3. Marienkind

Дитя Марии

«Из Хессена. В другой версии сказки бедняк, который не может прокормить своих детей, идет в лес и хочет там повеситься, тут появляется черная карета, запряженная четверкой вороных коней, из кареты выходит дева в черном и говорит ему, что он найдет в кустах перед своим домом мешок с золотом. Взамен он должен отдать ей то, что у него спрятано в доме. Бедняк соглашается и действительно обнаруживает золото, а спрятанное сокровище- ребенок находится в утробе матери. Когда ребенок рождается, приходит за ним дева, однако мать умоляет оставить дочку, пока ей не исполнится двенадцать лет. По истечении срока девочку приводят в черный замок. Там все невероятно красиво, ей позволено ходить по всем помещениям, кроме одной комнатки. Четыре года девочка не нарушает запрета, однако в конце концов не может сдержать любопытства, заглядывает-таки в щелку, и видит четырех черных дев, углубившихся в чтение. Девы пугаются, к девочке выходит приемная мать и говорит ей: «Придется тебя наказать и изгнать отсюда. Что ты предпочитаешь потерять'?» «Речь», - отвечает девочка. Дева ударяет ее по рту, появляется кровь, и девочка изгоняется из замка. Ночь ей приходится провести под деревом. Там ее и находит проезжавший мимо королевич, который увозит немую изгнаницу с собой и женится на ней против воли своей матери. Когда у немой королевы рождается первый ребенок, злая свекровь бросает его в воду, а ослабевшую роженицу опрыскивает кровью и заявляет, что она сожрала свое дитя. Так случается и во второй, и в третий раз. Невинная королева, которая не может себя защитить, приговаривается к сожжению. И вот она уже на костре. Нежданно-негаданно появляется чёрная карета, из нее выходит черная дева. Она ступает в огонь, тот затухает. Дева подходит к осужденной королеве и ударяет ее по рту. К несчастной возвращается речь. Три другие черные девы приводят трех спасенных ими из воды детей. Злодеяние раскрыто. Злую свекровь сажают в бочку с ядовитыми змеями и спускают ее с горы.

Родственный вариант можно найти в собрании «Швабских народных сказок» Эрнста Майера (Штутгарт, 1852), в норвежском собрании П.К. Асбъёрнсена, среди шведских сказок. Сходный мотив есть в легенде о святой Отилии из собрания Бенедикты Науберт «Новые народные сказки немцев» - 1789-1793 гг. В «Пентамероне» Д. Базиле (1, 8) в качестве наказания у грешницы отнята не речь, а придана козья морда ее прежде красивому лицу. У вендов приемной матерью становится дева Мария (собрание Леопольда Хаупта и И.Э. Шмалера, 1843 г.). Валлийский вариант см. в сб. Скотта. Основной мотив - запрещение посещать одну из комнат возникает также в сказке «Чудо-птица» (№ 46). Описание апостолов, сидящих в великолепных покоях, часто встречается в народных песнях (святые на небе сидят подобно звездам). Живописные детали - оборванное платье героини и волосы, прикрывающие ее тело, известны из легенд о святой Агнес (Библия) и святой Магдалене (стихи Петрарки). Выразительный рисунок опубликован в журнале “Magasin pittoresque”.

В одном старинном испанском романсе королевна сидит на дубу и ее длинные волосы укрывают все дерево».

***

Волшебная сказка записана Якобом со слов Марианны (Гретхен) Вильд в 1808 г. Другую версию изложила в собственной записи Фридерика Маннель из Аллендорфа под названием «Немая девушка». Мотив изгнания с небес перекликается с библейским изгнанием из рая. Посещение запретной комнаты, также как и доказательство, «знак»этого непослушания — золотой палец, можно найти в других сказках: «О рыцаре Синяя Борода», «Чудо птица» (№ 46), «Железный Ханс» (№ 166). Дерево как убежище в сказках братьев Гримм тоже встречается не один раз. Выразительность данной сцены побудила брата-художника Людвига Эмиля к созданию романтической картины. Христианское представление о раскаянии и наказании заключено в финальных словах Богоматери: «Кто сознается и раскаивается в своем грехе, тому грех прощается»

На данный момент нет содержимого, классифицированного этим термином.