Робин Гуд и лихой монах (Перевод М. Кантора)

(Robin Hood and the Curtal Friar)

Проверим, кто на что горазд!
Установить берусь,
Кто крепче в драке сдачи даст –
Узнаем, кто не трус!

В лань кто навскидку попадет?
В оленя, коль не лень?
Дурачится лесной народ
В бездельный летний день.

Скейтлок косулю подстрелил,
Свалил оленя Джон
Навскидку с пятисот шагов.
Был Робин изумлен.

– Таких, как ты, я не встречал!
Сто миль готов скакать,
Чтобы увидеть силача,
Коль он тебе под стать.

Смеясь, сказал ему Скейтлок:
– Раз требует душа,
Поближе ты найти бы мог
Стрелка и крепыша.

Зачем же ехать далеко –
Когда в пяти шагах
Живет в аббатстве за рекой
Один лихой монах.

Когда не врет о нем молва –
Он стоит вас двоих.
И хоть с тонзурой голова,
Детина в драке лих.

– Грешно такого пропустить,
И, клятвою гоним,
Не буду есть, не стану пить,
Пока не встречусь с ним.

Вооружился Робин Гуд:
Со стрелами колчан,
И тисовый надежный лук
Грозит из-за плеча.

Примчал в аббатство впопыхах –
Глядь, у реки стоит
Монах в летах, широк в плечах,
Имеет хмурый вид.

У пояса монаха меч,
В руке тяжелый щит.
– Игра, пожалуй, стоит свеч:
Рискну – кто крепче сшит.

Монаха пнул: – На берег тот
Доставить надо груз.
Перенеси-ка через брод,
А то я рассержусь.

Монах ни слова не изрек.
На плечи взял стрелка
И перенес через поток –
А ноша нелегка!

Но только вышел из воды,
Он Робину сказал:
– В награду за мои труды
Тащи меня назад.

И Робин Гуд не возразил,
Присел, согнул хребет,
Хоть тяжело катать верзил –
Привык держать ответ.

Под этой тушей не вздохнуть!
Скривив в усильи рот,
Прошел с монахом Робин Гуд
Обратно через брод.

На берег вышел и сказал:
– Долг надо отдавать.
Ты отдохнул, а я устал,
Неси меня назад.

Опять ему на шею сел.
А Робин был тяжел.
Монах покорно нес, терпел,
В воде по пояс шел.

На глубине монах стрелка
Стряхнул в речной поток:
– Ты можешь плыть или тонуть,
Как хочешь, паренек.

На берег вылез Робин Гуд,
Держась за куст ракит.
Лук осмотрел и тетиву –
Он очень был сердит.

Он выбрал лучшую стрелу,
Чтоб бить наверняка,
Монах отбил ее щитом,
Смеясь, дразнил стрелка.

– Тебе слабо попасть в меня,
Но, ежели не лень,
Трудись, стрелок, еще стреляй
Хоть целый божий день.

– Тогда лови еще стрелу!
Их все отбил монах.
Отброшен бесполезный лук.
– Сразимся на мечах!

И с десяти часов утра
Рубились, что есть сил.
Под вечер Робин Гуд устал,
Пощады запросил.

– Прошу, монах, не погуби!
Я в драке изнемог,
Позволь мне трижды протрубить
Вот в этот старый рог.

– Когда так просят нежно, то
И отказать нельзя.
Труби вовсю, пока на лоб
Не вылезут глаза.

Три раза рог пропел в бору,
К стрелку на этот зов
С оружием в руках бегут
Полсотни молодцов.

– А это кто? – спросил монах. –
Они твои друзья?
Похоже, что трубить в лесах
И разрешать нельзя.

Теперь и я прошу: дружок,
Позволь подать мне знак.
Но я трубить не стану в рог,
А посвищу в кулак.

– Чтоб свистом мог с ума свести –
Такого не слыхал.
В кулак свистишь? Не просвисти
Нажитый капитал.

Три раза просвистел монах.
Сквозь лес на этот зов
К нему несутся во весь мах
Полсотни злобных псов.

– Шустра, – заметил Робин Гуд, –
Компания твоя.
– Они стрелков твоих порвут
На штрипки для белья.

На Робина два злобных пса
Набросились, рыча.
И разлетелись по кустам
Ошметки от плаща.

Йомены целились в собак,
Но не могли попасть –
Стрелу обученные псы
В прыжке ловили в пасть.

Малютка Джон сказал: – Монах,
Собачкам дай отбой.
– Ты кто и на каких правах
Беседуешь со мной?

– Меня зовут Малютка Джон.
И видят небеса:
Коль волкодав не усмирен,
Берусь за дело сам.

Он десять раз согнул свой лук
И десять метких стрел
Подряд вогнал в десяток псов –
Никто не уцелел.

– Постой, стрелок! – сказал монах. –
Не надо больше так!
Поговорим же о делах –
Я вижу, ты мастак.

Прошу пожаловать в сей дом –
За драку не взыщи.
Стрелкам с меня – накрытый стол
И новые плащи.

По воскресеньям – уговор:
Обедаете здесь.
Я с вами в Ноттингем и в бор –
Собьем с шерифа спесь.

Держал аббатство за рекой
Семь лет лихой монах,
Ходили лорды стороной –
Испытывали страх.

 

Баллада входит в состав рукописи Перси (British Library Add MSS 27879), найденной и опубликованной антикваром Т. Перси (Reliques of Ancient English Poetry. 3 vols. London, 1765). В рукописи она дана с большими сокращениями, которые позже были восстановлены по сборникам народной поэзии XVII века – так называемым «гирляндам» (garlands).
Перевод М. Кантора сделан специально для издания 2015 г. Балладу также переводил Игн. Ивановский под названием «Робин Гуд и отчаянный монах».

Живет в аббатстве за рекой, один лихой монах… – Речь идет о Фонтейнс-Эбби – «Аббатстве источника». Аббатство с таким названием находилось недалеко от Барнсдейла и принадлежало ордену цистерцианцев. Однако герой баллады не мог там жить, поскольку был «братом» (friar) – членом одного из нищенствующих орденов. Скорее всего, брат Тук, как его называет легенда – фольклорный герой, связанный с Робин Гудом старинными «майскими играми», в которых оба играли важную роль.

Йомены целились в собак... – йомены принадлежали к сословию йоменов – свободных крестьян-землевладельцев. Первоначально йомены были дружинниками знатных феодалов, получавшими за службу участок земли; их имя тогда звучало как yong men – «молодежь». Позже они получили право передавать свои наделы по наследству, превратившись в уважаемых людей, опору власти и порядка. Однако любой проступок и даже не уплаченный вовремя долг могли превратить их в outlaw (буквально «вне закона»), какими были все «вольные стрелки». Это означало, что любой встречный не только мог, но и должен был убить их или поймать, передав стражникам шерифа. Понятно, что эти люди бежали в лес, объединялись в отряды и начинали войну с враждебным им обществом. «Все против них и они против всех» – говорил хронист.
Стрелкам с меня – накрытый стол и новые плащи… – в оригинале монах обещает каждую неделю платить Робину по ноблю и раз в год снабжать его отряд одеждой, что больше напоминает не дружеский подарок, а дань рэкетирам.

Теги: