Сергей Пинус

Сергей Пинус — псевдоним Сергея Александровича Серапина (1875, Вельск Вологодской губ. – 1927, София). Сергей Серапин происходил из семьи поморов, но большую часть жизни провел на Дону; до переворота 1917 года долгие годы - преподаватель русского языка в Усть-Медведицком Платовском реальном училище; печатался во многих журналах. С начала ХХ века стал печататься как поэт-переводчик, главной его работой тех лет стала двухтомная антология "Французские поэты. Характеристики и переводы" (СПб., 1914). В 1919 году был принят в Великое войско Донское. После отступления в Крым был приглашен на должность второго редактора казачьей газеты "Сполох". В 1920 году оказался в эмиграции в Турции, вскоре перебрался в Софию, где редактировал журнал "Казачьи думы" и газету "Русь". Спустя много лет поэт Н. А. Келин в романе "Казачья исповедь" вспоминал о нем: "Самым любимым моим учителем был милейший Сергей Александрович Пинус, преподаватель русского языка. С первого до седьмого класса Сергей Александрович вел меня и держал надо мною охранную руку, может быть, именно он помог мне получить отличный аттестат зрелости, открывший двери во все учебные заведения России. Человек небольшого роста, совершенно лысый, с продолговатым, задумчивым лицом философа и небольшой рыжеватой бородкой, втихомолку он выпивал и страстно увлекался поэзией". Сложными путями архив Пинуса попал в Москву, в ГАРФ, затем в РГАЛИ, где много лет был закрыт и о самом его существовании едва ли знали даже сотрудники архива. Лишь в постсоветские годы отчасти выяснилась причина "закрытия" в общем-то невинного архива, судя по описанию, состоящего в основном из поэтических переводов болгарских и украинских поэтов. Работая в газете, Пинус почти все переводы записывал на оборотках статей для редактировавшейся им "Руси". Первая же оборотка, изученная составителем, начиналась со слов: "Великая роль казачества в борьбе с кровавым большевизмом зиждется на особенностях казачьего быта, из которого эта борьба естественно вытекала..." В Софии Сергей Пинус перелагал далеко не одних славян. Нашлась и сокращенная версия знаменитой "Молитвы" Св. Терезы Авильской, и даже такое не располагающее к переводу ни на какой язык произведение, как "Песня немцев" (то есть печально знаменитое "Deutchland uber alles...") Гофмана фон Фаллерслебена1.2

* * *

Сергей Александрович Серапин родился в г. Вельске Архангельской области в семье поморов. Литературный псевдоним — Сергей Пинус. Большую часть жизни он провел на Дону, где преподавал русский язык в Усть-Медведицком Платовском реальном училище. До революции 1917 г. печатался в различных журналах как поэт-переводчик, во время гражданской войны сотрудничал в газете "Север Дона", в "Вестнике Штаба Донской Армии" и "Донской Волне". После отступления в Крым, принят вторым редактором казачьей газеты "Сполох" (первым был Николай Васильевич Куницын, преподаватель истории того же реального училища). После 1920 г. в эмиграции в Болгарии редактировал журнал Донского правительства "Казачьи Думы".

В одном из своих произведений Серапин писал: "Казачья жизнь меня поразила с первых же дней. Сначала я не мог понять в чем ее притягательная сила, почувствовал, что я захватываюсь с каждым днем все больше этой самой силой казачьей жизни и начинаю любить ее любовью Ф. Крюкова. После я понял, что безграничный простор создал и особый народ с особой психикой, сумевший сочетать в себе военную дисциплинированность со свободой духа личности, чего я никогда не наблюдал в северных губерниях, где подолгу проводил время. Меня поразило казачье добродушие и гостеприимство и какая-то "народная гордость", проглядывавшая в каждом простом Казаке. Удивляло меня то особо трогательное отношение Казаков к своей интеллигенции и близость последней к простой казачьей массе. Я был поражен укладом казачьей жизни, проникнутой подлинным демократизмом, когда на станичных сборах встречались как равные вчерашний начальник и его подчиненные. Поражали меня и внушали глубокое чувство уважения казачья религиозность и казачья забота о своих станичных и хуторских храмах"..

* * *

«Весы», 1908, № 11

БЕССОННИЦА

Я люблю быть измученным,
Я люблю быть усталым.
Через ночь, с напряженьем глаз,
Я конем запоздалым,
Я верблюдом навьюченным
Утомленно спешу в оаз.

И в смертельной усталости
Поклоняюсь я счастью,
Предвкушаю зимой весну;
Жду и жду, как со страстью
К каждой жизненной малости
Снова жадно я весь прильну.

Из отравы бессонницы
Я готовлю бальзамы,
Претворяю в сиянье тень,
Из темниц строю храмы, —
До тех пор, как в оконницы
Бледно глянет лазурный день.
 
Ситом думы медлительно
Я фильтрую страданья,
Вылепляю на мед сота;
И с денницей спасительной
Мне в мираже сиянья
Улыбнется блаженств мечта.

Утро, утро! И чудится
Все прекраснее вдвое:
И деревья, и пруд, и дым...
Ждет меня все живое,
Все, что снова мне сбудется,
Все, что станет моим, моим.

Сергей Пинус.

* * *

По изд.: «Родимый край» — Усть-Медведицкая, Донской области: Книгоиздательство «Север Дона», 1918.

ДОН

Из колыбели-озера течет
Великий Дон. И полосой жемчужной
Блистает. Вот братается он дружно
С Хопром, и в путь Медведицу берет.

А там, внизу, ждет слава и почет.
Дань Иловля несет ему услужно.
И обнял Дон страну полуокружно.
И Сал и Маныч властно он влечет.

И Чир с Донцом спешат к нему. Блеснула
Морская даль, подобно серебру.
Шлет зов-привет он Волге и Днепру.

И, в море закипев средь брызг и гула,
Грозя и там, он, пенный, волн игру
Докатывает до ворот Стамбула.

Сергей Пинус.

  • 1. Над всем миром во всем мире
    Будет немца власть и речь,
    Если связь и братство немцы
    Смогут свято уберечь.
  • 2. Антология «Век пееревода» Евгения Витковского.