Помещик и монах

Искать в интернет-магазинах:

Перевод Т. Гнедич

 

В горах один помещик жил;
Свое добро он просадил
На кости, пьянство и разврат
И к старости стал небогат.
Надумал ехать, ан и нет
Ни лошаденки, ни монет.
Он в город по делам спешил,
Так поневоле затрусил
И на своих двоих. Туда
Поспел он к ночи без труда.
Трактирщик сразу же заметил
Его убожество и встретил
Не шибко вежливо — ну что ж?
С почтенья шубу не сошьешь!
Но вслед за ним приехал тоже
Монах дородный, краснорожий.
И на ночлег в трактире том
Остановился он с конем.
Конь у монаха вороной,
С полсотни талеров ценой,
И зарился не без причин
На эту лошадь дворянин.
Мол, кабы мне скакун достался,
Уж я бы славно покатался,
Как подобает! Горько мне,
Что вот на эдаком коне
Монах гарцует шелудивый!
А конь-то, конь какой красивый!
Помещик размышлял всю ночь,
Как делу этому помочь.
Он встал, когда чуть-чуть светало,
И завернулся в одеяло,
И подпоясался потом,
Как нищий странничек, лычком.
Он бороденку растрепал,
 
В нее соломы напихал,
А ноги обмотал тряпицей,
Как будто гной из них сочится,
И, взяв с собой два костыля,
Заковылял через поля
В лесок: монах ведь, вероятно,
Поедет через лес обратно
К себе на родину один.
И вот лукавый дворянин
На ель закинул костыли
И у дороги лег в пыли.
Когда ж монаха увидал —
И закряхтел, и застонал,
И, к милосердию взывая,
Рыдая, руки воздевая,
Монаха начал умолять
Те костыли ему достать:
Ландскнехт его-де наземь кинул
И костыли на ель закинул.
«Что делать мне без костылей!
О добрый странник! Пожалей!»
Монах, растроганный пройдохой,
Сказал: «Ну погоди, не охай!»
Коня он к дереву ведет,
Поводья старцу подает.
Монах на дерево взобрался,
А дворянин к коню подкрался,
Вскочил и прочь, что было сил,
И костыли свои забыл!
Монах кричит ему: «Куда ты!
Коня украл ты, плут проклятый!»
А тот в ответ: «Конечно, так!
А костыли возьми, дурак,
И ковыляй во славу божью!»
Монах, взбешенный этой ложью,
Метался, злился, завывал
И даже черта призывал.
Зарекся нищим доверять,
Они-де всем плутам под стать!
И, проклиная козни их,
Поехал на своих двоих.
 
Из шванка явствует одно:
Хоть это было и давно,
Однако же и в наше время
Случиться может так со всеми,
А в Бамберге и не один
Такой найдется дворянин,
Который горд происхожденьем,
Но шибко не богат именьем,
И богачи такие есть,
Которым неизвестна честь.
Но благородных все же много,
Блюдущих честь и веру строго,
Они насилий не чинят
И чванства в сердце не таят,
Они-то пусть и процветают —
Ганс Сакс им этого желает!
(На сенсорных экранах страницы можно листать)