Алексис Пирон

Алексис Пирон (Alexis Piron, 1689 — 1773) родился в семье аптекаря и поэта-любителя, сочинявшего стихотворения на бургундском диалекте. Родители Алексиса прочили ему сан священника, однако молодой человек настоял на изучении права и поступил на юридический факультет Безансонского университета, по окончании которого занимается в Безансоне адвокатской практикой. В 1718 году, после публикации его «Оды Приапу (Ode à Priape)», А. Пирон был исключён из коллегии адвокатов за «сочинение постыдного стихотворения».

В 1719 году Пирон переезжает в Париж. Здесь он близко сходится и заводит дружбу с такими известными авторами, как Дени Дидро и Ален Лесаж, с которыми знакомится в кафе Прокопа. В Париже Пирон знакомится также с другим дижонцем, Проспером Кребильоном, постоянно поддерживавшим писателя в его литературной деятельности и предоставившего ему возможность писать для постановок в театре Комеди-Франсез. Высоко ценил произведения, созданные А. Пироном, Вольтер. В 1750 году Пирон подаёт заявление на принятие его в члены Французской академии, однако через некоторое время он берёт самоотвод. Кроме лирической поэзии и комедий А. Пирон составляет весьма злые эпиграммы. Так, одному влиятельному литературному критику, Пьеру Франсуа Дефонтену, он посылает в течение 50 дней ежедневно по высмеивающему того стиху. Против одного из сотрудников Дефонтена, Эли Фрерона, А. Пирон сочиняет Фреронаду (La Fréronade). Сатирические стрелы свои поэт направлял и против таких мастеров, как Мармонтель и Вольтер.

Наиболее громкий успех поэта был связан с комедией в стихах Метромания (Le métromanie), впервые поставленной 10 января 1738 года. Главным её героем Пирон сделал самого себя1. Вольтер назвал это сочинение «лучшей комедией со времён Мольера». А. Пирон был принят при французском королевском дворе и женился на мадмуазель ле Бар (ум. 1751), одной из камердам. В 1753 он снова пытает счастье во Французской академии, однако на кандидатуру А. Пирона накладывает вето лично король Людовик XV. Католическая церковь также повлияла на это его решение, напомнив о «позорном сочинении» о Приапе. В качестве компенсации можно рассматривать предоставленную поэту по распоряжению мадам де Помпадур пенсию более чем в 1000 ливров.

В поздних произведениях поэта всё большее место занимает религиозная лирика. В свои последние годы жизни А. Пирон ослеп, скончался он в Париже в возрасте 84 лет.

  • 1. В ней с большим юмором изображен поэт Дамис («метроман»), одержимый страстью к стихотворству, но играющий в общем ходе пьесы положительную роль. Пушкин знал непристойные произведения Пирона. К стихам: <«>Его стихи, конечно, мать Велела б дочери читать» и<з> выкинутой впоследствии строфы II главы «Евгения Онегина» в черновой рукописи Пушкин писал: <«„La mère en prescrira la lecture à sa fille“. Piron> („Мать предпишет своей дочери чтение этих стихов“. Пирон. „Метромания“, акт III, сцена VII). Стих сей вошел в пословицу. Заметим, что Пирон (кроме своей „Метромании“) хорош только в таких стихах, о которых невозможно намекнуть, не оскорбляя благопристойности». См. Пушкин<.> Сочинения<.> Изд. 1930—1933<,> т. IV, стр. 193. (И. А. Пильщиков // М. А. Цявловский. Комментарии [к балладе А. Пушкина «Тень Баркова»])

Алексис Пирон. Эпиграммы

По изд.: Французская классическая эпиграмма. Переводы Владимира Васильева — М.: Худ. лит. 1979

 

ЭПИТАФИЯ ЖАНУ-БАТИСТУ РУССО

Границу проведя печали и веселью,
Здесь Жан-Батист Руссо навеки опочил.
Париж ему был колыбелью,
Брабант ему могилой был.
Пройдя до дней своих скончанья
В два раза больший путь, чем надо, сей поэт
Достоин зависти был первых тридцать лет
И тридцать остальных достоин состраданья.

А. Пирон. Ода Приапу (Цявловский)

По изд.: М. А. Цявловский. Комментарии [к балладе А. Пушкина «Тень Баркова»] // Philologica, 1996, т. 3, № 5/7
Публикация Е. С. Шальмана. Подготовка текста и примечания И. А. Пильщикова

А. Пирон. Ода Приапу

«Ода Приапу» Пирона стала своего рода символом обсценной поэзии. В России это стихотворение получило известность в 60-е годы XVIII в. Оно оказало огромное влияние на фривольную поэзию того времени, и прежде всего на творчество И. С. Баркова. Однако полного и точного перевода «Оды» во времена Баркова сделано не было: отклики ограничились свободными переложениями и подражаниями. «Ода Приапу» послужила непосредственным источником ряда од «Девичьей игрушки» (№ I, II, III, XIII, XV и др.) и в целом явилась образцом для авторов барковианских сочинений.