Вы здесь

Адвокат Пьер Патлен

Этот самый знаменитый французский фарс, которому посвящена внуши­тельная литература, создан между 1464 и 1469 гг. Авторство фарса приписыва­лось некому Пьеру Бланше, известному писателю XV в. Антуану де ла Салю, нормандскому монаху-бенедиктинцу, и поэту-моралисту Гильому Алексису (вторая половина XV в.), наконец, Франсуа Вийону. Родиной этого фарса считают Париж, на что указывают данные языка и стиля. Уже очень рано фарс попал на печатный станок: в 1485 или 1486 г. появилось его лионское издание Гильома ле Руа, следом за ним — иллюстрированное издание Пьера Леве (1489), издания Жермена Бено (1490), Мариона Малонуа (между 1495 и 1499 гг.), Пьера ле Карона (1499), Жана Эруфа (начало XVI в. и 1507 г.) и т. д. Издавали этот фарс и позже, вплоть до первых десятилетий XVII в. С печатных изданий было сделано не­сколько рукописных списков. Затем интерес к «Патлену», как и вообще к фарсовой продукции, упал. Он возник вновь в XIX в., когда стали появляться его научные издания. С тех пор их появилось несколько. Особенно авторитетными считаются издания Ричарда Холбрука (1924, 1937, 1970). На русском языке печатался дважды: «Адвокат Патлен» (Пер. и предисл. Л. Р. Когана. М., Теакинопечать, 1929) и «Три фарса об адвокате Патлене» (Пер. А. Арго и Н. Соколовой, вступит, статья и примеч. Д. Михальчи. М., Гослитиздат, 1951). Кроме того, оба эти перевода печатались неоднократно в отрывках в хрестоматиях. Перевод В. Васильева печатается впервые.

Вместе с двумя «продолжениями», фарс входит в своеобразную трилогию об адвокате Патлене. В 1474 г. создан фарс «Новый Патлен» (опубликован впервые в 1512 г.) и между 1480 и 1490 г. фарс «Завещание Патлена» (впервые опубликован в 1505 г.).

В "Патлене" впервые появляется знаменитая фраза «вернёмся к нашим баранам» («revenons à nos moutons»). «Вернуться к нашим баранам» предлагает в пьесе судья: речь идёт о тяжбе между суконщиком и пастухом, который украл овец у суконщика; во время процесса суконщик вспоминает о том, что защитник пастуха — адвокат Патлен, который не заплатил ему за шесть локтей сукна; разговор постоянно уходит от главной темы — и судье приходится напоминать присутствующим о пресловутых баранах. (Рабле в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» цитирует эту фразу, заменяя «revenons» на «retournons».)

Стр. 52
...сесть на площади под вяз... — то есть опуститься до самого низкого разряда адвокатов. Подобные уличные стряпчие, составители прошений, писцы были приметными фигурами в городской жизни средневековья. Кроме того, в ту эпоху в маленьких городах и селениях незначительные судебные дела нередко раз­бирались прямо на улице, под деревом.

Семь искусств — точнее, семь свободных искусств, то есть «тривиум» и «квадривиум» (грамматика, риторика и диалектика; арифметика, геометрия, астрономия и музыка), помимо богословия входившие в набор обязательных пред­метов средневековой средней школы и «артистических» (то есть не богословских, медицинских или юридических) коллежей университетов.

Стр. 53
...чем их провел в краю испанском Карл Великий. — Традиция, идущая по крайней мере от «Песни о Роланде», приписывала Карлу семилетнее пребывание в Испании. В действительности его испанский поход продолжался около года (778 г.).

Стр. 54
Локоть — старинная мера длины, точные размеры которой колебались в зави­симости от эпохи и провинции; в среднем локоть составлял около половины метра.

Стр. 55
Мартен Гаран — легендарный персонаж, который всем предлагает выпить за его счет.

Стр. 58
Кордовская кожа. — Испанский город Кордова, долго находившийся под арабским владычеством, славился выделкой кож (подобно тому как Толедо сла­вился выделкой стали).

Стр. 59
...какого ваши деньги цвета. — В эпоху средних веков европейская денежная система была в хаотическом состоянии; многие государи и провинции чеканили свою монету, и курс ее очень колебался. Менее других таким колебаниям были подвержены золотые полновесные экю.

Денье — мелкая монета; ее чеканили в Париже, поэтому она называлась также «парижским су».

Божья десятина — то есть практиковавшийся в эпоху средних веков тяжелый налог — отчисление в пользу церкви десяти процентов с каждой сделки.

Стр. 60
...подождите до субботы... — В средние века суббота обычно бывала базарным днем.

Магдалинин день — то есть день Марии Магдалины (22 июля), когда заклю­чались многие сделки (на покупку льна, тканей и пр.).

Брюссельская ширина. — В средние века не существовало никаких стандартов на изготовление предметов быта, в частности различных материй (толщина, ширина и т. п.). Однако города, специализировавшиеся на производстве тех или иных товаров, старались соблюдать нормы их выработки. Поэтому-то знаток сразу мог определить, где, скажем, выделано то или иное сукно — в Париже, Флоренции, Брюсселе и т. д.

Стр. 62
...коль не утка... — Тут обыграна старинная французская народная пословица: «у кого нечего есть, приглашает откушать утку».

Стр. 63
Памплона — город в испанской провинции Наварра, расположенный, таким образом, весьма далеко от места действия фарса.

Стр. 68
...к позорному столбу субботним утром привязали... — В средние века этот способ наказания применялся к мошенникам, подделывателям документов и т. п. Дела­лось это обычно по субботам, то есть в базарный день, когда собиралось много народу.

Матлен — вымышленный святой, покровитель «дураков». Его имя создано по созвучию с именем св. Матурина. В Париже в XIII в. на одной из улиц нахо­дилась часовня св. Матурина, а рядом с ней — монастырь тринитариев (монашес­кий орден, посвященный святой троице и созданный в 1198 г. папой Иннокен­тием III, в задачи которого входило помогать освобождению крестоносцев, по­павших в плен к сарацинам). Согласно церковной легенде, св. Матурин исцелял душевнобольных.

Стр. 70
...недуг угодника Матлена... — то есть сумасшествие.

Стр. 72
...водицы розовой... — Розовая вода считалась средством, улучшающим сердеч­ную деятельность.

Мармара, каримари, каримара — магическая формула, отводящая несчастье; нередко встречается в литературных памятниках эпохи.

Стр. 79
Аббатство Иверно — такое аббатство действительно существовало в то время недалеко от Парижа.

Стр. 80
Benedicite — католическая молитва, читаемая обычно перед обедом.

Mere de Diou... — Здесь Патлен выкрикивает фразы на лимузенском диалекте провансальского языка. Несмотря на нарочитую бессвязность и запутанность речи героя, ее смысл сводится примерно к следующему:

«Святая дева да хранит
нас всех. Изыди прочь, зараза!
От мора, от дурного глаза...
Черт побери!.. Святая мать...
Побольше взять, поменьше дать...
Звени,колокольчик, звени
И золота звон замени...»
(Пер. А. Арго и Н. Соколовой)

Стр. 81
Шударыня... — Здесь Патлен имитирует пикардский диалект старофранцузского языка.

Wacarme... — Здесь Патлен выкрикивает бессвязные фразы на одном из диалек­тов фламандского языка.

Стр. 82
Ренуар — персонаж из цикла эпических поэм о Гильоме Оранжском; добро­душный гигант, он делает себе палицу из ствола большой сосны и обивает ее железными полосами.

...Жербольд святой наслал на жителей Байё... — Здесь имеется в виду какой-то легендарный эпизод из ранней истории города Байё, епископом которого в VII в. был Жербольд, причисленный позже к лику святых.

Стр. 83
Huis oz bez... — Здесь Патлен выкрикивает фразы и отдельные слова на нижне­бретонском наречии. Вот попытка перевода этой тирады:

«Молчите! Я юаничан Г ласят слова торобоан!
Пускай друзья меня поймут:
Суконщик Тоиди Каруд,
Он деньги хочет тарбото,
Я по зубам его за то —
Кто отпускает в долг равот,
Большой каруд и идиот!
Ты, Кищнокус, иди к мятреч!»
(Пер. А. Арго и Н. Соколовой)

Стр. 84
Ты — Жак, пикардский дуралей. — Жители Пикардии считались в средние века образцом глупости. «Жаками» называли также крестьян.

Стр. 88
Угодник Луп — то есть Сен-Лу («Святой Волк»), католический святой, один из христианизаторов Бретани (V в.?); считался покровителем пастухов.

Стр. 91
...за свечи расплачиваться... — Если собравшиеся в таверне устраивали игру в кости или карты, они должны были заплатить и за стол, на котором велась игра, и за свечи.

Стр. 95
Вернемся... к баранам. — Это выражение (чаще — «Вернемся к нашим бара­нам») стало поговоркой и встречается достаточно часто в художественной лите­ратуре начиная с Рабле.

Стр. 104
Ренар де Лис — персонаж народных сказаний и легенд, опытный пройдоха и обманщик.

...я сам Жан де Нуайон. — Этот намек непонятен.

Стр. 107
Сержант. — В средние века так назывались городские блюстители порядка с очень разными функциями; в частности, они исполняли обязанности поли­цейских и судебных приставов.