Тытам (Перевод С. Вышеславцевой, вариант 1953 г.)

Искать в интернет-магазинах:

Два бедных брата вместе жили, 
Сиротами круглыми были; 
Бедность — одна подруга их — 
Часто в гости к ним заходила,
А нет на свете такой силы,
Чтоб больше мучила людей: 
Бедность — всех болезней лютей.

Так жизнь и коротали братья.
О них хочу вам рассказать я. 
Томили ночью их однажды 
Холод сильный, голод и жажда 
(Вся вереница этих бед 
Идет за бедностью вослед) —
И братья начали гадать,
Как им с бедностью совладать, 
Что так тяжко их угнетала 
И так скудно жить заставляла. 
От них близехонько совсем 
Жил богатей, известный всем,
В огороде его капуста,
И в овчарне его не пусто.
Глуп богач, а братья бедны...
И решили идти они 
(С бедности легко одуреешь): 
Один брат взял мешок на шею, 
Нож схватил другой, торопясь, 
Оба двинулись в путь тотчас.

Ни минуты даром не тратя,
В огороде один из братьев 
Ножом срезать капусту стал;
В овчарню дверцу открывал 
Этим временем брат другой: 
Впотьмах он щупает рукой, 
Хочет взять пожирней барана. 
Но в доме ложились не рано 
И услышали, когда вор 
Дверь открывал. «Ступай во двор!—
Обратился хозяин к сыну,— 
Человека или скотины 
Какой там нет — увидишь сам. 
Да покличь дворового пса!» 
Звали ихнего пса Тытам;
Только так повезло ворам,
Что во дворе не оказалось 
Пса в ту ночь. Прислушался малый
И, дверь приотворив во двор, 
Зовет: «Тытам! Тытам!» — а вор, 
Что в овчарне был, очень внятно 
Кричит в ответ: «Я тут, понятно!» 
Но сквозь ночную темь и мрак 
Того, кто отвечает так,
Парень не разглядел, конечно; 
Думал он в простоте сердечной, 
Что и впрямь с ним пес говорил.
Обратно в дом он поспешил;
От страха бледен и смущен, 
Явился к родителю он.
«Что с тобой, сынок?» Тот ему: 
«Покойной матушкой клянусь, 
Тытам наш говорил со мною». 
«Кто? Пес наш?!» — «Клянусь головою,
А коль верить мне не хотите, 
Бродягу сами позовите».
И хозяин во двор идет,
Хочет видеть чудо, зовет 
Он Тытама, пса своего,
А вор, не зная ничего,
«Понятно, тут я!» — отвечает. 
И, дивясь, богач восклицает:
«О чудесах слыхал я много,
Но о подобных, сын, ей богу,
Не слыхивал я отродясь.
Беги и расскажи тотчас 
Попу об этом: приходи 
Сюда с ним вместе; да гляди, 
Пускай возьмет стихарь с собою 
И святую воду». Стрелою 
Летит парень к дому попа,
Не ждет он, позовут пока. 
Пришел к попу; «Пойдемте к нам, 
Увидите, какие там 
Творятся чудеса; едва ли 
В жизни о подобных слыхали. 
Берите свой стихарь — и в путь!» 
«С ума сошел! Иль отдохнуть 
Мне и ночью даже нельзя?
Не пойду, уж разулся я».
«Нет, пойдете! Вот что скажу — 
На закорки вас посажу».
И, прихватив стихарь, священник 
На паренька без возражений 
Тотчас уселся; в путь-дорогу 
Отправились. Пройдя немного, 
Парень путь сократить желал 
И как раз на тропку попал,
По которой раньше спускались 
Те, что поживиться старались. 
Вор, что капустой занят был, 
Завидя белое, решил,
Что это брат идет 
И добычу свою несет. 
Довольный, он спросил тогда: 
«Ну что, несешь?» — «Конечно, да!»
Парень в ответ ему кричит 
(Думал, с ним отец говорит). 
«Постой-ка, наземь его сбрось! 
Остер мой нож, его, небось, 
Наточил я в кузне здорово, 
Перережет вмиг ему горло!» 
Наш поп, слова услышав эти, 
Подумал, что попал он в сети:
В страхе с парня он соскочил —
И ну бежать что было сил.
Но стихарь за кол зацепился, 
Поп даже не приостановился, 
Отцепить его не посмел —
Так он на колу и висел...
А кто капустой занимался,
Сам не меньше перепугался,
Чем удиравший от него —
Не понимал он ничего.
К колу приблизился он все же 
Взять, что белело там,— и что же 
Попов стихарь он увидал...
Из овчарни меж тем шагал 
Вор другой, барана таща. 
Окликнул он брата тотчас 
(Тот уже, как я говорил,
Свой мешок капустой набил),
И, время на слова не тратя,
К себе добычу тащат братья— 
Был близехонько домик их.
Тут показал один из них 
Стихарь — и вот была потеха 
Сколько было шуток и смеха 
Не знали веселья давно,
Теперь вернулось к ним оно.    
Бог все в короткий срок свершает    
За горем смех он посылает,
А кто счастлив был утром — тот,
Глядь, вечером уж слезы льет.