Чулков Михаил Дмитриевич

Михаил Дмитриевич Чулков (ок. 1743—1793) по происхождению не принадлежал к дворянству. Начатки образования он получил в гимназии для разночинцев при Московском университете, где учился в 1758 г., был актером придворного театра, дворцовым камер-лакеем и придворным квартирмейстером, пробовал жить чисто литературными заработками, пока наконец в 1772 г. не поступил на службу в Сенат, где и выслужил себе потомственное дворянство. Литературная деятельность Чулкова была не менее пестрой, чем его биография. В разное время он то писал комедии, то переводил с французского, составил многотомное «Историческое описание российской коммерции», издал четыре части «Собрания разных песен» и несколько мифологических словарей, посвященных в основном русским народным поверьям и обрядам. Последние из указанных работ сыграли важную роль в развитии литературного фольклоризма. Однако историко-литературное значение Чулкова определяется прежде всего его прозаическими произведениями. В 1766 г. вышли первые части его сборника «Пересмешник, или Словенские сказки» (5-я часть появилась лишь в 1789 г.), состоявшего из плутовских и волшебно-сказочных новелл, а в 1770 г. — первая часть незавершенного романа «Пригожая повариха, или Похождения развратной женщины». Кроме того в 1769—1770 гг. он единолично издал два сатирических журнала — «И то, и се» и «Парнасский щепетильник». наполненных полемикой с современными писателями. В «И то, и се» были опубликованы стихотворные произведения Чулкова — ирои-комическая поэма «Плачевное падение стихотворцев», «Стихи на качели» и «Стихи на семик», написанные в том же стиле, и притчи, или, как их называет сам автор, «стихотворные повести». Последние особенно ясно связаны с новациями Чулкова в прозе, которые состояли в подчеркнутом отказе от нравоучительной дидактики. Поэтому Чулков обращается не к басенной европейской традиции, а к фацециям, плутовским сюжетам западного фабльо и бытовому анекдоту. При этом он в значительной степени отходит от принципов сумароковской школы баснописцев, уделяя больше внимания изложению самого сюжета, чем словесному орнаменту рассказа. Немногочисленные притчи Чулкова, хотя и не получившие широкой известности, стоят у истоков русского стихотворного рассказа.1

* * *

Михаил Дмитриевич Чулков (1740-1793) — замечательный литератор. О жизни его сохранились чрезвычайно скудные сведения. В предисловии ко 2-му изданию его "Записок экономических" сказано, что Чулков "в младолетстве обучался в московском университете и, изучив одно токмо начальное основание словесных наук, взят был из оного с прочими по именному указу и определен на службу". К этим данным можно прибавить только то, что в 1790 г. Чулков был надворным советником и секретарем сената. С ранней молодости он отличался необыкновенной любовью к литературе и "писал почти беспрестанно сочинения всякого рода". Чулков был одним из самых плодовитых и разносторонних писателей XVIII в., и небесталанным. Митрополит Евгений свидетельствует, что Чулков "около 20 лет возраста своего (следовательно, в 1760 г.) отличал уже себя многими изрядными стихотворениями и романами". Первые опыты Чулкова остаются для нас неизвестными; знаем только, что в 1767 г. он издал "Краткий мифологический лексикон", да, по Сопикову, в 1766-68 гг. выпустил в 4 частях "Пересмешник, или Славянские сказки" (Евгений указывает только одно второе издание, 1783-89 гг.). В первом периоде своей деятельности Чулков чувствовал склонность к беллетристике и сатире. В эпоху сатирических журналов Чулков издавал два небольших сатирических журнала: "И то, и Cё" (1769 г.) и "Парнасский Щепетильник" (1770 г.), в которых немало следов полемической борьбы с литературными противниками: особенным его нападкам подверглись романист Ф. А. Эмин и В. И. Майков. Их осмеял он и в сатирической поэме "Плачевное падение стихотворцев" (впоследствии эта поэма вышла отдельной книгой, в СПб., без обозначения года, вместе со стихами на качели, на семик и на масленицу). В период увлечения сатирой Чулков издал первую (больше не было) часть необыкновенно популярного у наших предков романа "Пригожая повариха, или Похождение развратной женщины" (ч. I, СПб., 1770). По своей внешней фабуле он является сколком с французских романов приключений; типы, выводимые в романе (ухаживатель Ахаль, Светон, секретарь), часто встречаются в сатирических журналах. Надо предположить, что обстановка жизни Чулкова содействовала возникновению в нем склонности изучать песни, сказки, обряды и суеверия народные. В его журналах заслуживают внимания и стиль, по изобилию пословиц и поговорок приближающийся к народному, и нередкие этнографические заметки, и народные песни. После издания журналов Чулков обращается к большим сводным трудам этнографического характера. Первым таким трудом было "Собрание разных песен". Мы знаем, что первые две части этого собрания были напечатаны по распоряжению императрицы Екатерины II и были готовы в 1776 г. (приводимое всюду указание на то, что собрание песен Чулкова в 4-х частях было напечатано в 1770-75 гг., неверно, ибо 19 июля 1776 г. Чулков ходатайствовал о разрешении императрицы печатать и остальные части сборника; см. "Архив дирекции Императорских театров", отд. II, стр. 101, СПб., 1892). Первое издание песен, сделанное Чулковым при сотрудничестве Михаила Попова, в настоящее время не находимо и мы знаем о нем только по последующим. Второе издание было сделано Н. И. Новиковым в 1780-81 гг.; оно было дополнено двумя частями и в литературе известно как "Новиковский песенник" ("Новое и полное собрание российских песен, содержащее в себе песни любовные, пастушеские, шутливые, простонародные, хоральные, свадебные, святочные, с присовокуплением песен из разных российских опер и комедий"; впоследствии издание повторялось). Чулков заносил в свое собрание не только народные песни, которые, можно догадываться, он не записывал со слов, а списывал с тетрадей грамотеев, но и модные романсы современных ему авторов и арии из комических опер. Значение сборника Чулкова велико: до него не появлялось такого богатства народных песен, и он первый стал печатать песни без изменений и поправок стиля. В истории изучения русской народности Чулкову принадлежит почетное место. Собирание песен современникам его казалось по меньшей мере делом совершенно излишним, если не вредным: даже митрополит Платон отозвался о песнях, переизданных Н. И. Новиковым, как "о сумнительных". В 1780 г. Чулков приступил к новому этнографическому собранию, значительно низшему по своей научной ценности. В 1780-83 гг. в университетской типографии у Новикова были отпечатаны в 10 частях "Русские сказки, содержащие древнейшие повествования о славных богатырях, сказки народные и прочие оставшиеся через пересказывание в памяти приключения". Чулков отличался большой любовью к памятникам народного творчества, но не обладал этнографическим пониманием, которое, впрочем, в то время еще и не привилось; он считал вполне возможным обращаться с былинами и народными рассказами по своему усмотрению. Ни одна из тех повестей, "которые рассказываются в харчевне", не занесена им в подлинном виде: он изменял, переделывал, дополнял их по рыцарским романам, по изданиям "Bibliotheque bleue". В 1782 г. вышел его "Словарь русских суеверий", который был переиздан в 1786 г; под заглавием: "Абевега русских суеверий, идолопоклонничества, жертвоприношений, свадебных, простонародных обрядов, колдовства, шаманства и проч.". Для своего времени это был замечательный этнографический труд, которым в наше время находил возможным пользоваться А. Н. Афанасьев, в своих "Поэтических воззрениях славян на, природу". От занятий этнографией Чулков перешел к занятиям историей промышленности и юриспруденцией. Труды Чулкова по истории торговли до сих пор совершенно не оценены. Им написано и по повелению императрицы за счет ее кабинета издано огромное "Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времен до настоящего и всех преимуществ, узаконений и т. д.". (М., 1781-1788, 7 частей, в 21 томе; величайшая библиографическая редкость). Труд Чулкова основан на изучении архивных материалов и для истории нашего торгового законодательства имеет важное значение. В 1788 г. появилось извлечение из этого труда: "Краткая история российской торговли" (М.). Из "Описания" же извлечены "Словарь учрежденных в России ярмарок, изданный для обращения в торговле" (М., 1788) и "Наставление необходимо нужное для купцов, а особливо для молодых людей" (М., 1788). К области практической экономии относятся "Записки економические для всегдашнего исполнения в деревнях прикащику и рачительному эконому" (М., 1788; 2-е изд., 1790). Чулкову одному из первых пришла в голову мысль популяризовать русские законы и издать справочную юридическую книжку. В 1791-1792 гг. вышел в 5 книгах его "Словарь юридический или свод российских узаконений, временных учреждений суда и расправы". В первой части узаконения были расположены в азбучном порядке, во второй -- в хронологическом, с Уложения по 1790 г. (первая часть была переиздана в Новгороде в 1796 г.). Затем Чулковым был начат "Сельский лечебник, или Словарь врачевания болезней, бывающих в роде человеческом, в роде скотском и птиц домашних" (при жизни Чулкова вышло в Москве, в 1789-90 гг., 4 части; после его смерти, в 1803 г., вышла 5-я). Остальные напечатанные труды Ч.: "Похождение Ахиллесово под именем Пирра до осады Троянской" (СПб., 1709; 2-е изд., М., 1788, по Сопикову); "Оберон, поэма Виланда в 14 песнях" (перевод с немецкого, М., 1787); "Переложение в стихах прозаического с французского перевода писем Петрарки к любовнице его Лори" (указание самого Ч.; по росписи Сопикова эта книга неизвестна). В рукописях остались многие сочинения Чулкова, как проект вечного мира, примечания об экономических крестьянах, проект о заведении купеческого банка, словарь русского языка, словарь земледелия, скотоводства и домостроительства, поэма в девяти песнях о Самозванце Гришке Отрепьеве и др. Добавим еще сообщение Чулкова о том, что его комедия, до нас не дошедшая, под заглавием: "Как хочешь, назови", представлялась неоднократно в придворном театре в С.-Петербурге. Общей оценки деятельности Чулкова не существует. Чулков был в своем роде Ломоносовым, конечно, меньших размеров. Его труды энциклопедического характера принесли большую пользу русскому обществу; труды по истории русской торговли составляют солидное ученое исследование; этнографические его своды сыграли большую роль в истории изучения русской народности.2

Публикации:

  • 1. Стихотворная сказка (новелла) XVIII-начала XIX века — Л.: «Советский писатель», 1969
  • 2. П. Е. Щеголев // Русский биографический словарь

Михаил Чулков. Краткий мифологический лексикон

Источник текста: Чулков М. Д. Краткий мифологический лексикон. СПб., Тип. Академии наук, 1767 г.

КРАТКОЙ

МИФОЛОГИЧЕСКОЙ

ЛЕКСИКОН

 

ДВОРА

ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО

ВЕЛИЧЕСТВА

Камер-Юнкеру

придворного Российского театра

ДИРЕКТОРУ

ЕГО ВЫСОКОРОДИЮ ВАСИЛЬЮ ИЛЬИЧУ

БИБИКОВУ

Михаил Чулков. Басни

Михаилу Дмитриевичу Чулкову (ок. 1743-1792) в своей жизни пришлось быть актером, придворным лакеем, чиновником, к концу жизни он выслужил право на дворянство и стал помещиком. Таким же пестрым, как биография, было и его творчество. Чулков писал романы (в том числе плутовской роман "Пригожая повариха"), комические поэмы, составлял словари по русской мифологии, он издавал также два сатирических журнала. В первом из них, "И то и сио" (1769), он и напечатал свои басни-анекдоты в стихах. Печатаются по этому изданию. Часть сюжетов Чулкова встречается в "Письмовнике" Н. Г. Курганова.