Шнорр. Элегия на смерть барона фон Мюнхгаузена

Искать в интернет-магазинах:

Элегия включена в книгу Шнорра.

Элегия
на смерть барона фон Мюнхгаузена1
как памятник от его друзей и почитателей

 

Перед нами плоть,
Вмещавшая прямое сердце,
А он почил,
Наш самый лучший из друзей.

Роняй слезу,
Поплачь со мной над бедной урной,
Пролей слезу,
Его утратив навсегда.

Благословен
Безгласным прахом ставший ныне,
Благословен
Им ради нас свершенный труд.

Молва твердит:
Он богом был в нахальной враке,
Но не видна,
Вам не видна его душа.

Когда, бодрясь,
Он пропускал порой стаканчик,
Он благодать,
Восторг и счастье обретал.

Ах, пронеслась
Пора его веселых шуток,
Она прошла,
Не стало радости для нас.

Иль счастье в том,
Чтобы, живя на белом свете,
Часы и дни
Терять за карточной игрой?

Какой же прок,
Уныло время убивая,
Всю жизюь прожить,
Коль время — всех богатств ценней?

Иль счастье в том, Чтобы для времяпровожденья
Наш лучший друг
Попал, как есть, к нам на язык?

И все затем,
Чтобы надутый задавака
Потом решил,
Что сам он вовсе без греха?

Встань, моралист,
И объясни, как подобает,
Сколь чище жить
Умели в наши времена.

А коль и ты
Лишь, помолчав, пожмешь плечами,
То правду нам
Откроет совесть, скажет ум.

Генрих Теодор Людвиг Шнорр 235
Того, что с ним,
Из всех друзей навеки лучшим,
От нас ушло,
Ничто не сможет заменить.

Так плачь со мной,
Пролей слезу над бедной урной,
Рыдай над ним,
Над самым лучшим из друзей.

  • 1. Два года назад барон Мюнхгаузен был опасно болен, и, как это часто бывает в подобных случаях, все думали, что он умрет. Эти слухи вызвали элегию к жизни. В мои руки она попала случайно. Из нее видны мысли его друзей. Я хотел ее изъять. Однако зачем? Пусть всегда стоит здесь в его честь, а он пусть радуется, что еще жив. (Генрих Теодор Людвиг Шнорр)
(На сенсорных экранах страницы можно листать)