Послание регистратору Гарнье

Прошение подать – как вам идея,
Гарнье? Я мудр иль глуп на этот раз?
За шкуру за свою и зверь радеет,
И если сила, ложь, властей приказ
Его ухватят, вырвется тотчас –
Ну, если сможет. Песнь судебных строк
Пропел мне произвол, как Трубный глас.
Смолчать я мог тогда? Или не мог?

Капета, короля и богатея,
Чья слава из мясницкой вознеслась,
Будь я наследник – отданный воде, я
На живодёрне б не сидел сейчас
(Вам ясен смысл предшествующих фраз?).
Без прав лишен я прав. Был суд жесток,
В нем жульничество светит напоказ.
Смолчать я мог тогда? Или не мог?

Считаете, под шляпою моею
Ни мыслей философских, ни прикрас,
Чтоб написать прошение вернее;
Всего мне хватит, уверяю вас,
Но вот надежды мало в этот час:
Сказали мне, и в том свидетель Бог:
«К повешенью!». Никто меня не спас.
Смолчать я мог тогда? Или не мог?

Принц! Я, смолчав, смирясь, немея,
С покойным Хлотарем стоял бы средь дорог,
Таким же пугалом, в полях нездешних тлея.
Смолчать я мог тогда? Или не мог?


Баллада адресована некоему Гарнье, ведавшему учётом заключённых и, видимо, прохождением официальных документов, в том числе прошений о помилованиях. Приговор Вийону был уже вынесен, в балладе Вийон излагает аргументы как за то, чтобы писать прошение о помиловании («За шкуру за свою и зверь радеет» (в подлиннике «Любой зверь бережет свою шкуру»)), так и против («Но вот надежды мало в этот час» (в подлиннике «Не слишком я полагаюсь на мое разумение»)). «Живодёрня» – так называлась вся тюрьма либо пыточная камера. «Отданный воде,я // На живодёрне б не сидел сейчас» (в подлиннике «Мне не пришлось бы сквозь эту материю пить на этой живодёрне») – здесь Вийон намекает на то, что его подвергли пытке водой. Капет (Гуго Капет) и Хлотарь (Лотарь) – французские короли; о первом говорили, что он сын мясника, сравнение второго с пугалом неясно, хотя и несомненно, что оно непочтительно.