Сага

Исландские саги

Древнеисландское слово saga (мн. ч. – sögur; от глагола segja «говорить») означает как прозаический рассказ о каком-то событии (письменный или устный), так и само событие. В научной литературе термин «сага» служит для обозначения особого жанра средневековой словесности, возникшего в пределах Скандинавии, и в первую очередь в Исландии, получившего там широкое развитие и завершившего на рубеже XIII–XIV вв. свое существование. Началом записи саг считается середина XII в. Саги создавались и записывались преимущественно во второй половине XII–XIII в., но сохранились в значительно более поздних рукописях.

Современные исследователи, основываясь на тематико-хронологическом принципе, выделяют konungasögur – «королевские саги», или «саги о норвежских конунгах», посвященные истории Норвегии с древнейших времен до конца XIII в.; Islendingasögur – «родовые саги», или «саги об исландцах», описывающие историю исландских родов с момента заселения Исландии в конце IX в.; fornaldarsögur – «саги о древних временах» (подразделяемые на «героические», «приключенческие» и «викингские») – повествования о событиях в Скандинавии до конца IX в.; biskupasögur – «саги о епископах» – жизнеописания исландских епископов; комплекс саг о событиях в Исландии в XII–XIII вв., известный под названием «Sturlunga saga» («Сага о Стурлунгах»), и проч.

Кроме того, «сагами» называется и переводная (или стилизованная под переводную) литература того времени: riddarasögur – «рыцарские саги», представляющие собой прозаические пересказы рыцарских романов (напр., «Tristrams saga ok ísondar»), либо аналогичные им поздние собственно скандинавские саги; «Karlamagnús saga» («Сага о Карле Великом»), являющаяся переработкой французских chansons de geste; heilagramannasögur – жизнеописания святых (как «Maríu saga»); переводы исторической и псевдоисторической литературы (вроде «Veraldar saga» и «Rómverja saga»).1 (Ср. в «Саге о Хрольве Пешеходе»: Были ученые мужи, которые о многом рассказывали много мудреных вещей, — к примеру, Мастер Галтерус2 в саге об Александре или скальд Гомер в саге о троянцах.)

Недостаток этого традиционного деления заключается в том, что далеко не всегда между названными видами саг можно провести четкую грань. Так, не только саги об исландцах, но и саги о епископах и «Сага о Стурлунгах» повествуют об исландцах; конунги часто оказываются героями саг о древних временах, а не только королевских саг. «Сага об Инглингах», открывающая собой свод королевских саг «Круг земной», многими исследователями причисляется к сагам о древних временах, а четко классифицировать вставные рассказы (þœttir, букв, «пряди») в родовых и королевских сагах просто не представляется возможным. Королевские саги порой называют «историческими» и «достоверными», сравнивая их с сагами об исландцах и сагами о древних временах, а саги об исландцах и королевские саги считают «реалистическими», противопоставляя их сагам о древних временах, которые часто именуют «фантастическими». Но и эти характеристики не могут быть определением видовых категорий в строгом смысле, поскольку общепризнанным является наличие в королевских сагах фантастических элементов, в то время как саги о древних временах могут быть хотя бы отчасти «реалистическими» и построенными на исторических фактах.

Сигурдур Нордаль (Sigurður Nordal) предложил подразделять саги по хронологическому принципу, т. е. по тому, насколько описываемые события удалены от времени записи. В результате вычленяются следующие три группы: samtidssagaer – «саги о современности», относящиеся ко времени после 1100 г. (их авторы либо были современниками описываемого, либо имели возможность пользоваться письменными свидетельствами; в этот разряд попадают «Сага о Стурлунгах», саги о епископах, а также некоторые королевские саги); forntidssagaer – «саги о прошлом» (850-1100 гг.), т. е. все родовые саги и большая часть королевских саг; oldtidssagaer – «саги о древности» (до 850 г.) – все саги о древних временах и королевская «Сага об Инглингах». Данная схема, однако, не слишком распространена, и причина этого лежит в том, что не разделенные в ней виды саг (традиционной классификации) всё же самостоятельны, самобытны и имеют свои истоки. Так, родовые саги могут рассматриваться как логическое развитие интереса к семейным генеалогиям, зафиксированным во всех редакциях (самая старшая – 1130 г.) «Landnámabók» («Книги о занятии земли»), содержащей подробный рассказ о заселении Исландии; вполне вероятно, что некоторые саги о древних временах генетически связаны с переводными рыцарскими романами; королевские саги существуют только в рамках исландско-норвежской историографии XII–XIII вв.

Королевские саги

Королевские саги (Konungasögur) – это термин, обозначающий разновидность саг, содержанием которых является история Норвегии, а точнее – история норвежских правителей (конунгов), причем каждая отдельная сага посвящена правлению одного конунга. Хронологически эти саги охватывают отрезок времени с IX по XIII в., но включают также легендарную предысторию норвежской правящей династии. Кроме того, к разряду королевских исследователи относят несколько саг из истории других североевропейских территорий. «Сага об оркнейцах» (компиляция, основанная на более ранней саге конца XII в.) и «Сага о фарерцах» (во многих отношениях приближающаяся к сагам об исландцах) примыкают к королевским сагам, поскольку речь в них идет об отношениях обитателей этих островов с норвежскими конунгами. Сохранилось также несколько саг из датской истории. «Сага о Иомсвикингах», близкая к сагам о древних временах, посвящена истории Дании X в. Еще более сходная по содержанию с этими последними, «Сага о Скьёльдунгах», известная преимущественно из латиноязычного переложения XVII в., представляла собой историю примерно двадцати поколений датских конунгов, от Скьёльда, их мифического предка, до Горма Старого (до X в.). «Сага о Кнютлингах», основанная, вероятно, на несохранившейся саге о Кнуте Святом, рисует историю датских конунгов с X до начала XIII в. Саг о шведских правителях не существует, если не причислять к таковым «Сагу об Инглингах», в которой излагается история легендарных шведских конунгов – предков конунгов норвежских.

Понимая королевские саги расширительно, исследователи относят к ним не только саги, но и сочинения, выполненные в средневековой латинской исторической традиции. Для обозначения всей совокупности текстов, среди которых центральное место занимают саги о норвежских конунгах, используется термин «исландско-норвежская (или западноскандинавская) историография XII–XIII вв.» (см. табл. 1).

Т. М. Андерссон3 выделяет шесть основных стадий развития королевской саги: 1) ранние несохранившиеся королевские перечни Сэмунда и Ари (начало XII в.); 2) так называемые «норвежские синоптики (краткие обзоры)» (ок. 1170–1190? гг.); 3) формирование собственно исландской королевской саги (ок. 1150–1200 гг.); 4) большие компендиумы о норвежских конунгах («Гнилая кожа», «Красивая кожа», «Круг земной») (1220–1230 гг.); 5) королевские саги второй половины XIII в.; 6) поздние компиляции.

Зарождение королевских саг легко датируется, ибо два сочинения (латиноязычное Сэмунда и на древнеисландском языке – Ари) должны были возникнуть до самого раннего дошедшего до нас сочинения – «Книги об исландцах» Ари Торгильссона, – написанной в 1122–1132 гг. (что следует из предисловия к этой последней). Итак, начало королевской саги – ок. 1120 г.

Таблица 1. Западноскандинавская историография


Ко второму поколению королевских саг (ок. 1170–1190? гг.) Андерссон относит норвежские краткие обзоры (Norwegian synoptics) – латиноязычные: анонимную «Историю Норвегии» и «Историю о древних норвежских королях» Теодорика Монаха, а также написанный на древненорвежском языке неизвестным автором «Обзор саг о норвежских конунгах». 

На третьей стадии, в период, условно обозначенный 1150–1200 гг., были сочинены первые самостоятельные королевские саги: это «*Hryggjarstykki» («*Спинной хребет»?)4, многочисленные саги об Олаве Трюггвасоне и Олаве Святом, «Сага о Сверрире», «Сага о Йомсвикингах», «Сага о фарерцах», «Сага о Хладирских ярлах», «Гнилая кожа», а также, возможно, «Сага об оркнейцах» и «Сага о Скьёльдунгах».

Какими бы светскими по духу ни были королевские саги, нельзя тем не менее отрицать того, что западноскандинавская историография зародилась и получила развитие в клерикальной среде, причем наиболее видную роль в этом процессе играли монахи бенедиктинского Тингейрарского монастыря на северо-западе Исландии, основанного в 1133 г., – первого монастыря в Исландии. По образному выражению X. Кута, ученые интересы, аристократические традиции и национальный инстинкт соединились в исландском духовенстве, чтобы сделать его двигателем развития исторической литературы, написанной на родном языке и оформленной в соответствии с выработанным в Исландии художественным каноном.

Самой ранней королевской сагой нередко называют «*Хрюггьярстюкки» Эйрика Оддссона – некий утерянный текст, записанный в середине XII в., упоминаемый и пересказываемый в «Гнилой коже» и «Круге земном». Текст этот трудно полностью реконструировать, но исследователи сходятся на том, что он был посвящен Сигурду Слембиру, сыну Магнуса Голоногого, и вряд ли представлял собой полноценную (так сказать, полноформатную) сагу. Претендентом на роль «первой саги» нередко выступает и «Сага о Сверрире», но, начатая Карлом Ионссоном в конце 1180-х гг., она была окончена значительно позднее. Таким образом, реальный выбор самой ранней королевской саги (из известных нам), по сути, может вестись между «Сагой об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда и «Древнейшей сагой об Олаве Святом». Пока предпочтение отдавалось последней из них, существовало некое молчаливое согласие, что начальный импульс написания королевских саг шел из Норвегии, где бытовали устные рассказы о святости конунга и где имелись краткие латиноязычные жизнеописания св. Олава. Карл Ионссон в таком случае писал свою сагу о Сверрире, находясь в Норвегии и следуя имеющимся там образцам, после чего вернулся в Исландию и передал искусство сагописания монаху Одду. Трудно, однако, не согласиться с доказательным утверждением Т. М. Андерссона, что первый кирпичик в основание жанра королевских саг положил монах Тингейрарского монастыря Одд Сноррасон. Карл Йонссон, в свою очередь, мог приехать в Норвегию, уже будучи знакомым с исландской традицией сагописания, каковую затем поддержал сам король Сверрир. Да и «Древнейшая сага об Олаве Святом», много почерпнувшая из сочинений исландских скальдов и из устной традиции, тоже могла быть связана с новообразовавшейся биографической школой в Тингейрарском монастыре.

Тот факт, что большинство сочинений исландско-норвежской историографии (в эпоху полного и безраздельного господства латыни в Западной Европе) написано на народном (древнеисландском или древненорвежском) языке, объясняется целым рядом причин, как то: особым характером исландской церкви, задачами политической борьбы в Норвегии (необходимостью в доступной для народа форме обосновать права на власть, как в случае со Сверриром и его преемниками), а также развитостью и глубиной народной устной традиции в Исландии, выступавшей в ряде случаев чуть ли не единственным источником информации о норвежских конунгах и сохранившей, наряду с устными сагами о тех или иных конунгах, стихи исландских и норвежских скальдов IX–XI вв. – «историографов» бесписьменного времени.

1220–1230 гг. – четвертая стадия развития королевской саги – период больших компендиумов о норвежских конунгах, в терминологии Андерссона. К ним он причисляет «Гнилую кожу», «Красивую кожу» и «Круг земной», но в то же время, как можно было заметить, исследователь включает «Гнилую кожу» и в более раннюю группу королевских саг. Действительно, в историографии существует мнение, что «Гнилая кожа» – оригинальное сочинение, т. е. без «прядей» (вставных коротких повествований) и более поздних интерполяций в сохранившейся редакции она представляет собой самостоятельное произведение, основанное на устной традиции и стихах скальдов. На рубеже XIII–XIV вв. была написана «Большая сага об Олаве Трюггвасоне», выпадающая из общего ряда королевских саг по той причине, что почти не носит на себе следов индивидуального авторства, и предваряющая собой целый ряд рукописей XIV–XV вв. – компиляций более ранних саг.

Итак, королевские саги в узком понимании этого термина представлены отдельными сагами – жизнеописаниями того или иного конунга; сводами саг, рисующими историю Норвегии на большом отрезке времени, и рукописями XIV–XV вв. – компиляциями, сохранившими более ранние саги.

Сводов саг известно всего четыре.5 Это «Обзор саг о норвежских конунгах», «Гнилая кожа», «Красивая кожа» и «Круг земной». Они посвящены истории Норвегии с древнейших времен до 1177 г. (того года, с которого начинается изложение в написанной раньше сводов «Саге о Сверрире»), и в них четко выделяется (особенно в «Круге земном») 16 саг, точнее – 16 сюжетов, так как в указанных сводах эти сюжеты разрабатываются по-разному: Об Инглингах, О Хальвдане Черном (827-858), О Харальде Прекрасноволосом (858-928), О Хаконе Добром (933-960), О Харальде Серая Шкура (960-975), Об Олаве Трюггвасоне (995-1000), Об Олаве Харальдссоне (Святом)(1014-1028), О Магнусе Добром (1035-1046), О Харальде Сигурдарсоне (Суровом Правителе)(1046-1066), Об Олаве Тихом (1067-1093), О Магнусе Голоногом (1093-1103), О сыновьях Магнуса (1103-1130), О Магнусе Слепом (1130-1135) и Харальде Гили (1130-1136), О сыновьях Харальда (1135-1136), О Хаконе Широкоплечем (1136-1161), О Магнусе Эрлингссоне (1163-1184).6

Повтор и различная обработка сюжетов являются отличительной чертой королевских саг, поскольку интересы церкви и государственной власти требовали зачастую подачи уже известного материала в новом освещении.7 Вероятно, объяснение другого отличительного признака королевских саг – а именно того, что известен ряд их авторов, – тоже следует искать в особых функциях королевских саг по сравнению с сагами родовыми или о древних временах: королевские саги не были просто рассказом о прошлом, решенным в значительной мере художественными средствами, – они писались во многих случаях по заказу и использовались в политической борьбе своего времени.

Четыре отдельные саги являются хронологическим продолжением названных выше сводов, охватывая историю Норвегии с 1177 по 1280 г., образуя тем самым еще четыре сюжета: О Сверрире (1184-1202), О баглерах (Война биркибейнеров и баглеров), О Хаконе Хаконарсоне (Старом)(1217-1263), О Магнусе Исправителе Законов (1263-1280).

Таким образом, изложение истории Норвегии с древнейших времен по 1280 г. распадается в королевских сагах на 20 сюжетов, разработанных с разной степенью полноты.8

***

Первые точные переводы на русский язык были изданы издательством Akademia в 1930-ее гг.: были переведены т. н. лживые т. е. романические саги — «Сага о Волсунгах» (перевод Б. И. Ярхо) и «Сага о Фритьофе Смелом» (перевод А. И. Смирницкого, помещена в приложении к поэме шведского поэта Э. Тегнера). Событием стал выход перевода четырех родовых саг — «Саги о Гуннлауге», «Саги об Эгиле», «Саги о людях из Лаксдаля» и «Саги о Ньяле» — в 1956 г.: в издании приняли участие крупнейшие отечественные германисты — М. И. Стеблин-Каменский, С. Д. Кацнельсон, В. Г. Адмони. Затем последовали другие издания саг, выполненные под общим руководством М. И. Стеблин-Каменского — издание БВЛ (1973 г.)9 и «Сага о Греттире» (Серия «Литературные памятники», 1976)10. Из королевских саг переводился «Круг Земной» («Литературные памятники», 1980)11 и «Сага о Сверрире» («Литературные памятники», 1988)12. Ряд «прядей об исландцах» (в переводах Е. А. Гуревич) вошел в недавно изданную антологию «Корни Иггдрасиля»13.14

  • 1. О классификации саг см.: Schier 1970; Стеблин-Каменский 1971; Andersson 1978; Джаксон 1991. С. 11–14; Schach 1993а; Глазырина 1996. С. 7–9; McTurk2005.
  • 2. Вальтер Шатильонский
  • 3. Andersson 1985
  • 4. Знаком (*) здесь и ниже обозначены реконструированные или утраченные тексты и их названия.
  • 5. Под «сводами саг» я понимаю не случайные, механические соединения разнообразного материала, а (используя слова А. А. Шахматова о «летописных сводах») «литературные произведения, давшие широкий простор личному чувству автора, считавшего себя полным и безответственным хозяином накопленного им материала» (Шахматов 1899. С. 108).
  • 6. следует оговориться, что даты правления конунгов не абсолютны: хронология истории Норвегии до 1000 г. приблизительна.
  • 7. тенденциозность сводов саг, несомненно, проистекает из того, что их авторы рисовали историю правителей – предшественников Сверрира, а писались эти своды при Сверрире и его преемниках или даже по их заказу. См.: Koht 1913; Гуревич 1977. С. 24.
  • 8. Т. Н. Джаксон. Исландские королевские саги о Восточной Европе
  • 9. В издание БВЛ вошли переизданные переводы «Саги о Гуннлауге» и «Саги о Ньяле» и новые переводы, выполненные М. И. Стеблин-Каменским и О. А. Смирницкой: «Сага о Гисли», «Сага о Хёрде», «Сага о Храфнкеле», «Сага о Торстейне Битом», «Прядь об Аудуне с Западных Фьордов», «Прядь о Торстейне Морозе», «Прядь о Халльдоре сыне Снорри», «Прядь об исландце-сказителе», «Сага об Эйрике Рыжем» и «Сага о Гренландцах».
  • 10. Перевод О. А. Смирницкой, общая редакция М. И. Стеблин-Каменского.
  • 11. Переводы М. И. Стеблин-Каменского, А. Я. Гуревича, Ю. К. Кузьменко под общей редакцией М. И. Стеблин-Каменского. Стихи в переводе О. А. Смирницкой.
  • 12. Перевод М. И. Стеблин-Каменского и Е. А. Гуревич.
  • 13. «О Бранде Щедром», «О Храфне сыне Гудрун», «О Торлейве Ярловом Скальде», «Об Одде сыне Офейга», «О Халли Челноке», «О Пивном Капюшоне», «О Хрейдаре», «О Гисле сыне Иллуги», «О Торвальде Вороний Клюв», «О Токи».
  • 14. Антон Циммерлинг. Мир исландской саги // Исландские саги - М.: Языки русской культуры, 2000

Корни Иггдрасиля — М.: «Терра», 1997

Собрание скандинавских саг, песен скальдов, отрывки из Младшей и Старшей Эдды. 
Составитель: Ольга Александровна Смирницкая

Содержание:

К читателю

ЭДДА

      Мифологические песни Старшей Эдды

Исландские саги — ГИХЛ, 1956

Событием стал выход перевода четырех родовых саг — «Саги о Гуннлауге», «Саги об Эгиле», «Саги о людях из Лаксдаля» и «Саги о Ньяле» — в 1956 г.: в издании приняли участие крупнейшие отечественные германисты — М. И. Стеблин-Каменский, С. Д. Кацнельсон, В. Г. Адмони.

Антон Циммерлинг. Мир исландской саги

Филологический термин «сага» в точном смысле слова относится к нарративным эпическим произведениям в прозе, сложившимся в древней Исландии и континентальной Скандинавии в XIII—XV вв. Употребление термина «сага» по отношению к литературным памятникам других эпох и культур является метафорой, оправданность которой задается степенью близости данных культур к древнескандинавской. В то же время внутри самой древнескандинавской культуры слово сага имеет и другие значения — «рассказ, предание», «рассказ о значительном событии» и даже «сами события, история».

Исландские саги - М.: Языки русской культуры, 2000

Перевод с древнеисландского языка, общая редакция и комментарии А. В. Циммерлинга

Содержание

А. В. Циммерлинг. Мир исландской саги

Часть I. Тексты саг и комментарии

Саги Боргарфьорда

  • Сага о Курином Торире
  • О Снэбьёрне Борове
  • Сага о Битве на Пустоши

Саги Западной Четверти

  • Сага о Хромунде Хромом
  • Сага о названных Братьях
  • О Тормоде
  • О Торарине Дерзком
  • Пряди о названных Братьях

Саги Восточной Четверти

Предания и мифы средневековой Ирландии — Издательство Московского университета, 1991

Под редакцией Косикова Г. К.
Составление, перевод, вступительная статья и комментарии Шкунаева С. В.

В книгу включены впервые переведенные на русский язык произведения мифологического и исторического (или королевского) циклов, а также более позднего по происхождению цикла Финна. Публикуются некоторые из так называемых преданий «о старине мест», ряд малых саг и другие источники, воплощающие духовную и нравственную культуру прошлого. Для филологов, историков и широкого круга читателей, интересующихся европейской культурой.

Ирландские саги. Смирнов А.А. (пер., коммент.) — Л.; М.: Academia, 1933

В противоположность эпосам других европейских народов, ирландский эпос сложился не в стихах, а в прозе. Из огромного количества сохранившихся до нас старых ирландских сказаний переводчиком были выбраны образцы из двух групп саг. Первая содержит древнейшие из героических саг, именно — относящиеся к циклу Кухулина. Вторая группа составлена из саг довольно различных эпох и циклов. Общим для всех этих повестей является преобладание в них, вместо героического элемента, фантастики и трагических коллизий чувства. Можно условно назвать их сагами романтическими или фантастическими.

Исландские саги. Ирландский эпос. — М.: «Художественная литература», 1973

Библиотека всемирной литературы.  Серия первая.  Том 8

Исландские саги:  Составление, вступительная статья и примечания М. И. Стеблин-Каменского
Ирландский эпос:  Вступительная статья и примечания А. А. Смирнова

Исландские саги. В 2 томах — СПб.: Нева, Летний сад, 1999

В двухтомной антологии впервые собраны практически все известные на сегодняшний день русские переводы исландских саг — произведений средневековой словесности, по праву считающихся одной из самых ярких жемчужин в сокровищнице мировой литературы. Под руководством научного редактора издания, всемирно известного скандинависта О.А.Смирницкой все переводы заново сверены с первоисточниками и подробно откомментированы (при этом перевод "Саги о Ньяле" заново отредактирован академиком В.П.Берковым). Книга рассчитана как на специалистов-скандинавистов, так и на широкого читателя.​‌‌​‌‌​

Сага Тристрама и Исонды

Это произведение (см. саги), датированное 1226 г., сохранилось в единственной рукописи XVII в. Она впервые была издана в 1878 г., причем, сразу параллельно двумя учеными – Г. Бриньоульфссоном (Копенгаген) и Э. Келбингом (Хейльброн). Для удобства чтения в современных публикациях введена нумерация глав, их названия и деление на абзацы.