из ревности сделала уродливой и детей которой погубила; после чего Ламия сошла с ума и от отчаяния пожирала всех попадавшихся ей чужих детей. Ламий также называют лемурами.26

Это описание, вероятно, восходит в том числе к Диону Хрисостому27 (I-II вв.), рассказ которого также воспроизводит Эдвард Топселл в популярной «Истории четвероногих животных» (1607):

Дион Хрисостом также пишет, что есть такие животные в некоей части Ливии, с очень красивым женским лицом, а также очень большой и прекрасной формы женской грудью, превыше искусства любого художника, очень красивого цвета спереди, без крыльев и не имеющие другого голоса кроме шипения, подобно драконам: они самые быстрые из всех земных зверей, так что никто не может убежать от них; ибо своей стремительностью они настигают добычу, а также низвергают мужчин обманом. Ибо, когда видят мужчину, они открывают свои груди и своей красотой соблазняют их приблизиться к себе, и таким образом, когда могут настигнуть, они пожирают и убивают их.28

* * *

В средние века Ламия зачастую отождествлялась с Лилит, поскольку у них действительно есть общие черты: 

«В еврейской демонологии времени формирования Талмуда Лилит – злой дух женского рода. Обычно предлагается два объяснения имени. 1. От названий трех вредоносных духов шумеро-аккадской мифологии: Лилу, Лилиту и Ардат Лили. 2.От еврейского существительного lail – ночь. В представлении древних евреев это страшное демоническое существо насылает бесплодие или болезни на рожениц, губит младенцев или похищает их, чтобы пить кровь или сосать костный мозг новорожденных. Она насилием принуждает мужчин к сожительству, чтобы зачать от них многочисленных детей.

Ни в одной библейской книге она не упоминается. В еврейском тексте книги Исаии (34:14) говорится о запустении Идумеи после Божественного суда:

И зарастут дворцы ее колючими растениями, крапивою и репейником – твердыни ее; и будет она жилищем шакалов, пристанищем страусов. И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками, и лешие будут перекликаться один с другим; там будет отдыхать ночное привидение (lilith) и находить себе покой (Ис.34:13-14).

Из текста ясно, что речь идет о животном, а не о духе, который в отдыхе и покое не нуждается.»29

Представление о Лилит как губительнице новорожденных и рожениц встречается также в христианской литературе византийской и более поздней эпохи.30

* * *

Интересное переосмысление образа Ламии произошло в сериале «Взращенные волками» (2020-2021). Здесь Ламия — летающий боевой андроид, сила которого сосредоточена в особых глазах, которые она, как и её античный прототип, может вынимать из глазниц, заменяя обычными, выполняющими только функцию органов зрения, и временно теряя при этом свои боевые качества. Её миссия состоит в том, чтобы вырастить нескольких детей на неосвоенной планете и таким образом создать там колонию. После того, как почти все дети погибают по разным причинам, Ламия забирает нескольких чужих детей с уничтоженного ей враждебного космического корабля, чтобы продолжить выполнение миссии.

  • 1. Это один из нескольких сохранившихся в цитатах фрагментов поэмы Евмела, приводим его целиком по изданию: «Эллинские поэты VIII—III вв. до н.э.», М., Ладомир, 1999 (Перевод О. Цыбенко):
    Выя благая, богатствами щедрая хвойного Истма,
    Край Океановой дщери Эфиры, во коем родитель
    Ламии, матери милой моей, Посейдон в состязанье
    С Гелием первый вступил и сподобился чести единый.
    (Эфира — древнее название Коринфа. Здесь Эфира — дочь Океана и Тефии.)
  • 2. en.wikipedia.org/wiki/Lamia
  • 3. Фрагменты греческих историков // simposium.ru
  • 4. Fisher, Elizabeth A. (2009), "The Anonymous Commentary on Nicomachean Ethics VII: Language, Style and Implications", in Barber, Charles E.; Jenkins, David Todd (eds.), Medieval Greek Commentaries on the Nicomachean Ethics, Brill, pp. 147–148 (en.wikipedia.org)
  • 5. История римской литературы - М.: Изд. АН СССР, 1959. Т. I. (Гл. XIV. Ранняя римская сатура. Луцилий)
  • 6. Нума Помпилий (VIII-VII вв. до н.э. - второй по счёту царь Рима.
  • 7. перевод Ф. А. Петровского
  • 8. Пер. М. Дмитриева
  • 9. Страбон, 1.2.8, перечисляет этот миф среди тех, которыми пугали детей.
  • 10. Пьесу Еврипида «Ламия» (где говорилось о ливийской сивилле) упоминает Лактанций (Божественные установления, I, 6, 8; IV в. н.э.): «Вторая [сивилле] была Ливийская, которую упоминает Еврипид в прологе к Ламии».
  • 11. перевод simposium.ru
  • 12. Цитируемый трактат назван «Опровержение или исцеление от мифов, переданных вопреки природе» (для краткости пользуются названием «О невероятном»), а в качестве автора указан Гераклит — конечно, не знаменитый философ-материалист из Эфеса, живший на рубеже VI—V вв. до н.э. Скорее всего, этот трактат был приписан Гераклиту, составившему в I в. н.э. так называемые «Гомеровские аллегории». Однако дошедшее до нас под именем Гераклита «Опровержение мифов» ни по стилю, ни по задачам не имеет ничего общего с названными выше «аллегориями», сосредоточенными целиком на изложении и толковании мифов, встречающихся в поэмах Гомера.
  • 13. Гераклит. О невероятном, комментарий В. Н. Ярхо
  • 14. Перевод Н. В. Брагинской.
  • 15. Речь идет то ли о «женщине по имени Герофила, а по прозванию Сивилла», то ли о некой Сивилле, «бывшей раньше» Герофилы.
  • 16. Здесь имеет место деонимизация имени Ламии
  • 17. Эфиальт — безглазый великан.
  • 18. Lawson, Modern Greek Folklore and Ancient Greek Religion: A Study in Survivals (Cambridge University Press), 1910 (en.wikipedia.org/wiki/Lamia)
  • 19. Акко и Алфито — мифологические существа, которыми няньки пугали непослушных детей. Впервые упомянуты Плутархом и рассматриваются в ряду демонов, которые угрожают детям, таких как Гелло и Мормо. См. Плутарх. О противоречиях стоиков: «...взаимоисключающие предположения и верования, ничем не отличающиеся от веры в Аккуса и Алфитуса, которыми женщины пытаются удержать маленьких детей от проказ». (Плутарх. Сочинения. / Пер. Т. Г. Сидаша. — СПб: Издательство СПбГУ, 2008, стр. 150)
  • 20. Stannish, Doran. Magic and Vampirism in Philostratus's Life of Apollonius of Tyana and Bram Stoker's Dracula — 2013, p. 118 (en.wikipedia.org/wiki/Mormo)
  • 21. Основным источником для Китса послужил пересказ соответствующего эпизода из «Жизни Аполлония Тианского» в трактате английского философа-моралиста Роберта Бертона (1577-1640) "Анатомия Меланхолии" (1621)
  • 22. Сброшенная змеиная кожа у Уотерхауса и маленькая змейка у Дрейпера.
  • 23. en.wikipedia.org/wiki/Lamia
  • 24. Lempner's Classical Dictionary. Дж. Лемприер (1765?-1824) — английский ученый, библиограф, составитель энциклопедического словаря имен, встречавшихся в мифах Древней Греции и упоминавшихся в произведениях древнегреческих и римских авторов.
  • 25. Очевидно имеется в виду Ливия.
  • 26. перевод facetia.ru
  • 27. Дион Хрисостом (Хризостом) или «Златоуст» (ок. 40 — ок. 120 гг.) — древнеримский (греческого происхождения) оратор, писатель, философ и историк.
  • 28. перевод facetia.ru
  • 29. Иеромонах Иов (Афанасий Гумеров) @ pravoslavie.ru
    Далее по тексту: «Это подтверждается и текстом Септуагинты. Переводчиками на греческий язык были посланные первосвященником иудеи, глубоко сведущие в священных книгах и приобщенные традиции. В греческом тексте они поставили не lilith (имя собственное должно было бы сохраниться), а onokentavros (получеловек-полуосел). В славянской Библии это слово дано без перевода: ту почиют онокентаври, обретшие себе покоища. В русской Библии lilith рассматривается как прилагательное ночное от lail (ночь). Поэтому переводчики поставили: ночное приведение, имея в виду животное, обитающее ночью и наводящее на человека страх.»
  • 30. Кто такая Лилит из Библии? // foma.ru

Дион Хрисостом. Ливийский миф

Дион Хрисостом (Хризостом) или «Златоуст» (ок. 40 — ок. 120 гг.) — древнеримский (греческого происхождения) оратор, писатель, философ и историк.

Dio Chrysostom. Discourses
The Fifth Discourse: A Libyan Myth
Loeb Classical Library, 5 volumes, Greek texts and facing English translation: Harvard University Press, 1932 thru 1951. Translation by J. W. Cohoon thru Or. 31; the remainder by H. Lamar Crosby.

Джон Китс. Ламия

По изд.: Джон Китс. Стихотворения — Л., "Наука", 1986 ("Литературные памятники")

LAMIA

Поэма "Ламия" писалась с перерывами летом 1819 г. (конец июня - начало сентября) - сначала на острове Уайт, затем в Уинчестере.