Петроний Арбитр. «Сатирикон»

«Сатирикон» принадлежит к оригинальнейшим творениям не только античной, но и всей мировой литературы. К сожалению, от большого, по-видимому, произведения сохранилась лишь его часть: фрагменты из 15-й, 16-й и, может быть, 14-й книги 1 — всего 141 неполная глава. Эти фрагменты сохранились вместе с отрывками из других авторов в рукописях, относящихся не ранее, чем к IX—X вв. н. э. Самое полное название сохранившейся части произведения дает рукопись XV в., найденная в Трогире: Petronii Аrbitri. Satyri fragmenta ex libro quinto decimo et sexto decimo.2

Во всех манускриптах автор романа называется Петроний Арбитр. Это прозвище подтверждают позднейшие ссылки и отзывы, в которых, без сомнения, речь идет об авторе «Сатирикона» (Теренций Мавр, Фульгенций Планциад и др.).

Макробий (конец IV — начало V в.) в комментариях ко «Сну Сципиона» (I, 2, 8) говорит о нем как о романисте, который, как и Апулей, описывал страдания влюбленных. При этом Макробий первенство в этом деле явно отдает Петронию. Сидоний Аполлинарий (V в. н. э.) упоминает Петрония в одном ряду с Цицероном, Титом Ливием и Вергилием (Carm., XXIII, 145 сл.), которых он называет eloquii.

Другие три стиха из Сидония Аполлинария (Carm., XXIII, 155—158) с упоминанием Петрония можно понимать в том смысле, что Петроний в латинском приапическом романе оказался на уровне греческих произведений того же рода.

Кроме этих отзывов, у грамматиков и схолиастов II —VII вв. —- Теренциана Мавра, Сервия, Диомеда, Иеронима, Присциана, Фульгенция и других, — вместе с упоминанием имени Петрония встречаются отдельные стихи, слова и выражения, заимствованные у Петрония и свидетельствующие о существовании «Сатирикона». Теренциан Мавр (II в. н. э.) в своем сочинении «De metris» наделяет Петрония эпитетом disertus и, говоря об анакреонтических размерах, замечает, что их часто употреблял Петроний3. Disertus Петроний мог быть назван Теренцианом за стилистическое мастерство, проявившееся у Петрония необыкновенно широко — и в прозе разного стиля, и в многочисленных речах, и в поэтических вставках. Кроме того, свидетельство Теренциана Мавра, который берет Петрония в соотношении с новыми поэтами, может, по мнению некоторых исследователей, служить подтверждением традиционной даты жизни Петрония.

Все эти отзывы и упоминания, свидетельствуя об известности Петрония Арбитра в античности, не сообщают нам, к сожалению, никаких сведений о его жизни. Полное отсутствие каких-либо данных об авторе «Сатирикона» принудило исследователей прибегнуть к догадкам. Большинство из них склонно отождествлять автора романа с тем Петронием, которого Тацит изобразил в 17, 18—20-й главах XVI книги своей «Летописи».

В главе 17-й он сообщает о смерти Петрония вместе с другими представителями сенатской оппозиции: «...В течение нескольких дней погибли один за другим Анней Мела, Аниций Цериал, Руфрий Криспин и (Г.) Петроний».

В главе 18-й Тацит рисует яркий образ арбитра изящества (elegantiae arbiter) — законодателя хорошего вкуса при дворе Нерона:

«Говоря о (Г.) Петронии, следует вернуться несколько назад. День он посвящал сну, ночь — делам и жизненным наслаждениям. Других приводят к славе старания, его же — бездеятельность; он не считался забулдыгой и мотом, как другие, проживающие свое состояние, но отличался утонченнной роскошью. Чем вольнее были его слова и дела, чем яснее он обнаруживал свое легкомыслие, тем охотнее все это принималось за простоту души (simplicitas)4

Однако будучи проконсулом, а вскоре за тем консулом в Вифинии, он показал себя дельным и умелым в исполнении обязанностей. Затем опять погрузившись в пороки или в подражание порокам, был принят в число немногих приближенных Нерона в качестве арбитра изящества (elegantiae arbiter), так что Нерон не считал ничего ни приятным, ни роскошным, пока не получал одобрения от Петрония. Отсюда зависть Тигеллина по отношению к сопернику, превосходившему его в науке наслаждений. Поэтому он воспользовался жестокостью властителя, которая у этого последнего пересиливала все прочие страсти, обвинив Петрония в дружбе со Сцевином5, подкупив раба, запретив защиту и сковав большую часть прислуги Петрония.

Случайно Цезарь в это время отправился в Кампанию, и Петроний, проехав до Кум, был там задержан. Он не мог далее выносить колебаний между страхом и надеждой. Однако он не сразу расстался с жизнью, но приказывая то открывать, то вновь перевязывать вскрытые жилы, разговаривал с друзьями, но не о серьезных вещах и не затем, чтобы заслужить похвалу своему мужеству. Он не хотел слушать ни о бессмертии души, ни философских рассуждений, а только легкомысленные песни и легкие стихи. - Одних рабов он щедро наградил, других наказал плетьми. Возлег за пиршественный стол, затем заснул, чтобы придать насильственной смерти вид случайной.

В завещании своем он не льстил, подобно многим погибающим, ни Нерону, ни Тигеллину, ни кому-либо из власть имущих, но перечислил в нем все бесчинства властителя, называя имена разделявших его разврат мужчин и женщин и описывая все новые виды разврата, а затем послал его Нерону за своей подписью. Он сломал свое кольцо с печатью, чтобы оно не могло быть использовано для чьей-нибудь гибели.6

Недоумевая, каким образом узнали о его ночных проделках, Нерон заподозрил Силию, небезызвестную благодаря своему браку с сенатором, осведомленную обо всех распутствах Нерона, а также связанную близостью с Петронием. Она была наказана изгнанием за то, что якобы из личной ненависти не умолчала о том, что видела и чему сама подвергалась».7

Хотя Тацит ничего не говорит о литературной деятельности Петрония, образ, нарисованный им, совпадает с тем представлением об авторе «Сатирикона», которое создается при чтении романа.8 В дискуссии об авторе и датировке «Сатирикона» это совпадение — один из аргументов в пользу авторства тацитовского Петрония.

Еще в XVII в. было высказано мнение, что «Сатирикон» мог возникнуть только при Нероне, но приблизительно с конца XVIII в. эта уверенность сменяется скептицизмом, а в XIX в. начинается активный пересмотр вопроса. Роман стали относить то к более позднему, то даже к более раннему, чем эпоха Нерона, времени. Были исследователи, которые склонялись к мысли, что «Сатирикон» создан в эпоху Августа. Нибур же, например, считал, что «Сатирикон» написан во времена царствования Александра Севера; другие исследователи относили его к эпохе Константина. Однако к концу XIX — началу XX в. возобладало прежнее мнение, что роман — продукт эпохи Нерона и автор его — Петроний, описанный Тацитом. Эту точку зрения поддерживали издатель Петрония Ф. Бюхелер9, такие крупные ученые, как Т. Моммзен, Г. Буассье и др. Главный аргумент сторонников этой точки зрения — сам роман, содержание которого, по их мнению, явно отражает эпоху Нерона. Описанные Петронием люди и обстоятельства, нравы и быт, образ мышления представителей различных слоев населения воссоздают картину жизни Италии второй половины I в. н. э. О том же говорят многочисленные литературные намеки, пародии, параллели, реминисценции и литературные вкусы автора. «Сатирикон» откликается на злободневные для этого времени проблемы культуры: критикует постановку образования в риторических школах, приучающих к пустому фразерству и не дающих никаких практических навыков, высмеивает непомерно разросшийся дилетантизм в поэзии, полемизирует на актуальные литературные темы и т. д.

По мнению большинства ученых, упомянутых совпадений вполне достаточно для того, чтобы допустить идентификацию жертвы Нерона с автором романа. Однако до последнего времени находятся исследователи, которых не убеждают эти соответствия, а отсутствие в «Сатириконе» точных указаний на время действия10 побуждает выдвигать иные гипотезы о времени его написания.

В тех немногих работах русских ученых — историков и филологов — о Петронии, к которым относятся статьи в историях античной литературы, изданных до революции и в советский период, вступительные статьи к русским изданиям «Сатирикона» (прежде всего Б. И. Ярхо и А. Пиотровского к изданию Ярхо), и еще несколько работ общего и частного характера (И. Гревса, М. Покровского, В. Клингера и др.) принадлежность «Сатирикона» к эпохе Нерона, так же, как авторство Петрония, упомянутого Тацитом, признавались наиболее вероятным.

*

Первое издание фрагментов из Петрония (Codex Bernensis) увидело свет в Милане в конце XV в. Более полный текст, так называемая скалигеровская копия (Codex Leidensis), был издан в Лейдене в 1575 г. Самая полная рукопись Петрония (Codex Trauguriensis), содержащая значительную часть «Пира» (гл. 37—78), была найдена в 1650 г. в Трогире (Tragurium, итал. Trau) в Далмации и издана в Падуе в 1664 г. Полагают, что текст «Пира» был обнаружен в Англии и переписан для Поджо в 1423 г.

В 1692 (или в 1693) году француз Нодо, дополнив «Сатирикон» собственными вставками, опубликовал в Париже якобы полный текст романа с французским переводом, сославшись на рукопись, найденную в Белграде в 1656 г. Подделку вскоре обнаружили, так как она мало помогала выяснению различных трудных мест и противоречий в сохранившемся тексте и содержала довольно много нелепостей и анахронизмов.

Однако вставки Нодо и поныне сохраняются в некоторых изданиях и переводах, поскольку они до известной степени помогают связать в одно целое дошедшие до нас во фрагментарном виде главы «Сатирикона». С соответствующей оговоркой и подстрочным, где это нужно, комментарием сохранены они и в русском издании Б. И. Ярхо (Петроний Арбитр. Сатирикон. M.—Л., 1924).11

* * *

Русские переводы и редакции

Русские переводы Петрония появлялись вразбивку и не сразу. В XVIII в. М. Н. Муравьев перевел александрийским стихом «Гражданскую брань» (гл. 119—124). Переводы «Пира Трималхиона» появились позже: в 1880 г. опубликована неудовлетворительная попытка Э. Ронталера, а в 1900-м — великолепная по знанию текста и передаче простонародной речи вольноотпущенников стилизация И. И. Холодняка (1857—1913). Наряду с этим появились опыты полного перевода всего «Сатирикона» — В. В. Чуйко (1882) и Н. Пояркова (1913), оба крайне неудачные. Наиболее известный советскому читателю перевод был сделан для издательства «Всемирная литература» В. А. Амфитеатровым-Кадашевым, сыном известного писателя и публициста А. В. Амфитеатрова12. А. В. Амфитеатров опытной рукой выправил первые страницы работы своего сына, но в 1920 г. он эмигрировал, и редактирование «Сатирикона» было передано Б. И. Ярхо (1889—1942). Ему пришлось решительно переработать переведенную В. А. Амфитеатровым прозу, выполнить перевод всех стихотворных вставок и составить примечания и статью, не потерявшие ценности до сих пор (установлено М. Л. Гаспаровым по материалам ЦГАЛИ). В этом виде «перевод *** под ред. Б. И. Ярхо» вышел во «Всемирной литературе» в 1924 г. (А. Гаврилов13)

В 1882 г. вышел перевод В. В. Чуйко (Серия «Европ. писатели и мыслители» IX, СПБ.) с пропуском всех стихов и некоторых мест по усмотрению переводчика, а в 1900 г. — перевод И. Холодняка («Филологич. Обозрение», 2), под заглавием «На пиру у Трималхиона». (Б. И. Ярхо14)

И. Холодняк предпринял попытку в своем переводе «Пира Трималхиона» (Петроний. На ужине у Трималхиона. М., 1900 — приложение к т. XVIII «Филологического обозрения» за 1900 г.) вообще русифицировать Петрония и передать все латинские пословицы в тексте русскими эквивалентами. Б. И. Ярхо (изд. 1924 г., Предисловие) [...] считает эту попытку ненужной. («...Нам этот принцип казался неприемлемым, хотя бы из-за связанных с ним непреодолимых трудностей: в самом деле, можно ли русифицировать Петрония, и есть ли смысл за это браться? Ведь если даже назвать ларов домовыми, то все же атрий богача Трималхиона вряд ли произведет на нас впечатление тургеневского intérieur’а.»)15

Перевод Амфитеатрова—Ярхо 1924 г. в советское время переиздавался (без вставок Нодо) в 1969 г. в томе «Античный роман» «Библиотеки всемирной литературы»16, с исправлениями и купюрами цензурного характера. В 1990 г. был выпущен репринт издания 1924 г. (М.: СП «Вся Москва», 1990). После 1990 года этот перевод неоднократно переиздавался в различных вариантах.

В 1989 году был опубликован перевод прозаического текста А. К. Гаврилова (в кн.: Римская сатира — М.: Худ. лит., 1989, со стихотворными переводами Б. Ярхо).

В 2016 году опубликован перевод Г. М. Севера, в котором заново переведены также все стихотворные фрагменты.

  • 1. Полагают, что гл. 20 относится к 14-й книге.
  • 2. Большинство современных издателей    (Эрну, Параторе, Мюллер) вполне обоснованно предпочитают заглавие «Satiricon». Последнее, шестое, издание Бюхелера — Хереуса (1922) сохраняет заглавие «Satirae» (об этом см. подробнее у Э. Марморале — указ. соч., стр. 30 сл.)
  • 3. В сохранившемся тексте Петрония анакреонтических размеров не встречается, так что Теренциан либо ошибался, либо имел перед собой более полный текст Петрония, где эти размеры могли быть.
  • 4. Тацит употребляет слово simplicitas, характеризуя нрав своего Петрония. Автор «Сатирикона» употребляет (в CXXXII, 1—5) то же слово simplicitas для характеристики своего произведения, прославляющего простоту нравов: «Что вы, наморщивши лбы, в лицо мне уперлись, Катоны, и осуждаете труд, новый своей простотой?» (дерев. Б. И. Ярхо). Употребление simplicitas в сходном значении у Тацита и в «Сатириконе» — один из аргументов в пользу идентификации Петрония Тацита и автора «Сатирикона». См., напр.: Н. Bogner. Petronius bei Tacitus. — Hermes (1941), S. 223—224. Богнер констатирует идентичность смысла слова simplicitas у Тацита и Петрония и предлагает рассматривать цитируемое место (CXXXII, 1—5) как оправдание, которое Петроний дает своей манере, и как его программу.
  • 5. Один из участников заговора Пизона («Летопись», XV, 53—56, 59—70).
  • 6. Т. е. для составления подложного документа. См., напр., «Летопись», XVI, 17, где говорится о подделанной записке Лукана.
  • 7. Перев. Б. И. Ярхо (с незначительными изменениями). См. предисловие к его изданию «Сатирикона», стр. 17—18.
  • 8. Характеристика Петрония у Тацита перекликается также с сообщением Плиния Ст. (II. N., XXXVII, 8, 20) о консуляре Тите Петронии, который, умирая, разбил драгоценную вазу, чтобы она не досталась Нерону.
  • 9. В предисловии к изданию Петрония Ф. Бюхелера со всей решительностью сказано: «Как люди, обстоятельства, нравы, литературные занятия и вообще весь склад человеческой и гражданской жизни, какой тут описывается, так и язык, и техника размеров не совпадает ни с каким другим временем, кроме нероновского».
  • 10. Весьма возможно, что Петроний намеренно избегал в романе точных указаний на время действия. Он мог сделать это из цензурных соображений и отнюдь не излишней предосторожности.
  • 11. Выдержки из: И. П. Стрельникова. Сатирико-бытовой роман. Петроний // Античный роман — М.: «Наука», 1969
  • 12. который сам был автором популярного романа из эпохи Нерона «Зверь из бездны».
  • 13. Петроний. Сатирикон. // Римская сатира. — М.: «Худож. лит-ра», 1989
  • 14. Предисловие // Петроний. Сатирикон. Гос. изд-во, М.—Л., 1924
  • 15. И. П. Стрельникова. Сатирико-бытовой роман. Петроний // Античный роман — М.: «Наука», 1969
  • 16. Как правило, именно этот перевод представлен в интернет-библиотеках.

Петроний Арбитр. Сатирикон

Роман печатается по изданию: Петроний Арбитр. Сатирикон. Изд-во «Всемирная литература», М.— Л., 1924.

Перевод был сделан для «Всемирной литературы» В. А. Амфитеатровым-Кадашевым и отредактирован его отцом, писателем А. В. Амфитеатровым. После эмиграции последнего редактирование «Сатирикона» было передано Б. И. Ярхо (1889—1942), который основательно переработал прозу и заново перевел стихотворные вставки. (Установлено М. Л. Гаспаровым по материалам ЦГАЛИ.)

С. В. Полякова. Об античном романе

Знакомясь с античным романом, читатель знакомится с первыми шагами того жанра, который, начиная с XIX столетия, занимает главенствующее положение в литературе европейских стран.

Роман древних греков и римлян во многом обусловил возникновение и развитие позднейшей художественной прозы. Повествовательная техника европейского романа широко заимствовала открытия греческих и римских романистов, новеллистика - сюжеты и мотивы.

И. П. Стрельникова. Сатирико-бытовой роман. Петроний

Если число дошедших до нас произведений греческой повествовательно-художественной прозы, так называемых греческих романов или фрагментов из них настолько значительно, что мы можем даже говорить о каких-то разновидностях внутри самого жанра, то из всех произведений римской литературы к этому жанру могут быть отнесены всего два: «Сатирикон» Петрония и «Метаморфозы» Апулея.

Античный плутовской роман — Л.: Смарт, 1991

Антология, составитель И. Е. Бабанов

Содержание:

  1. Петроний. Сатирикон (перевод Б. Ярхо, В. Амфитеатрова-Кадашева, А. Амфитеатрова)
  2. Лукиан. Лукий, или Осёл (перевод Б. Казанского)
  3. И. Е. Бабанов. Послесловие

Гюстав Дроз. Глава из Петрония

Из романа «Лето в деревне»
Из письма Адели. Стихотворение является пересказом прозаической истории, рассказанной поэтом Евмолопом в романе Гая Петрония Арбитра «Сатирикон» (главы 85-87).

Дитя борделя: Семь лучших французских эротических романов XIX века. – М.: КРОН-Пресс, 1998. – С. 415-418.
Подстрочный перевод с французского А. Васильковой