Восьмое морское приключение

Искать в интернет-магазинах:

Вам, без сомнения, приходилось слышать о последнем путешествии на север капитана Фиппса — ныне лорда Малгрэйва1. Я сопровождал капитана не как офицер, а только как друг. Ввиду того что мы достигли довольно высокого градуса северной широты, я схватил свой телескоп, с которым уже познакомил вас при рассказе о моем путешествии на Гибралтар, и стал всматриваться в окружающие нас предметы. Ибо, говоря мимоходом, я всегда считаю полезным время от времени оглядеться, особенно в пути. Примерно в полумиле от нас плыла ледяная гора, значительно более высокая, чем наши мачты, и на ней я разглядел двух белых медведей, вцепившихся, как мне показалось, друг в друга в жаркой схватке. Я мгновенно вскинул на плечо ружье и направился к ледяной горе. Но когда я оказался на вершине, передо мной открылась невероятно трудная и опасная дорога. Мне ежеминутно приходилось перескакивать через страшные обрывы, а в других местах поверхность была скользкой, как зеркало, и я только и делал, что падал и поднимался. Но наконец я добрался до такого места, с которого мог попасть в медведей, и в то же время я разглядел, что они не дерутся друг с другом, а лишь играют. Я уже мысленно прикидывал стоимость их шкур — каждый из медведей был величиной с хорошо откормленного быка, — но в ту самую минуту, когда я вскинул ружье, я поскользнулся, упал навзничь и так сильно ушибся, что на добрых полчаса потерял сознание. Вообразите мое удивление, когда, придя в себя, я увидел, что одно из вышеупомянутых чудовищ успело перевернуть меня лицом вниз и при этом ухватилось за пояс моих новых ког жаиых штанов. Верхняя часть моего туловища находилась под его брюхом, а ноги торчали наружу. Бог знает, куда бы зверь уволок меня, но я вытащил перочинный нож, вот этот самый, который вы сейчас видите, ухватился за левую заднюю лапу медведя и отрезал от нее три пальца. Медведь сразу выпустил меня и дико завыл. Я поднял ружье, выстрелил в медведя, когда он пустился бежать, и он сразу рухнул. Выстрел мой, правда, погрузил в вечный сон одного из этих кровожадных зверей, но зато разбудил несколько тысяч других, которые спали на льду, образуя круг шириною в полмили. Они во всю прыть бросились ко мне. Нельзя было терять ни минуты. Я обречен был на погибель, если мгновенно чего-нибудь не придумаю. И я придумал. Примерно за половину того времени, которое требуется опытному охотнику, чтобы ободрать зайца, я стянул с медведя шкуру и завернулся в нее, просунув свою голову под медвежью. Едва я успел кончить, как меня окружило все стадо. Меня бросало то в жар, то в холод под моей шкурой. Но хитрость полностью удалась. Медведи один за другим подходили ко мне, обнюхивали меня и явно принимали за своего косолапого собрата. Мне и в самом деле не хватало только роста, чтобы полностью походить на них, а некоторые из них, помоложе, были немного выше меня. После того как все медведи обнюхали меня и тело своего покойного товарища, они почувствовали ко мне, по всей видимости, симпатию. Кстати сказать, мне вполне удалось подражать всем их повадкам, только разве в отношении рычания, рева и драки они превосходили меня. Но, как ни походил я на медведя, я все же оставался человеком! Я принялся поэтому обдумывать, как наиболее выгодно для себя использовать добрые отношения, создавшиеся между мною и этими зверями.

Мне пришлось слышать некогда от одного старого фельдшера, что ранение в позвоночник безусловно смертельно, и вот я решил произвести опыт. Взяв снова в руки свой нож, я воткнул его одному из самых крупных медведей в загривок, у самого плеча. Нужно признаться, что шаг был очень рискованный и мне было страшновато. Ведь совершенно ясно: если зверь останется в живых после удара, я буду разорван в клочья. Но мой опыт вполне удался. Медведь упал мертвым у моих ног, не издав ни звука. Тогда я решил тем же способом расправиться с остальными, что оказалось не так уж трудно. Хотя медведи видели, как справа и слева падали их собратья, они все же не подозревали ничего дурного. Они не задумывались ни о причине, ни о последствиях такого падения, и это было счастьем для них, как и для меня. При виде всех этих лежащих вокруг меня мертвых тел, я сам себе показался Самсоном, сокрушившим тысячи врагов2.

Не стану затягивать повествование, скажу только, что я вернулся на корабль и попросил послать со мною две трети экипажа: они должны были помочь мне содрать шкуры и перетащить на корабль окорока. Мы справились с этим делом в несколько часов и загрузили все трюмы корабля. Все, что осталось, мы побросали в воду, хотя я не сомневался, что при умелом засоле эти части были бы не менее вкусны, чем окорока.

Сразу же по возвращении я от имени капитана послал несколько окороков лордам Адмиралтейства3, несколько других—лордам казначейства, несколько штук — лорду-мэру, лондонскому городскому совету и торговым компаниям, а остальные — самым близким моим друзьям. Со всех сторон на меня посыпались выражения благодарности, а Сити на мой подарок ответило по-особому: я получил приглашение ежегодно участвовать в традиционном обеде в день выборов лорд-мэра.

Медвежьи шкуры я отослал русской императрице — на шубы для ее величества и для всего двора. Императрица выразила свою признательность в собственноручном письме, доставленном мне чрезвычайным послом. В этом письме она предлагала мне разделить с ней ложе и корону. Принимая, однако, во внимание, что меня никогда не прельщало царское достоинство, я в самых изысканных выражениях отклонил милость ее величества. Ambassadeur'y (Посол (фр.).), доставившему мне письмо императрицы, было приказано дождаться и лично вручить ее величеству ответ. Второе письмо, вскоре полученное мною, убедило меня в силе овладевшей ею страсти и в благородстве ее духа. Причина последней ее болезни, как она — нежная душа!—соблаговолила пояснить в беседе с князем Долгоруким4, крылась исключительно в моей жестокости. Не пойму, что такое находят во мне дамы! Но императрица — не единственная представительница своего пола, которая предлагала мне свою руку с высоты престола.

Нашлись люди, распускавшие клеветнические слухи, будто капитан Фиппс во время нашего путешествия проник не так далеко, как мог бы это сделать. Но здесь я обязан вступиться за него. Наш корабль шел правильным курсом, пока я не перегрузил его таким неимоверным количеством медвежьих шкур и окороков, что было бы просто безумием пытаться плыть дальше. Ведь мы едва были в состоянии противостоять сколько-нибудь значительному ветру, не говоря уже о ледяных горах, плавающих в северных широтах.

Капитан впоследствии не раз выражал свое недовольство тем, что он не разделяет со мной славу этого дня, который он напыщенно называет «днем медвежьих шкур». При этом он весьма завидует славе, которую доставила мне эта победа, и всеми силами пытается умалить ее. Мы не раз уже ссорились по этому поводу, да и теперь еще отношения у нас остаются несколько натянутыми. Между прочим, он утверждает, будто я не имею основания ставить себе эту историю в заслугу, что медведей я обманул, прикрывшись медвежьей шкурой. Он, по его словам, решился бы направиться к ним без маскировки, и они все равно приняли бы его за медведя.

Тут, правда, я коснулся столь щекотливого и острого пункта, что человек, умею,щий ценить светскую любезность, не может спорить по такому поводу с кем бы то ни было, и уж во всяком случае не с высокородным реег'ом.

  • 1. ... капитана Фиппса — ныне лорда Малгрэйва. — Капитан Константин Джон Фиппс, позднее лорд Малгрэйв (1744—1792), английский капитан н политик, в 1773 г. руководил экспедицией двух кораблей, которая должна была найти северный морской путь в Индию, достиг 80°48' северной широты (севернее Шпицбергена), но, окруженный льдами, был вынужден вернуться. В 1774 г. Фнппс опубликовал книгу «Морское путешествие к Северному полюсу».
  • 2. ... показался Самсоном, сокрушившим тысячи врагов. — Самсон — библейский герой, ослиной челюстью убивший тысячу человек филистимлян (см.: Книга судей Израилевых, 13—16).
  • 3. ... лордам Адмиралтейства. .. — Адмиралтейство — морское министерство в , Англии. Лордам Адмиралтейства — высшим чиновникам этого учреждения.
  • 4. ...в беседе с князем Долгоруким... — В XVIII в. на государственной службе было несколько князей Долгоруких. В книге о бароне речь может идти о князьях Юрии Владимировиче (1740—1830) или Василии Михайловиче (1722—1782), хотя более вероятно предположить, что барон упоминает Василия Михайловича Долгорукого, ибо исторические события, о которых идет речь, происходили в царствование Екатерины II, придворным которой он был.