Девять вкусов в браке

Искать в интернет-магазинах:

11 июня 1539 года.
Перевод Б. Тимофеева

Нам лекарь утверждать готов,
Что вкусы — девяти родов.
Не так их трудно перечесть:
Есть сладкий, терпкий, горький есть,
Затем еще есть кислый, едкий
И жирный — вкус довольно редкий,
Вкус вяжущий еще найдется,
Особо — затхлый вкус причтется,
Есть, наконец, соленый вкус...
Я точно утверждать берусь,
Что сладкий вкус — есть самый смачный:
Чете он ведом новобрачной...
Объятья, ласки — все им мало,
Хотя и свадьба миновала,
Все так же сладость чувств нова,
Звучат шутливые слова,
И так сердца влюбленных сладки,
Что всласть им даже неполадки.
Медовый месяц... Смех и радость...
Недолго длится эта сладость,
Легко переходя порой
В отменно терпкий вкус второй.
То ревность тихо в дом вошла,—
Раздор с собою принесла.
Где был покой до этих пор —
Теперь слышны и брань и спор.
Их разговор стал ежедневно
Звучать сварливо, бурно, гневно:
Так друг на друга нападают,
Пока рога не обломают...
Но вот супруги присмирели
И снова мир и лад узрели,
Склонили головы друг к другу,
И вновь их жизнь пошла по кругу:
Вкус терпкий уксуса, бывает,
Сердца к согласью призывает...
Но нету вечного на свете,
И горький вкус приходит, третий.
Жена небрежно дом ведет,
А муж с утра в кабак идет.
И стала жизнь невесела:
Вконец запущены дела,
Расходы каждый день растут —
И впрямь задумаешься тут!
Меж тем, в семье пошли ребята,
А поднимать их трудновато:
Всех накормить, обуть, одеть —
Да, тут не будешь песни петь!
Всему своя есть череда —
Настала горькая нужда,
Четвертый — кислый — вкус пришел:
Забудь про всякий разносол,
А если трудно хлеб жевать —
Водицей станешь запивать.
Обноски для тебя — не срам,
Ложись поздней по вечерам,
Теперь за труд любой берись
И целый день с нуждой борись!
Да извернись еще к тому же,
Чтоб быть других людей не хуже:
Ведь должен честный человек
Из кожи лезть свой долгий век,
Кладя заплаты на заплаты...
С годами вкус приходит пятый:
То едкий вкус различных бед,
Обилен ими белый свет.
Ох, нелегко бывает в жизни
При тяжбах, при дороговизне,
Долгах, пожарах, кражах, войнах
Да при соседях беспокойных...
Жди встреч со сплетнею пустой,
С коварством, злобой, клеветой,
Здесь обесславят, там обманут.
То оболгут, то в ссору втянут,
Жди злых обид и нареканий,
Вреда, стыда, недомоганий.
Беда не кончилась одна —
Стоит другая у окна...
Но вот покончил ты с нуждой:
Тогда приходит вкус шестой.
То жирный вкус: его дадут
Лишь возраст и упорный труд —
Житейский опыт дружит с нами:
Приходит счастье с сединами.
И если в доме нет богатства,
То есть достаток: вина, яства,
Ну, словом, всяческая снедь...
Приятно в тихий час сидеть
И думать: вот он — отдых мой...
Тогда приходит вкус седьмой:
Вкус вяжущий. Свести знакомство
С ним можно лишь подняв потомство.
Так повелось уже на свете —
Под старость нас печалят дети:
Бывают их дела постыдны,
Отцу и матери обидны,
Когда они выходят в свет,
Презрев родительский совет,
И, выбор сделав кое-как,
Вступают в нежеланный брак,
Гневя родителей сердца,—
Здесь новым страхам нет конца:
Ведь боль от неудач детей
Родителям еще лютей...
Приходит вкус восьмой на смену:
То затхлый вкус — преддверье к тлену.
Вконец состарилась чета:
Их мощь годами отнята,
Нет сил, что были до сих пор,
Притуплен слух и гаснет взор,
Слабеет ум, гнетет недуг
И память исчезает вдруг.
Круженье в мыслях, дрожь в руках,
Терзает кашель, мучит страх.
Все хуже каждый год — и вот
Девятый вкус конец несет...
Весьма соленый вкус, поверьте:
Спешит болезнь, предвестник смерти.
Чем больше трудятся врачи,
Тем дольше свой недуг влачи...
Вот так и мучится больной,
Пока не кончит путь земной
И смерть к нему не прилетит
И все страданья прекратит...
Тогда оставшийся супруг
Всю боль тоски познает вдруг,
Как в мире стал он одинок,
Для всех чужой, от всех далек:
Ведь на земле нет ничего,
Что утешало бы его:
Лишь на наследство метят дети...
Так доживать ему на свете.
Пока, и дряхлый и больной,
Он не отбудет в мир иной,
Где кущи райские нас ждут:
Ему вкусить блаженство тут
В покое вечном и тиши
Ганс Сакс желает от души.

(На сенсорных экранах страницы можно листать)