Теперь следует вторая часть этой истории о приключениях Фауста и других вещах

Искать в интернет-магазинах:

18

Когда доктор Фауст не мог больше получать от духа ответы на вопросы о божественном, пришлось ему поневоле от этого отступиться, и принялся он делать календарь. К этому времени стал он хорошим астрономом или астрологом, человеком ученым и искусным, наученным своим духом читать по звездам и составлять предсказания погоды, и, как известно многим, все, что он написал, снискало ему похвалы среди математиков. Также были правильны все его предсказания, которые он посвящал знатным господам и князьям, ибо он следовал словам и откровениям своего духа относительно будущих вещей и событий, которые всегда оправдывались. Его календари и альманахи заслужили похвалы перед другими, потому что если он вносил что-нибудь в календарь, так и случалось: если он писал, что будет туман, ветер, снег, дождь, тепло, гроза, град и т. п., так оно и бывало. С его календарями никогда не бывало, как у некоторых неопытных астрологов, которые зимой всегда предсказывают холод, мороз или снег, а летом, в самые жаркие дни - тепло, гром или сильные грозы. В своих предсказаниях он точно отмечал часы и время, когда что-либо должно было случиться. И особо предупреждал он каждого правителя о грядущих бедах: одного - если грозил недород, другого - если готовилась война, треть его - если приходил мор.1

19

Вопрос или прение об искусстве астрономии или астрологии

После того как Фауст два года составлял свои календари и предсказания, спросил он своего духа о том, как обстоит дело с астрономией или астрологией, которой обычно занимаются математики.

Дух отвечал ему и сказал: «С этим делом обстоит так, что все звездочеты и астрономы ничего особенного предсказать не могут, ибо все это - сокровенные вещи, сотворенные богом, которые люди не могут познать и исследовать, как это можем мы, духи, парящие в воздухе и поднебесье. Ибо мы - старые духи, искушенные в движении небесных светил. Я мог бы тебе, господин мой Фауст, составить календарь и предсказания или гороскоп год за годом на вечные времена, и, как ты сам видишь, я еще тебе никогда не лгал. Правда, древние, те что жили по 500 или 600 лет, научились искусству этому и овладели им в совершенстве, ибо за столько лет заканчивается великий год;2 поэтому они могут изъяснять знамения и кометы. А все молодые и неопытные астрологи пишут свои предсказания, как кому на ум взбредет».

20

О зиме и лете

Показалось Фаусту непонятным, каким образом бог сотворил в этом мире зиму и лето. Вот и стал он спрашивать духа, откуда зима и лето берут свое начало. Дух на это отвечал кратко: «Господин мой Фауст, разве ты сам, как физик, по солнцу понять этого не можешь? Знай же, что на небе, от луны до звезд, все пылает огнем, земля же, напротив, холодная и остывшая. И вот, чем ближе к земле светит солнце, тем становится жарче. В этом причина лета. А когда солнце стоит далеко, становится холодно и наступает зима».3

21

О движении неба, его красе и происхождении

Доктор Фауст, как сказано, не должен был более расспрашивать духа о небесных и божественных вещах. Это его огорчало; день и ночь только и помышлял он, какой бы найти предлог и подходящую причину, чтобы расспросить о том, что господь сотворил и что установил. Он уже не спрашивал о блаженных душах, об ангелах и о муках адовых, ибо знал, что в атом деле не может ожидать от духа послушания. И приходилось ему придумывать такое, что, казалось ему, легче будет получить. Поэтому стал он расспрашивать духа под предлогом, будто это надобно знать физикам в их занятиях астрономией или астрологией. И обратился к духу со следующим вопросом, а именно о движении неба, его красе и происхождении. Об этом должен был он ему рассказать.

«Господин мой Фауст, - отвечал дух, - бог, который создал тебя, создал также и мир и все стихии под небесами, ибо сперва бог сотворил небо из лона вод и, отделив воды от вод, назвал небо твердью небесной. Таким образом, небо кругло, выпукло, подвижно, создано и образовано из воды, так же крепко крепостью, как хрусталь, и имеет сверху такой же вид, как хрусталь, на нем укреплены звезды, и благодаря этой округлости неба поделен свет на четыре части, именно - восход, закат, полдень и полночь. И так быстро движется небо; что земля разбилась бы вдребезги, если бы этому не препятствовало движение планет. Небо также сотворено с помощью огня, и если бы облака не охлаждали его своей влагой, то от огня его или жара воспламенились бы все внизу находящиеся стихии. Внутри небесной тверди, там, где помещаются небесные созвездия, находятся семь планет, каковые суть: Сатурн, Юпитер, Марс, Солнце, Венера, Меркурий и Луна. И все небеса движутся, только огненное небо остается неподвижным. И мир также поделен на четыре части, каковые суть: огонь, воздух, земля и вода. От них все сферы и все творения берут свое начало, и каждое из небес заимствует свою материю и свойства. А именно: верхнее небо - огненное, среднее и нижнее светлы как воздух. Одно небо светится, а среднее и нижнее прозрачны как воздух. В верхнем небе теплота и свет проистекают от близости солнца, а в нижнем небе от отражения его блеска, от земли. Там же, куда не заходит его блеск, стоит холод и мрак. В этом мрачном воздухе обитаем мы, духи и бесы, и ввергнуты мы в этот мрачный воздух. В этом мрачном воздухе, где мы обитаем, бушевание, гром, молния, град, снег и тому подобное; поэтому мы можем знать во всякое время года, какая будет погода. Итак, небо состоит из двенадцати сфер, которые окружают землю и воду, и все они могут быть названы небесами».

И дух также рассказал о том, как одна планета вслед за другою правит, и на сколько градусов каждая планета подымается над другими.4

22

Доктор Фауст спрашивает о том, как бог создал мир,
и о том, как впервые был создан человек,
на что ему дух по своему обычаю дает лживый ответ

К опечаленному и сокрушенному доктору Фаусту явился его дух, стал его утешать и спрашивать, что за тоска и печаль его гнетут. Доктор Фауст ничего ему не ответил, так что дух ревностно к нему приступился, желая, чтобы Фауст поведал ему свою заботу, тогда он по возможности ему поможет. Доктор Фауст ответил: «Взял я тебя в слуги, и служба твоя мне дорого обходится, а между тем не могу добиться, чтобы ты поступал по моей воле, как подобает слуге».

Дух сказал: «Господин мой Фауст, ты знаешь, что я тебе еще никогда не перечил, но часто, даже когда я не обязан был отвечать на твои вопросы, все же и тогда поступал согласно твоему желанию. Скажи же мне, господин мой Фауст, что твоей душе угодно?».

При этих словах отлегло у доктора Фауста от сердца, и тогда попросил доктор Фауст: пусть дух ему расскажет, как бог сотворил мир и как был сотворен человек. На это дух дал Фаусту безбожный и лживый ответ и сказал так: «Мир, мой Фауст, никогда не рождался и никогда не умрет. И род человеческий был здесь от века, так что не было у него начала. Земля же сама собой родилась, а море от земли отделилось. И так мирно и полюбовно, словно они могли говорить друг с другом. Суша попросила у моря во владенье поля, луга, леса и траву или листву, а вода - рыб и все, что в воде находится. Богу они предоставили создать только людей и небо, так что люди в конечном счете должны быть подвластны богу. Из этой силы развились четыре силы: воздух, огонь, вода и земля. Иначе и короче я не могу тебе рассказать».

Доктор Фауст задумался над этим и никак не мог взять в толк. Когда он читал 1-ю главу Бытия, Моисей об этом иначе говорил, но Фауст не стал много возражать.5

23

Как все адские духи явились к доктору Фаусту
в своем подлинном образе
и среди них семеро самых главных

Князь и прямой повелитель доктора Фауста явился к нему, пожелав его навестить. Доктор Фауст немало был напуган его страшным видом. Ибо, невзирая на то, что стояло лето, от дьявола несло таким холодом, что доктор Фауст думал - он замерзнет. Дьявол, назвавший себя Велиалом, сказал: - Доктор Фауст, в полночь, когда ты проснулся, я прочел твои мысли, а именно, что ты пожелал видеть наиглавнейших адских духов; так вот я явился с моими самыми именитыми советниками и слугами, чтобы ты, согласно своему желанию, поглядел на них.

- Вот хорошо! - говорит Фауст. - Где же они?

- За дверью, - отвечает ему Велиал.

А Велиал явился к доктору Фаусту в обличье косматого, черного как уголь медведя, только уши его стояли торчком и были, как и морда, огненно-красного цвета. Были у него как снег белые длинные клыки, длинный хвост, локтей около трех, а на шее имел он три раскрытых крыла. Тогда в комнату к доктору Фаусту стали входить духи, один за другим, ибо все вместе они не могли поместиться, а Велиал указывал доктору Фаусту по очереди, кто они были и как звались. Вначале вошло семь именитых духов, как-то Люцифер, доктора Фауста прямой повелитель, которому он продался. Он был ростом с человека, волосат и космат, мастью как рыжая белка, и хвост торчком как у белки. Засим Вельзевул. У того были волосы тельного цвета и голова как у быка с двумя страшными ушами, тоже волосатый и косматый, с двумя большими крыльями, колючими, как чертополох в поле, наполовину белыми, наполовину зелеными, а из-под крыльев огненные языки вырываются; хвост же у него, что у коровы. Астарот, тот явился в образе дракона и так вошел прямо на хвосте. Ног у него не было, хвост окрашен как у ящерицы, брюхо толстое, спереди две короткие лапы, совсем желтые, а брюхо изжелта-белое, спина коричневая, как каштан, на ней острые иглы и щетина в палец длиною, как у ежа. После того вошел Сатана, седой как лунь, косматый. У него была ослиная голова, а хвост кошачий и когти в локоть длиной. Анубис, тот имел собачью голову, черную с белым: на черном - белые крапины, а на белом - черные. Кроме того, у него были ноги и отвислые уши, как у собаки, и был он ростом в четыре локтя. После него вошел Дификанус, высотой с локоть, видом как птица или куропатка, только шея зеленая с переливом. Последний был Дракус - на четырех коротких лапах, желтых и зеленых, сверху коричневый, весь как синее пламя, а хвост красноватый.6 Эти семеро вместе с Велиалом, который ими хороводил, были, как сказано, расцвечены разными красками. Остальные явились также в образах неразумных зверей - как свиньи, серны, олени, медведи, волки, обезьяны, бобры, буйволы, козлы, вепри, ослы и т. д. и т. п. В таких образах и в такой раскраске явились они к нему, а некоторым из них пришлось остаться за дверьми его покоев.

Доктор Фауст немало дивился этому и спросил семерых стоящих вокруг него, почему они не приняли другого обличья. Они отвечали ему и сказали, что в аду они не могут менять своего вида, и остаются адскими зверьми и гадами, хотя выглядят они там страшнее и отвратительнее, чем здесь. Однако же могут они принимать человеческий образ и повадки, как захотят. Фауст сказал на это, что будет довольно, если они семеро тут останутся, а остальных попросил убраться. Так и стало. После этого Фауст пожелал, чтобы они показали ему свое уменье, и на это они согласились.

И так, один за другим, как они это прежде делали, они обернулись в различных зверей, а также в больших птиц, змей, ползучих гадов, двуногих и четвероногих. Это весьма понравилось Фаусту, и он спросил, не может ли и он сделать так же. Они отвечали, что может, и бросили ему магическую книжечку: пусть испробует свое уменье, что он и сделал. Когда они хотели удалиться, он спросил их, кто создал насекомых.

Они же сказали: «После грехопадения человека расплодились насекомые во вред и на мучения человеку. Мы так же легко можем обращаться в различных насекомых, как и в других животных». Доктор Фауст рассмеялся и пожелал это увидеть, что и произошло. Они исчезли с его глаз, и тут вдруг в покоях доктора Фауста и в его комнате появились всевозможные насекомые, как-то: муравьи, пиявки, слепни, сверчки, саранча и т. д., так что весь его дом наполнился насекомыми. Особенно был он разгневан, раздосадован и обозлен, что некоторые из этих насекомых стали причинять ему всяческие мучения: муравьи мочились на него, пчелы жалили его, мухи ползали по лицу, блохи кусали, шершни налетали на него так, что он должен был защищаться, вши кусали его в голове и под рубашкой, пауки взбирались на него, гусеницы ползали по его телу, осы жалили его. И так они измучили его, что он, наконец, воскликнул: «Видно, все вы сущие дьяволята!». От всего этого не мог Фауст высидеть в комнате. Как только он выскочил прочь, не стало больше ни его мучений, ни насекомых. Те и другие сразу исчезли.

24

Как доктор Фауст совершил путешествие в ад

Пошел уже восьмой год положенного доктору Фаусту срока, и дни его шли друг за дружкой к цели. Большую часть своего времени занимался он исследованиями, учением, расспросами и диспутами. Между тем стала ему мерещиться или страшить его преисподняя. Поэтому он потребовал от своего слуги, духа Мефостофиля, чтобы тот вызвал к нему господ своих - Велиала или Люцифера. Те, однако, послали ему беса, который сообщил ему, что в поднебесной зовется он Вельзевулом, и спросил Фауста, каково его желание или стремление. Фауст сказал: не может ли он сделать так, чтобы дух ввел его в преисподнюю и снова вывел, чтобы он мог увидеть и постигнуть свойства, основания и качества преисподней, а также ее сущность? «Хорошо, - отвечал ему Вельзевул, - в полночь я приду и возьму тебя». Когда настала ночь, темная, хоть глаз выколи, явился ему Вельзевул, на спине у него было сидение, сделанное из костей и со всех сторон закрытое. В него сел доктор Фауст и отправился в путь. Теперь послушайте, как дьявол ослепил Фауста, обморочил его так, что тот и не мыслил иначе, как если бы он побывал в аду. Он поднялся с ним на воздух, и от этого Фауст заснул, будто он сидел в теплой воде или ванне. Вскоре после этого поднялся он на высокую гору, подобную большому острову, откуда вырывались сера, смола и огненные языки с таким неистовством и грохотом, что доктор Фауст от этого проснулся, а дьявольский змей ринулся в эту пропасть вместе с доктором Фаустом. И хотя Фауст сильно загорелся, но не почувствовал ни жары, ни ожога, только ветерок, как весною или в мае. Потом услышал также различные инструменты, звуки которых были весьма приятны, но как ни ярко было пламя, не мог он разглядеть ни одного инструмента или понять, как они были устроены. При этом он не должен был спрашивать, что творится, ибо ему было наперед строго запрещено говорить и задавать вопросы. Между тем и дьявольскому змею или Вельзевулу подлетели еще трое в таком же обличье, Когда доктор Фауст еще глубже погрузился в пропасть, а трое названных летели впереди Вельзевула, повстречался доктору Фаусту огромный крылатыи олень с большими ветвистыми рогами и хотел сбросить доктора Фауста в пропасть, что его очень испугало. Однако трое впереди летевших гадов прогнали оленя. Когда доктор Фауст еще глубже спустился в расщелину, он ничего не мог разглядеть, кроме множества насекомых и змей, которые роились вокруг. Змеи же были несказанной величины. Но на помощь ему пришли крылатые медведи, они стали бороться и сражаться со змеями и победили их, так что он невредимо и благополучно миновал их. Спустившись еще несколько ниже, он увидел огромного крылатого быка, выходящего из каких-то древних ворот или из ямы. Разъяренный, он с ревом кинулся на доктора Фауста и так сильно толкнул его сидение, что оно перевернулось вместе с Фаустом и его змеем. Полетел доктор Фауст с сидения своего в пропасть все глубже и глубже, крича о помощи, ибо не видел возле себя своего духа и думал: конец пришел мне! Но вот его подхватила на лету старая морщинистая обезьяна. Она его удержала и спасла. Тем временем преисподнюю заволокло густым, плотным туманом, так что некоторое время он не мог вообще видеть ничего. Как вдруг разверзлось облако, из него вышли два больших дракона, и везли за собой колесницу, в которую старая обезьяна усадила доктора Фауста. Тут примерно еще четверть часа стоял густой мрак, так что доктор Фауст не мог видеть или рассмотреть ни колесницы, ни драконов, однако же падал все ниже и ниже. Но как только рассеялся этот плотный, зловонный и мрачный туман, он вновь увидел своих коней и повозку. Тут с высоты устремилось на него столько лучей и молний, что и храбрейший, не говоря о докторе Фаусте, задрожал бы и испугался. Тем временем приблизился доктор Фауст к широкому и бурному потоку. Драконы вместе с ним погрузились в воду, но он чувствовал не воду, но великую жару и зной, а волны и потоки воды с такой силой обрушились на него, что он потерял и коней, и повозку и все глубже и глубже погружался в страшный поток, пока, наконец, падая вниз, не угодил в расщелину с высокими острыми краями. Здесь уселся он как полумертвый, озираясь кругом, однако никого не видя и не слыша. Он все глядел в расщелину, откуда веял ветерок, вокруг себя видел он воду. «Ну, что же теперь тебе делать, - подумал Фауст, - раз ты покинут адскими духами? Остается тебе либо броситься в расщелину, либо в воду, либо здесь наверху погибнуть». И разгневался он и в бешеном безрассудном страхе бросился в огненную яму, восклицая: «Ну что же, духи, примите от меня заслуженную жертву, этому обрекла меня душа моя!». Но как только он очертя голову бросился вниз, раздался страшный шум и грохот, от которого горы и скалы задрожали настолько сильно, что Фауст решил, будто стреляют из самых больших орудий. Когда же он, наконец, попал на дно, увидел он в огне множество знатных мужей, императоров, королей, князей и дворян, а также много тысяч вооруженных воинов. Возле этого огня протекал прохладный ручей, иные из него пили, купались и услаждались, другие от холода бежали в пламя, чтобы согреться. Доктор Фауст ступил в огонь и хотел схватить душу одного из грешников, но когда ему показалось, что он уже держит ее, она исчезла у него из рук. Однако из-за жары он не мог здесь оставаться долее, и когда он оглянулся, глядь - снова идет к нему его дракон или Вельзевул с креслом, он уселся и полетел обратно ввысь. Ибо доктор Фауст не мог более переносить гром, бурю, туман, серу, дым, пламя, мороз и зной, особенно после того, как он нагляделся на страдания и муки, вопли и стоны и прочее.

Доктор Фауст уже порядочное время не был дома, и его фамулус не мог ничего другого подумать и предположить, как то, что Фауст, который так жаждал видеть ад, узрел более, чем желал, и остался там навеки Но пока тот раздумывал, вернулся доктор Фауст снова к себе домой и как все это время он проспал на стуле, так спящим дух и сбросил его на постель.

Когда же настал день и доктор Фауст проснулся и узрел дневной свет, было с ним не иначе, как если бы он некоторое время просидел в мрачной темнице. Ибо за все это время не видел он в аду ничего, кроме потоков пламени и того, что вышло из пламени. Итак, лежа в постели, раздумывал доктор Фауст о преисподней. Иной раз и впрямь ему казалось, что он побывал там и все это видел, другой раз брало его сомнение и мнилось, что его глазам представилось только дьявольское наваждение, как оно и было на самом деле, ибо по-настоящему он не видел преисподней, а не то не пожелал бы он там очутиться.

Эту историю и рассказ о том, что он в своем ослеплении видел в преисподней, доктор Фауст сам записал, и это писание было найдено после его смерти на листке, написанном им собственноручно и вложенном в книгу, где он и оставался.7

25

Как доктор Фауст путешествовал по звездам

Эту историю также нашли у Фауста составленную и записанную им собственноручно для одного доброго приятеля его, Ионы Виктора, медика в Лейпциге.8 Содержание же этого письма было следующее:

«Любезнейший господин мой и брат!

«Я вспоминаю, как и Вы, наши школьные годы в дни нашей юности, когда вместе учились мы в Виттенберге. Вы поначалу усердствовали в медицине, астрономии, астрологии, геометрии, притом уже тогда были Вы славным физиком. Я же не мог равняться с Вами и, как Вы хорошо знаете, изучал богословие. Только в этом искусстве я мог добиться равных с Вами успехов, после чего Вы, случалось, обращались ко мне за советом в некоторых делах, и я, как это явствует из благодарственного письма, писанного Вами, никогда и ни в чем не отказывал Вам и всегда давал Вам ответ. Так и теперь я к Вашим услугам, и таковым Вы меня всегда найдете и встретите. Равным образом, я благодарен Вам за все похвалы, что Вы мне расточаете и дарите, а именно, что календарь мой и предсказания так прославились, что ко мне обращаются теперь не только малозначительные частные лица или простые бюргеры, но князья, графы и господа, по той причине, что все записанное и составленное мною полностью соответствует истине. В письме Вашем Вы упоминаете также о моем путешествии по звездам, что до Вас дошли слухи о нем, и просите меня сообщить, имело ли оно место или нет, присовокупляя, что это вещь совершенно невозможная, разве только с помощью черта или волшебства. Ну что же, Фриц! Как бы то ни было, оно действительно имело место и притом именно таким образом, как я, согласно Вашей просьбе, Вам сейчас доложу.

«Однажды я не мог заснуть и думал при этом о моих календарях и предсказаниях, о том, как устроена и какие свойства имеет небесная твердь и не мог бы человек или ученые физики узнать об этом здесь на земле, так чтобы исследовать и изучить ее устройство если не по прямому наблюдению, то по размышлению, предположениям и книгам. И вдруг я услышал, как неистовый шум и ветер поднялись в моем доме, все двери и ставни распахнулись, чему я немало испугался. И раздался тогда рычащий голос, который произнес: "Ну хорошо, ты увидишь радость твоего сердца и мыслей и то, чего жаждешь". На это я сказал: "Если я увижу то, о чем я думал и чего сейчас так страстно желаю, тогда я пойду с тобой". Он же снова ответил: "Тогда выгляни в окно, ты увидишь возок". Я так и сделал и увидел летящую вниз повозку, запряженную двумя драконами, как видно, из адского пекла. Так как в это время на небе светила луна, я рассмотрел и моих коней, и повозку. У драконов этих были черные с коричневым крылья в белых крапинах, а спина, брюхо, голова и шея в зеленоватых, желтых и белых пятнах. Голос снова прокричал: "Итак, садись и поезжай". Я сказал: "Я последую за тобой, если только мне будет разрешено". Тогда я вскочил на подоконник, прыгнул в мой возок и тронулся в путь.

«Летающие драконы взвились вместе со мной. Повозка имела четыре колеса, и стучали они так, как будто я ехал по земле; только при вращении из-под колес все время вырывались огненные языки. Чем выше я подымался, тем темнее становилось вокруг. Казалось, будто из яркого солнечного дня я погружаюсь в темную яму. Так смотрел я с неба вниз на землю. Во время этого полета прилетел мой дух и слуга и сел ко мне в повозку. Я сказал ему: "Мой Мефостофиль, куда я теперь направляюсь?". - "Об этом не беспокойся", - отвечал он и полетел еще выше.

«Теперь я расскажу Вам, что я видел, ибо я вылетел во вторник и во вторник же вернулся домой, что составляет, восемь дней. За это время я ни разу не спал и не сомкнул глаз и летел совершенно невидимым. Как только рассвело и наступило раннее утро, сказал я своему другу Мефостофилю: "Не знаешь ли ты, любезнейший, как далеко мы отъехали, ты это, наверно, знаешь, ибо я хорошо могу понять из того, что меня окружает, что за эту ночь я порядочно проехал, хотя за все время моей отлучки я не чувствовал ни голода, ни жажды. Мефостофиль ответствовал: "Поверь мне, мой Фауст, что ты за это время уже поднялся на 47 миль в вышину". После этого взглянул я на землю. Я увидел здесь много королевств, княжеств и водных пространств, так что я мог хорошо обозреть весь мир - Азию, Африку и Европу. И находясь на такой высоте, я сказал моему слуге: "Теперь покажи и укажи мне, как называются те и эти страны и государства". Он это сделал и сказал: "Взгляни, вот по левую руку лежит Венгрия, далее здесь Пруссия, там наискось Сицилия, Польша, Дания, Италия, Германия. Завтра же ты увидишь Азию, Африку, также Персию, Татарию, Индию и Аравию. И так как ветер сейчас дует сзади, то видим мы Померанию, Россию и Пруссию, а также Польшу, Германию, Венгрию и Австрию". На третий день я смотрел на большую и малую Турцию, Персию, Индию и Африку. Я видел перед собой Константинополь, а в Персидском и Константинопольском море увидел множество кораблей и войска, двигавшиеся взад и вперед. И представлялось мне, глядя на Константинополь, будто там едва три дома, а люди величиной с вершок. Я выехал в июле, когда было совсем тепло. Смотрел я туда и сюда, на восход и на полдень, к закату и полночи, и если в одном месте шел дождь, то в другом гремела гроза, здесь падал град, в другом месте была хорошая погода, и мог я наблюдать все, что в это время происходило на свете. Когда я пробыл восемь дней в воздухе, увидел я, что небо движется и кружится так быстро, как будто оно разлетится на тысячу кусков. Небо было таким ослепительным, что я ничего не мог разобрать, и таким жарким, что я бы мог сгореть, если бы мой слуга не поднимал ветер. Облака, которые мы видели внизу над землею, были такими плотными и крепкими, словно стены и скалы, прозрачными как кристалл, и дождь, который шел из них, пока не падал на землю, был таким чистым, что можно было увидеть в нем свое отражение. Облака же на небе движутся с такой силой с востока на запад,. что звезды, луна и солнце вовлечены в это движение. Отсюда (как мы видим) происходит то, что они движутся с востока на закат. И хотя мне казалось, что солнце у нас величиной едва ли с днище от бочонка, на самом же деле оно больше всей земли, так что я не мог видеть, где оно кончается. Поэтому-то луна ночью, когда солнце заходит, получает от него свет и так ярко светит ночью, что и на небе становится светло. И потому ночью на небе царит день, а на земле темнота и ночь.

«Таким образом, я увидел более, чем желал. Некоторые из звезд были больше, чем полземли, планеты - величиной с землю, а там, где был воздух, обретались духи. Спускаясь вниз, я увидел землю. Она была подобна яичному желтку, и мне показалось, что суша занимает не более вершка, а вода превосходит ее в два раза. Так на восьмой день ночью я снова возвратился домой и проспал трое суток подряд, после чего и составил все мои календари и предсказания соответственно виденному.

«Все это, согласно Вашему желанию, не хочу от Вас утаить. Итак, посмотрите в Ваших книжках, согласуются ли они с тем, что я видел.

Сердечно приветствую Вас
Доктор Фауст
Звездовидец».

26

Третье путешествие
доктора Фауста в некоторые государства и княжества,
а также в знаменитые города и земли9

На шестнадцатом году доктор Фауст задумал пуститься в путешествие или паломничество и приказал своему духу Мефостофилю, чтобы он при- вел его и доставил, куда он пожелает. Для этого Мефостофиль обратился в коня, но были у него крылья, как у дромадера, и бежал он, куда бы доктор Фауст его ни направил. Фауст объехал и объездил многие княжества, как-то: землю Панонию, Австрию, Германию, Богемию, Силезию, Саксонию, Мейсен, Тюрингию, Франконию, Швабию, Баварию, Литву, Лифляндию, Пруссию, Московские земли, Фрисландию, Голландию, Вестфалию, Зеландию, Брабант, Фландрию, Францию, Испанию, Португалию, Италию, Польшу, Венгрию и затем снова Тюрингию. Двадцать пять дней был Фауст в отсутствии, и за это время не много он увидел, что бы ему нравилось. Поэтому отправился он вторично в путь на своем коне, явился в Трир. Пришло ему на ум сперва посмотреть на этот город, по той причине, что имел он такой старинный вид, но не увидел он там ничего особенного, кроме одного дворца чудной постройки из обожженного кирпича и такого прочного, что ни один враг не был ему страшен. После увидел он церковь, где погребены Самсон и епископ Попо. Она была сложена из камней такой величины, что просто нельзя поверить, и скрепленных железом. После этого он повернул во Францию - в Париж. Там ему весьма понравился университет. И что за города и местности ни приходили бы Фаусту на ум - он посещал их. Так, среди прочих, Майнц, где Майн впадает в Рейн. Однако здесь он промешкал недолго и поехал в Кампанию, в город Неаполь. Здесь увидел он столько церквей и монастырей, что и сказать нельзя, и видел дома столь большие, высокие и великолепно украшенные, что диву дался. Там же находится великолепный дворец или замок, недавно отстроенный, который превосходит все остальные постройки в Италии в отношении вышины, ширины и длины, с разнообразно разукрашенными башнями, стенами, дворцовыми постройками. Близ него лежит гора, называемая Везувием. На ней много виноградников, олив и других фруктовых деревьев и вина, которое зовется греческим, оно такое превосходное и доброе.

Вскоре он увидел Венецию. Немало удивился, что она почти отовсюду окружена морем. Смотрел он, как сюда привозят на кораблях товары и припасы, какие только потребны для человека, и подивился, что в таком городе, где почти что ничего не произрастает, тем не менее все имеется в избытке. Видел он также просторные дома и высокие башни и красоту храмов и других зданий, и все это построено и высится прямо на воде.

Дальше в Италии направился он в Падую осмотреть университет. Город этот обнесен тройной стеной, которая окружена многими рвами и обтекается водой. Есть там замок и крепость, и в ней много построек, есть красивая соборная церковь и ратуша, такая прекрасная, что ни одна на свете с ней не сравнится. Есть здесь церковь св. Антония. Равной ей нет во всей Италии.

Далее пришел он в Рим, который лежит на реке, называемой Тибром. Она течет посреди города, а по правую сторону ее семь холмов. В городе одиннадцать ворот, Ватикан, гора, где находится храм или собор св. Петра. Рядом - папский дворец, окруженный прекрасным парком, и тут же Латеранская церковь, в ней много реликвий и священных предметов, и зовется она апостольской церковью. Это без сомнения одна из самых богатых и знаменитых церквей во всем мире. Видел он также много языческих брошенных храмов, также много колонн и арок и т. д. Обо всем этом было бы слишком долго говорить, и Фауст мог здесь насладиться и развлекаться.

Невидимо проник он в папский дворец, где увидел много слуг и придворных лизоблюдов и все кушания и яства, которые подносились папе в таком избытке, что доктор Фауст сказал дьяволу: «Фу ты, черт, почему не сделал ты меня папою?». Доктор Фауст увидел здесь все подобное себе, как-то: высокомерие, чванство, гордыню и дерзость, пьянство, обжорство, распутство, прелюбодеяние и все безбожное естество папы и его прихлебателей, так что он воскликнул: «Мнилось мне, что я стал свиньей или скотом дьявольским, однако этот даст мне очко вперед. Эти свиньи откормились в Риме, и пора уж им на убой». И так как много слышал он о Риме, то силой своего волшебства остался на три дня и три ночи невидимо в папском дворце, и никогда славный господин Фауст так хорошо не ел и не пил.

Случилось ему однажды стоять перед папой невидимо, когда папа собрался есть и сделал над собой крестное знаменье, а он взял да и пустил ветер ему в лицо. И это повторялось несколько раз подряд. Еще Фауст расхохотался так, что на весь зал слышно было, потом заплакал, будто грустно ему стало, а присутствующие не знали, в чем тут дело. Папа же стал говорить своим слугам, что это плачет неприкаянная душа и молится об отпущении грехов, и наложил на нее эпитимию. Доктор Фауст рассмеялся и был предоволен, что так обморочил папу. Когда же на папский стол подали последнюю перемену, а доктора Фауста разобрал голод, протянул он руку и сразу же яства и кушанья прямо на блюдах полетели к нему в руки, и исчез он вместе с ними, унесенный ветром вместе со своим духом на высокую гору в Риме, называемую Капитолием, и там с охотой пообедал. Потом снова он послал своего духа, чтобы тот добыл ему лучшего вина с папского стола вместе с серебряными кубками и кувшинами. Когда папа все это увидел, что у него похищено, приказал он той же ночью звонить во все колокола и служить обедню и молить за упокой погибшей души и в гневе своем предал Фауста или погибшую душу анафеме и осудил ее на муки чистилища. Фауст, однако, сам недурно подчистил папскую снедь и питье. И серебряную посуду, оставленную им, нашли после его исчезновения.

Когда же настала полночь и Фауст насытился этими яствами, он снова поднялся со своим духом ввысь и прилетел в Милан, что в Италии. Местность нашел он весьма полезной для здоровья, ибо здесь совсем нет жары, имеется свежая вода и семь прекрасных озер, а кроме того, еще много славных рек и источников. Есть в нем также красивые крепости, на диво построенные церкви и княжеские дворцы, однако в старинном вкусе. Понравились ему высокий замок или крепость с башнями и великолепная больница, посвященная божьей матери.

Также осмотрел он Флоренцию, подивился на ее епископство, на красоту ее арок и сводов, на прекрасный фруктовый сад у св. Марии, на церковь, лежащую в ограде замка, окруженную красивыми переходами, с башней из чистого мрамора. Ворота, которые туда ведут, отлиты из колоольного металла или бронзы, и на них изображены картины из Ветхого и Нового завета. Эта местность богата славным вином, а также искусными мастерами.

Также Лион во Франции, лежащий между двумя холмами и омываемый двумя реками. В нем отличный храм и великолепная колонна с высеченными изображениями.

Из Лиона отправился он в Кельн на Рейне. Там есть обитель, зовется священной обителью, так как в ней погребены три царя, что шли за Христовой звездою.10 Когда Фауст это увидел, он воскликнул: «О, добрые вы люди, как же пришлось вам плутать, ведь вы должны были в Палестине идти к Вифлеему в Иудее, а пришли сюда, или, может быть, вы после смерти своей были брошены в море, плыли по Рейну и здесь в Кельне вас выловили и похоронили». Здесь дьявол побывал у св. Урсулы и ее 11 000 дев. Особенно ему понравилась красота тамошних женщин.

Неподалеку лежит город Ахен, престол императора. В этом городе есть храм из чистого мрамора, который великий император Карл возвел и построил, чтобы все его потомки здесь принимали венец.

Из Кельна и Ахена вновь повернул он в чужие страны, к Женеве, чтобы посмотреть на город. Лежит он в Савойе близ швейцарской земли, большой и красивый торговый город; в нем имеются отличные виноградники и живет епископ. Также побывал доктор Фауст в Страсбурге и узнал здесь, почему он так называется, а именно - из-за множества дорог, улиц и путей получил он это имя, что значит «город дорог». И здесь также есть епископство.

Из Страсбурга прибыл он в Базель в Швейцарию, где Рейн течет почти что посреди города. Город этот, как он узнал от своего духа, получил свое имя от василиска,11 который здесь некогда жил. Стена его сложена из кирпичей и украшена глубокими желобами. Это тоже плодороднейший край, где можно видеть много старинных построек, есть здесь и университет, а из всех красивых церквей понравился ему только картезианский монастырь.

Отсюда прибыл он в Констанц. Здесь выстроен красивый мост через Рейн, против городских ворот. Здешнее озеро, как сказал дух Фаусту, имеет в длину 20 000 локтей и в ширину 15 000 локтей. Город ведет свое имя от Константина.

Из Констанца поехал он дальше в Ульм - имя его, ulma, произошло от названия растения.12 Здесь течет Дунай, однако по городу бежит река, называемая Блау. Здесь есть красивый собор, приходская церковь св. Марии, заложенная в 1377 году, - искусная, богатая и прекраснейшая постройка, подобную которой редко где увидишь. В ней 52 алтаря и 52 придела. Есть здесь также великолепная и искусно сделанная рака. Когда доктор Фауст захотел повернуть от Ульма и отправиться дальше, дух сказал ему: «Господин мой, осмотрите хорошенько этот город; за наличные деньги, звонкую монету купил он три графства и прибрал их к рукам со всеми их привилегиями и вольностями».

Когда Фауст вместе со своим духом поднялся ввысь над Ульмом, он увидел вдали много городов и селений, и среди них один большой и крепкий замок. Там он спустился и очутился в Вюрцбурге, главной епископской резиденции во Франконии. Здесь протекает река Майн и водится доброе, крепкое и вкусное вино, а кроме того, изобильны хлеба. В этом городе много монашеских орденов, как-то: нищенствующие ордена, бенедиктинцы, стефанианцы, картезианцы, иоанниты и немецкий орден. Далее здесь есть три картезианских церкви, епископская соборная церковь, четыре церкви нищенствующих орденов, пять женских монастырей и два приюта св. Марии, с прекрасным строением у городских ворот. Когда доктор Фауст осматривал город, то посетил также ночью и епископский дворец, обошел его весь и нашел в нем всевозможные съестные припасы. Когда он осматривал скалы, заметил он высеченную в них часовню и, после того как испробовал всяких вин, снова тронулся дальше.

Когда же прибыли они в Нюрнберг, сказал ему дух по дороге туда: «Знай, Фауст, что название "Нюрнберг" произошло от Клавдия Тиберия Нерона и по имени Нерона и назван Нюрнберг. Здесь имеются две приходские церкви: св. Себальда, что в ней погребен, и св. Лаврентия - в ней висят знаки императорского достоинства, как-то: мантия, меч, скипетр, держава и корона великого императора Карла. Есть в нем также прекрасный позолоченный фонтан, называемый Прекрасным фонтаном, и стоит он посреди площади. Есть в нем, или говорят, будто есть, копье, которым 3 Лонгин нанес Христу рану в бок, и часть святого креста. В этом городе 528 улиц, 116 колодцев, 4 больших и 2 малых часов с боем, 6 больших ворот и 2 малых воротцев, 11 каменных мостов, 12 постоялых дворов, 10 рынков, 13 общественных бань, 10 церквей, где читают проповеди. В городе 68 водяных мельниц, 132 участка, 2 больших крепостных стены вокруг города с глубокими рвами, 380 башен, 4 бастиона, 10 аптек, 68 стражников, 24 караульщика-ротозейщика, 9 городских слуг, 10 докторов права и 14 медицины».

Из Нюрнберга Фауст прибыл в Аугсбург рано утром, как только день занялся, и спросил своего слугу, откуда получил Аугсбург свое название. Отвечал дух: «Город Аугсбург имел несколько названий. Сперва, когда он был только построен, назывался он Vindelica, потом Zizaria и, наконец, Августа, от Октавиана Августа, императора». И так как Фауст этот город видел уже прежде, поехал он дальше и подался к Регенсбургу. Так как и тут доктор Фауст захотел проехать мимо, дух ему сказал: «Господин мой Фауст, у этого города было семь названий - Регенсбург, каковое имя он и посейчас имеет, кроме того, Tiberia, Quadrata, Hyaspolis, Reginopolis, Imbripolis и Ratisbona, что означает область Тиберия, сына Августа, второе же - четырехугольный город, третье он получил из-за грубых насмешек своих соседей, четвертое - от германцев, т. е. немцев, пятое означает королевский замок, шестое - Регенсбург или дождевой город, седьмое происходит от здешних рек. Этот город сильный, крепкий, славно построенный. Близ него течет Дунай, у которого 60 притоков и почти все судоходные. Здесь в 1115 году построен знаменитый и искусный сводчатый мост, а также церковь св. Ремигия, заслуживающая похвалы, мастерское сооружение».

Доктор Фауст, однако же, вскоре отправился дальше и недолго здесь промешкал, только совершил кражу - наведался в погреб к хозяину «Высокого куста», после чего повернул и прибыл в Мюнхен, что в Баварии, поистине княжеский край. Город выглядит совсем новым, с красивыми широкими улицами и разукрашенными домами.

Из Мюнхена в Зальцбург - епископский город в земле Баварской, который тоже сначала имел несколько имен. В этой местности есть пруды, холмы, озеро, горы, где бьют дичь и птицу.

Из Зальцбурга в Вену, что в Австрии. Город этот он увидел еще издали и, как ему сказал дух, нелегко было бы сыскать более древний. Он получил свое имя от правителя этой земли - Флавия. Перед городом находится широкий ров с накатом, а также на 300 шагов идет вокруг него хорошо укрепленная стена. Все дома обыкновенно раскрашены, а рядом с королевской резиденцией построен университет. В городе только 18 старшин. Для сбора винограда нужно до 1200 лошадей, и в городе есть большие глубокие погреба. Улицы выложены камнем, дома - с приветливыми комнатами и покоями, с просторными конюшнями и всевозможными украшениями.

От Вены взлетел он ввысь и с высоты увидел город, лежащий вдали. Это была Прага, столица Богемии. Этот город велик, состоит из трех частей: Старая Прага, Новая Прага и Малая Прага. Малая Прага охватывает собою левую сторону и гору, где находится королевский двор и епископская соборная церковь св. Вита. Старая Прага расположена на равнине и украшена огромными, мощными рвами. Из этого города по мосту проходят в Малую Прагу; этот мост имеет 24 арки. Таким же образом новый город отделен от старого глубокими рвами и обнесен стеной. Там же находится университетская коллегия. Город окружен валом.

Дальше доктор Фауст отправился на север и снова увидел город, и когда он спустился в долину, оказалось, что это Краков, столица Польши, и там прекрасный, ученейший университет. Этот город является королевской резиденцией в Польше и получил свое имя от польского герцога Крака. Этот город окружен высокими башнями, валом и рвами. Из них некоторые наполнены водой, и в них плавают рыбы. В городе 7 ворот и много больших, красивых церквей. В этой местности огромные высокие скалы и горы, где и спустился Фауст. Среди них есть одна столь высокая, что кажется, будто она поддерживает небо, и отсюда доктор Фауст мог видеть город. Он и не остановился в этом городе, но облетел вокруг него, оставаясь невидимым. На этой вершине доктор Фауст отдыхал несколько дней, потом снова поднялся ввысь, полетел к востоку и объездил много княжеств, городов и земель, несколько дней пространствовал в море, где ничего не видел, кроме неба и воды, и прибыл во Фракию или Грецию, в Константинополь, который нынче турок прозвал Тевкром.

Здесь расположился двор турецкого царя, и здесь-то доктор Фауст совершил много проделок с турецким царем Солиманом, как будет ниже о не- которых из них рассказано.

Константинополь получил свое имя от великого императора Константина. Город этот украшен обширными стенами, башнями и постройками, так что можно было бы его назвать новым Римом. И с обеих сторон омывается он морем. В городе 11 ворот, 3 царских дворца или резиденции. Доктор Фауст несколько дней наблюдал мощь, силу, великолепие турецкого императора и его двор. И однажды вечером, когда турецкий император сидел за столом и ел, учинил доктор Фауст над ним такую проказу и обезьянство, что через императорский зал хлынули потоки пламени, так что все бросились их тушить, а потом загремел гром и засверкали молнии. И так он околдовал турецкого императора, что тот и сам встать не мог, и другие не могли его поднять и унести прочь. Между тем в зале стало так светло, будто посреди него солнце стояло, и дух, сопровождавший Фауста, стал перед императором в обличье, убранстве и облачении папы и сказал ему: «Привет тебе, император, ты удостоился, что я, твой Магомет, являюсь пред тобой». С этими краткими словами он исчез. Пораженный этим чудом, император пал на колени, призывая своего Магомета и восхваляя его за то, что он его столь почтил и явился ему. На другой день утром явился доктор Фауст в императорский замок, где император держал своих жен и распутных девок, и никто не смел там ходить, кроме оскопленных мальчиков; которые этим женщинам прислуживали. Этот замок окружил он таким густым волшебным туманом, что ничего нельзя было видеть. Доктор Фауст принял такой же образ, как перед тем его дух, и выдал себя за Магомета. И таким образом прожил он шесть дней в этом замке, и стоял туман столько времени, сколько он здесь пробыл. Турок же увещевал свой народ отметить эти дни совершением различных церемоний. Доктор Фауст ел, пил, веселился, утолял свою похоть и, когда совершил все это, поднялся он ввысь во всем своем папском убранстве и облачении, так что многие его видели.

Как только доктор Фауст исчез, а туман рассеялся, отправился турок в свой замок, стал у своих жен выспрашивать и выпытывать, кто здесь был, отчего замок на все время туманом заволокло. Они отвечали ему, что это был бог Магомет и что на ночь требовал он то одну, то другую, делил с ними ложе и сказал им: от его семени пойдет великий народ и родятся храбрые богатыри. Турок посчитал это за великий дар и благо, что тот спал с его женами, и спросил у жен, тороват ли Магомет в этом деле и людскому ли обычаю следовал. Да, отвечали жены, он их ласкал, обнимал и в этих трудах искусник; они желали бы всю жизнь это повторять. Притом возлежал он с ними нагой, приняв обличье мужчины, только его речь была им непонятна. Жрецы стали внушать турку: пусть не верит он, что это был Магомет, это был призрак. Но жены сказали: призрак это или не призрак, однако же к ним он был благосклонен и по разу, и по шести раз за ночь и чем больше, тем лучше свою способность выказывал и в итоге потрудился на славу и т. д. Подобные разговоры ввергли турецкого императора в сильное раздумье и сомнение.

В полночь повернул доктор Фауст к большому столичному городу Алькаиру, который прежде назывался Каир или Мемфис. Здесь египетский султан имел свой замок и свой двор. Здесь разделяется египетская река Нил, самая большая река во всем мире. И, когда солнце стоит в созвездии Рака, она разливается и орошает всю египетскую землю.

После этого снова повернул он на восход и к полночи прибыл в Офен и Забац в Венгрии. Это плодородная страна, здесь есть такая вода, что если в нее опустить железо, оно превращается в медь. Здесь копают золото, серебро и разную руду. Венгры этот город называют Штарт, а по-немецки он зовется Офен. Его украшают крепость и превосходный красивейший замок.

Отсюда направился он к Магдебургу и Любеку, что в Саксонии. Магдебург - епископская резиденция. В этом городе находится один из шести кувшинов из Каны Галилейской - в нем Христос превратил воду в вино. Любек тоже епископская резиденция в Саксонии. Из Любека при был он в Тюрингию, в Эрфурт, где есть университет. Из Эрфурта снова направился в Виттенберг и, пробыв полтора года в отсутствии, возвратился домой, повидав столько земель, что и описать нельзя.

27

О рае

Когда доктор Фауст был в Египте и осмотрел там город Алькаир, пролетел он потом по воздуху над многими странами, как-то: Англия, Испания, Франция, Швеция, Дания, Индия, Персия и т. д. Побывал он и в земле мавров и при этом постоянно располагался и отдыхал на высоких горах, скалах и островах, а особенно задержался на благородном острове Британии, где много рек, теплых источников, множество металлов, а также есть Божий камень и немало других, которые Фауст вывез с собой из тех мест. Оркадами называются острова великого моря, расположенные в британских владениях, числом 23. Из них 10 пустынны, а 13 обитаемы.

Кавказ, что между Индией и Скифией, - это самый высокий остров, с его горами и вершинами. Оттуда доктор Фауст обозревал многие земли и дали морские. Там растет столько перечных деревьев, как у нас кустов можжевельника.

Крит - остров в Греции, лежит посреди Критского моря, подвластен венецианцам. Здесь делают мальвазию. Остров этот полон коз, а оленей там не бывает, злых зверей также не водится - ни змей, ни волков, ни лисиц, только встречаются большие ядовитые пауки.13

Он осмотрел и видел этот остров и еще много других, о которых говорил и которые показывал ему дух Мефостофиль. И чтобы мне прийти к цели рассказа, сообщу, что причиной, почему доктор Фауст взбирался на такие вершины, была не только возможность обозреть оттуда часть моря и прилежащие земли, и государства и т. п., но был он убежден, что некоторые высокие острова с их вершинами настолько высоки, что он оттуда сумеет, наконец, увидеть рай, ибо об этом он не спрашивал своего духа и не должен был спрашивать. Особенно же на острове Кавказе, который превосходит своими вершинами и высотой своей все прочие острова, надеялся он непременно увидеть рай. Находясь на той вершине острова Кавказа, увидел он землю Индию и Скифию, а с восточной стороны до полуночи издалека в вышине далекий свет, словно от ярко светящегося солнца, огненный поток, подымающийся подобно пламени от земли до неба, опоясывая пространство величиною с маленький остров. И еще увидел он, что из той долины бегут по земле четыре больших реки, одна в Индию, другая в Египет, третья в Армению и четвертая туда же. И захотелось ему тогда узнать причину и основания того, что он увидел, и потому решился он, хотя и со страхом сердечным, спросить своего духа, что это такое.

Дух же дал ему добрый ответ и сказал: «Это рай, расположенный на восходе солнца, сад, который взрастил и украсил господь всяческим веселием, а те огненные потоки - стены, которые воздвиг господь, чтобы охранить и оградить сад. Там же (сказал он далее) ты видишь ослепительный свет: то огненный меч, которым ангел охраняет сад, и этот меч так велик, что достанет тебя, где бы ты ни был. Оттуда, сверху, ты мог бы это лучше рассмотреть, но не заметил, и т. д. Та вода, что разделяется на четыре части, течет из райского источника, и образует она реки, которые зовутся Ганг или Физон, Гигон или Нил, Тигр и Евфрат. Теперь ты видишь, что лежит она под созвездиями Весов и Овна, доходит до самого неба, а у этих огненных стен стоит херувим с огненным мечом, приставленный все это охранять. Но ни ты, ни я, ни один из людей не может туда проникнуть».14

28

О комете

В Эйслебене показалась комета, удивительно большая. Тогда доктора Фауста спросили некоторые его добрые друзья, отчего это происходит. Он же им отвечал и сказал: «Часто случается так, что луна меняет свое место на небе и солнце находится под землей. Когда луна подходит к нему близко, солнце настолько сильно и могуче, что отнимает у луны ее сиянье, так что та вся становится красной. Когда же луна снова поднимается вверх, меняет она различные цвета, и тут происходит из этого самое большое чудо - появляется комета, и ее образ и значение различны, как это предназначено богом. Иногда предвещает она смуту, войну или мор в государстве, как-то - чуму, внезапные смерти и другую заразу. Далее - наводнение, ливень, град, голод и тому подобное. Через это-то совокупление и превращения солнца и луны и является такое чудовище, как комета, и тогда злые духи, вооружаясь своими инструментами, узнают предначертания божьи. Эта звезда точно выблядок между другими, а родители ее, как сказано выше, - солнце да луна».15

29

О звездах

Один почтенный доктор Н. Ф. В. в Гальберштадте пригласил доктора Фауста в гости и прежде, чем было подано к столу, поглядел он в окошко и несколько времени смотрел на небо, которое в то время, как это бывает осенью, было усеяно звездами. А доктор тот был медиком и притом хорошим астрологом, по этой именно причине и особливо, чтобы узнать от доктора Фауста о некоторых изменениях планет и звезд, и пригласил он Фауста к себе в гости. Поэтому, выглянув вместе с доктором Фаустом в окно, думал он узнать от него о небесном сиянии и о числе звезд и, когда увидел, как они срываются и падают, стал спрашивать доктора Фауста, что за причины и обстоятельства к этому приводят. Доктор Фауст отвечал: «Господин мой и милый брат! Вам известно, что самая малая звезда на небе, что нам снизу едва ли покажется с большую восковую свечку, на самом деле больше, чем целое княжество. И это действительно, и я сам это видел. Небо в ширину и длину больше, чем двенадцать наших земель, и хотя земли на небе не видать, однако многие звезды поболее, чем эта страна. Одна величиной с этот город, а там другая окружностью с Римскую империю; эта протяжением с Турцию, а планеты - каждая из них такой величины, как вся земля».

30

Вопрос относительно духов, которые мучают людей

«Так-то так, господин мой Фауст, - сказал этот доктор, - но как же обстоит дело с духами, о которых говорят, что они не только днем, а и ночью мучают людей?».

Ответил ему доктор Фауст: «Так как духи не подчиняются солнцу, то они живут и странствуют под облаками, и чем ярче светит солнце, тем выше избирают и ищут духи себе жилище, ибо свет и сиянье солнца запрещены им господом, не дозволены им и не подобают. Но ночью, когда темно, хоть глаз выколи, обретаются они среди нас, людей, ибо солнечный свет, когда он нам не светит, освещает первое небо как днем, так что и в глухую ночь, когда звезды не светят, мы, люди, все же можем разглядеть небо. Отсюда проистекает и то, что духи, будучи не в силах выдержать и вытерпеть вид солнца, поднявшегося в вышину, появляются вблизи нас на земле, живут среди нас, людей, пугают нас ночными кошмарами, криками и своим появлением в страшном и ужасающем образе. Так что когда вы темной ночью выходите из дому без огня, на вас нападает великий страх, и ночью вас преследуют бредовые видения, чего не бывает днем. И еще человек пугается во сне, думая, что около него находится дух, который пытается схватить его или бродит в его доме, когда он спит, и тому подобное. Все это происходит потому, что ночью духи находятся около нас и тревожат нас и пугают всяким мороком и наваждением».

31

Другой вопрос: о падающих на землю звездах

В том, что происходит со звездами, когда они светят и падают на землю, нет ничего необыкновенного, это бывает каждую ночь. Когда мы замечаем вспышки или искры, это знак, что со звезд падают капли и капли эти вязкие и зеленовато-черные. Но то, что звезды будто бы падают, это только люди так воображают, и когда часто видим мы ночью падающий огненный поток, это все же не падающие звезды, как обычно полагают. А если одна капля гораздо больше другой, это потому, что и звезды не равны по величине. И ни одна звезда не упадет с неба без божьего соизволения. А если захочет бог покарать страну и людей, то такие звезды приносят с собой тучи и с ними наводнения и пожары и приносят ущерб стране и людям.

32

О громе

В августе разразилась в Виттенберге вечером сильная гроза, был град, и сверкали зарницы. Доктор Фауст стоял на рыночной площади в обществе других медиков, и захотели они узнать у него о причинах этой непогоды. Он же отвечал им: не приходилось ли им замечать, что в то время, когда собирается гроза, сперва начинает дуть ветер, а когда спустя некоторое время прогремит гром, начинается проливной дождь? Это происходит так: когда столкнутся четыре небесных ветра, они сгоняют тучи в одно место или же приносят их откуда-нибудь и перемешивают дождь или черные тучи, как это мы можем видеть сейчас, когда над городом идет черная туча. Когда же подымается гроза, это прилетают духи, они вступают в борьбу с ветрами четырех стран света, так что в небе слышатся удары, и это мы называем громом.16 Если ветер при этом очень силен, то гром долго не прекращается, но продолжается; иногда же бывает так, что он проносится очень быстро. Потому обращайте внимание, с какой стороны подымается ветер, он поднимает непогоду. Таким образом, часто непогода приходит к нам с полудня, иногда же с восхода, заката или полуночи.

  • 1. О гороскопах исторического Фауста см.: Тексты, I, 4, 9, 11.
  • 2. великий год - по учению средневековых астрономов, цикл лет, по истечении которого все планеты возвращаются к исходному положению.
  • 3. О причинах зимы и лета - по "Люцидарию" (Elucidarius, лл. Н2-3). См.: S. S z a m а t о l s k i. Vierteljahrschrift für Literaturgeschichte, Bd. I, стр. 171.
  • 4. Средневековая космология главы "О движении неба" основана на начальных страницах "Хроники" Шеделя, л. 3 и 6аα. См.: M i l с h s а с k, стр. LIX и сл.
  • 5. О сотворении мира - "Хроника" Шеделя (л. 1а): "Некоторые полагали, что мир никогда не рождался и не разрушится и род человеческий существовал от века и не имеет никакого начала; другие думали, что мир рожден и разрушится и что люди имеют начало и рождение (М i l с h s а с k, стр. LXII). Мефистофель, соблазняя Фауста своим "безбожным и лживым ответом", выступает сторонником теорий античного материализма, получивших хождение среди передовых представителей философии Возрождения и осужденных Лютером. См.: Комментарии, стр. 299.
  • 6. Имена демонов (см. выше, стр. 382): Вельзевул упоминается в Ветхом завете как божество язычников-филистимлян (Книга Царств, II, I), в Новом завете - верховный дьявол (Лука II, 15); Астарот - от имени Астарты, богини филистимлян, по форме - множ. число; Анубис - древнеегипетское божество с песьей головой; Дификанус - название неизвестного происхождения; Дракус - от слова дракон.
  • 7. Возможно, что одним из источников для составителя народной книги могли послужить подобные апокрифические "собственноручные" записи Фауста, распространявшиеся в рукописном виде среди любителей чудесного. См.: Тексты, II, гл. 25; ср.: Комментарии, стр. 287.
  • 8. Врач Иона Виктор упоминается также в народной книге о Вагнере (гл. VI): он научился у Вагнера магическому средству против чумы. См.: Комментарии, стр. 287.
  • 9. Каталог земель, которые Фауст посетил во время путешествия, по своей последовательности в основном соответствует "Люцидарию", гл. 8: "О других частях Европы". Описание городов и их х достопримечательностей - по "Хронике" Шеделя, также частично в последовательности оригинала (см.: М i l c h s a c k, стр. XXVI и сл.). Для Нюрнберга составитель использовал, кроме того, известное стихотворное описание Ганса Сакса ("Lobspruch auf die Stadt Nürnberg"). Добавлены автором от себя анекдоты о похождениях Фауста в папском дворце в Риме и в серале турецкого "императора" в Константинополе и обличения распутной жизни "папы и его прихлебателей". Римский папа и турецкий султан, являющие здесь предметом насмешки, по Лютеру, - злейшие враги христианства. Ср.: Erich S c h m i d t. Faust und Luther, стр. 578.
  • 10. шли за Христовой звездою. Согласно христианской легенде, три царя-волхва пришли шли с востока поклониться в Вифлееме младенцу Христу; путь им указывала звезда. "Мощи" этих "святых царей", хранящиеся в Кельнском соборе, считаются величайшей святыней католической церкви и привлекают многочисленных паломников. Автор народной книги, как лютеранин, скептически относится к этим "святым мощам" и добавляет к краткому описанию "Хроники" Шеделя ироническое замечание по поводу "далекого пути", который эти цари после своей смерти проделали от Вифлеема в Иудее до Кельна.
  • 11. Василиск - фантастическое животное, помесь петуха и змеи, убивает своим ядовитым взглядом.
  • 12. Ulma - лат. "вяз". Эти и ряд последующих объяснений названий городов (например, Нюрнберг - от Нерона, Регенсбург - от дождя, нем. Regen, Вена - от наместника Флавия, и т. п.) представляют характерный для средних веков пример псевдоученых этимологий собственных имен и также заимствованы составителем у Шеделя.
  • 13. Сведения автора об островах - также из "Хроники" Шеделя ("Глава об островах вообще", л. 19а; см.: М i l c h s а c k, стр. LV и сл.). В числе островов Шедель называет и "гору Кавказ".
  • 14. О земном рае и райских реках - по "Хронике" Шеделя, лл. 7-8 ("О рае и четырех реках его").
  • 15. О комете - по "Люцидарию", л. J2b; см.: S. S z а m a t o l s k i, Vierteljahrschrift für Literaturgeschichte, Bd. I, стр. 176 и сл.
  • 16. О причинах грома - по "Люцидарию", л. J3a и сл.; см,: S. S z а m а t о l s k i, Vierteljahrschrift für Literaturgeschichte, Bd. I, стр. 178.