Франсуа Вийон

Франсуа Вийон

О жизни Франсуа Вийона известно крайне мало, больше домыслов и легенд. Родился между 1 апреля 1431 и 19 апреля 1432 в Париже, — год и место смерти неизвестны (после 1463, но не позднее 1491).

Баллада-обращение к тюремному сторожу Гарнье после того, как Вийон добился отмены смертного приговора

Ты что, Гарнье, глядишь так хмуро?
Я прав был, написав прошенье?
Ведь даже зверь, спасая шкуру,
Из сети рвется в исступленье!
А мне такое песнопенье
Пропели, что ни сесть ни встать, –
Святой бы вышел из терпенья!
Скажи-ка, мог ли я молчать?

Баллада-восхваление парижского суда с просьбой предоставить Вийону три дня отсрочки на сборы перед изгнанием

Пять чувств моих, проснитесь: чуткость кожи,
И уши, и глаза, и нос, и рот;
Все члены встрепенитесь в сладкой дрожи:
Высокий Суд хвалы высокой ждет!
Кричите громче, хором и вразброд:
«Хвала Суду! Нас, правда, зря терзали,
Но все-таки в петлю мы не попали!..»
Нет, мало слов! Я все обдумал здраво:
Прославлю речью бедною едва ли
Суд милостивый, и святой, и правый.

Баллада повешенных (Перевод Алексея Парина)

Потомки наши, братия людская,
Не дай вам Бог нас чужаками счесть:
Господь скорее впустит в кущи рая
Того, в ком жалость к нам, беднягам, есть.
Нас пять повешенных, а может, шесть.
А плоть, немало знавшая услад,
Давно обожрана и стала смрад.
Костями стали – станем прах и гнилость.
Кто усмехнется, будет сам не рад.
Молите Бога, чтоб нам все простилось.

Баллада повешенных

Перевод Феликса Мендельсона.

О люди-братья, мы взываем к вам:
Простите нас и дайте нам покой!
За доброту, за жалость к мертвецам
Господь воздаст вам щедрою рукой.
Вот мы висим печальной чередой,
Над нами воронья глумится стая,
Плоть мертвую на части раздирая,
Рвут бороды, пьют гной из наших глаз…
Не смейтесь, на повешенных взирая,
А помолитесь Господу за нас!

Эпитафия в форме баллады, составленная Вийоном на себя и на своих товарищей в ожидании смертной казни через повешение (Перевод Сергея Пинуса)

Вы, после нас живущие, о вы,
Чьи нам сердца чужды и далеки,
Имейте состраданье: мы мертвы.
Друзья при жизни, мы висим, близки
Друг другу и теперь. Одежд куски
В прах обратились. Хрипло умирая,
Молили мы открыть нам двери рая.
Плоть перешла уж в пыль дорожных пудр…
За нас молитесь, руки воздевая,
Молитесь Господу, который благ и мудр.

Баллада о повешенных (Перевод Пр. Б)

Перевод Пр. Б. (псевдоним не расшифрован) от 1900 года.

***

Прохожий, здесь присевший отдохнуть,
не вздумай нас насмешками колоть.
К нам, бедным, сострадателен ты будь,
чтобы и к тебе был милостив Господь!
Всех восемь нас висит тут; наша плоть,
которой в мире были мы рабами,
висит насквозь прогнившими клоками,
и наши кости тлеют понемногу;
но вместо издевательств злых над нами,
за нас вы помолитесь, братья, Богу!

Баллада Судьбы

Эй, Франсуа, ты что там поднял крик?
Да если б я, Фортуна, пожелала,
Ты живо прикусил бы свой язык!
И не таких, как ты, я укрощала,
На свалке их валяется немало,
Сгубил их меч, измена, нищета.
А что за люди! Не тебе чета!
Ты вспомни-ка, мой друг, о том, что было,
Каких мужей сводила я в могилу,
Каких царей лишила я корон,
И замолчи, пока я не вспылила!
Тебе ли на Судьбу роптать, Вийон?

Спор сердца и тела Вийона

– Кто там стучится? – Я. – Кто это «я»?
– Я, Сердце скорбное Вийона-бедняка,
Что еле жив без пищи, без питья,
Как старый пес, скулит из уголка.
– Гляжу – такая горечь и тоска!..
– Но отчего? – В страстях не знал предела!
А ты при чем?  – Я о тебе скорбело
Всю жизнь. – Отстань! Дай мне поразмышлять…
– И долго? – Жди, чтоб юность пролетела!
– Тогда молчу. – А мне… мне наплевать.

Баллада поэтического состязания в Блуа (Перевод Алексея Ларина)

Перевод Алексея Ларина выполнен и неоднократно опубликован в 1980-е годы.

***

Над родником от жажды умираю,
Как жар, горяч – и как щенок, дрожу.
Свой край родной чужбиной называю
И зябну, коль на угольях лежу.
Гол как сокол, а гоголем хожу.
В слезах смеюсь и жду, хоть ждать не след.
Восторг и радость черпаю из бед.
От горя рот растянут до ушей.
Я верх беру, не ведая побед.
Мне всюду рады, все меня взашей.

Баллада поэтического состязания в Блуа (перевод Валерия Перелешина)

В 1973 году свой перевод опубликовал в эмиграции поэт Валерий Перелешин.

***

Близ родника от жажды умираю,
В ознобе бьюсь, в горячечном огне;
В краю своем в изгнанье изнываю,
И холодно вплотную к печи мне.
Я гол, как червь, и в лучшем полотне.
Изверившись, под смех я слезы прячу
И нахожу в отчаянье удачу.
Я весельчак, но радости лишен.
Я, удалец, в бессилье силы трачу:
Ведь мил я всем – и каждым обойден.

Баллада поэтического состязания в Блуа (перевод Сергея Петрова)

В архиве поэта Сергея Петрова обнаружен перевод этой баллады, выполненный около 1970 года.

***

Я у ручья от жажды умираю,
В горячке от озноба колочусь,
На зное я от стужи изнываю,
На родине, как на чужбине, бьюсь.
Гол как сокол, а важен, точно туз,
Смеюсь от слез и бегаю ползком,
Жду без надежды, щедрый скопидом,
И выгода бывает мне невпрок,
И радуюсь, оставшись ни при чем.
Везде я гость, гонимый за порог,

Баллада поэтического состязания в Блуа (перевод Владимира Жаботинского)

Дата, когда был выполнен Владимиром Жаботинским помещаемый ниже перевод, неизвестна; наиболее ранняя известная его публикация – газета «Последние новости», 1932, 13 октября (Париж). Перевод был опубликован с подзаголовками: «вольный перевод».

***

Рондо

Жанен л'Авеню,1
Сходи-ка ты в баню!
Ко святому дню,
Жанен л'Авеню!

Удиви родню,
Поплещись в лохани,
Жанен л'Авеню,
Сходи-ка ты в баню!

Баллада проклятий врагам Франции

Да встретит огнедышащих зверей,
Как аргонавты у Колхидских гор,
Иль десять лет жрет на лугу пырей,
Как грешный царь Навуходоносор,
Пускай бесславно канет в царство тлена,
Как Илион из-за красы Елены,
И вслед за Прозерпиною уйдет
В страну теней; за гранью адских вод
Пусть, как Дедал, томится в башне, в узах
Иль, как Тантал, безмерно жаждет тот,
Кто посягнет на родину французов?

Хвала суду (прошение Вийона, представленное в Верховный Суд в виде баллады)

Баллада была написана после того, как 5 января 1463 года Верховный Суд отменил смертный приговор Вийону и заменил его десятилетним изгнанием. Он просит три дня отсрочки на сборы – судя по всему, отсрочка ему была дана.

***

Эпитафия Вийона (баллада повешенных)

Версия о том, что эта баллада связана с предыдущим катреном и написана непосредственно в канун 1463 года, принадлежит в основном Клеману Маро; однако во все прошедшие века это стихотворение было едва ли не самым знаменитым произведением Вийона. Неудивительно, что именно эта баллада (с отсеченной посылкой) оказалась первым (насколько теперь известно) опубликованным по-русски стихотворением Вийона (см. предисловие).

***

Катрен

Клеман Маро назвал это четверостишие: «Катрен, сочиненный Вийоном в ожидании смерти». Написано стихотворение, если верить Маро, в конце декабря 1462 года или даже в начале 1463 года. «Франсуа» – звучало как «француз», т. е. житель Иль-де-Франса – в отличие от бургундцев, нормандцев и жителей прочих герцогств он подлежал французскому правосудию: иначе мог бы и не сидеть в тюрьме, не будь он французом.

***

Баллада от имени Фортуны

Баллада, видимо, была написана в ноябре 1462 года после освобождения из тюрьмы Шатле. Название ей дал Пьер Жане в издании 1867 года.

***

Разговор души и тела Вийона

Баллада имела название уже при первой публикации в 1489 году; подобные «дебаты» были весьма характерны для средневековой литературы.

Послание друзьям

Считается, что баллада написана в тюрьме епископа Тибо д'Оссиньи в 1461 году; основанием для такой атрибуции служит содержание баллады. Однако нужно отметить, что в тюрьме Вийон сидел не единожды.

(На обороте письма)

Лети, послание, не чуя ног,
К тому ж ни ног, ни крыльев не имея,
И расскажи, насколько изнемог
Я от безденежья, эпистолою сею.

Послание герцогу Бурбонскому

О балладе см. в предисловии; Иоанн II, герцог Бурбонский, насколько известно, никакого покровительства Вийону не оказал.

О грозный герцог, добрый мой сеньор,
Любимец лилий, отпрыск королей,
К Вам руку Франсуа Вийон простер,
Вконец раздавлен нищетой своей.
Он молит Вас эпистолою сей,
Чтоб оказали милость от щедрот.
Он обещанье клятвенно дает,
Что сам себе корысти не добудет
И все сполна и точно в срок вернет, –
Убытком Вам лишь ожиданье будет.

«Я как-то у кого-то прочитал…», «Достойны, Божее созданье…» (ДВОЙНАЯ БАЛЛАДА)

Название дано условно, по форме баллады. Считается, что Вийон написал ее, когда сидел в тюрьме у епископа Тибо д'Оссиньи летом 1461 года. Чем Вийон прогневал епископа – остается предметом литературоведческих домыслов уже не одно столетие.

 

Я как-то у кого-то прочитал,
Что следует считать того врагом,
Кто при тебе тебя же восхвалял.
Но если кто родился добряком
И простодушным, что тогда скрывать?–
Не в том добро проявит, так в другом.
Добро добром лишь надо поминать.

Послание Марии Орлеанской

Стихотворение датируется или 1458 годом, когда принцесса Мария Орлеанская родилась (и когда Вийон мог находиться в Блуа), – тем более что появилась она на свет 19 декабря 1457 года, перед Рождеством, или по случаю вселения ее в столицу герцогства (17 июля 1460 года). Заглавие балладе дал О. Лоньон.

Баллада (написанная для состязания в Блуа)

Первую строку этой баллады – «От жажды умираю над ручьем» (в переводе Ильи Эренбурга) придумал другой великий французский поэт XV века – Карл (Шарль) Орлеанский (1394–1465). Венценосный поэт в 1415 году в битве при Азенкуре попал в плен к англичанам и был выкуплен лишь в 1441 году, после чего удалился в замок Блуа на Луаре, который стал центром культурной жизни, поэтических турниров и т.п.

Рондо

Жанен л'Авеню – имя нарицательное, вплоть до XVIII века было синонимом рогоносца.

Жанен л'Авеню,
Ты б в баню сходил.
Кончай трепотню,
Жанен л'Авеню.

И нос, и ступню
В лохани б помыл,
Жанен л'Авеню,
И чистеньким слыл.

Баллада против врагов Франции

Название балладе дал французкий историк Гастон Парис. Врагами Франции во времена Вийона были прежде всего англичане, «Столетняя война» (1337–1453) закончилась лишь при его жизни; из Парижа английские войска ушли в 1436 году.

Баллада нелепиц

Название балладе дал О. Лоньон в издании 1892 года. Видимо, Вийон пародирует известную балладу нелюбимого им Алена Шартье (ок. 1385–1433), составленную из ходячих истин.

Трудиться станешь, коль сведет живот,
Лишь только враг попасть поможет в рай,
Кто голоден, тот сена пожует,
А милосерден к людям лишь лентяй.
Ты туз, когда перед тобой слюнтяй,
На страже неусыпно только сонный,
Вслепую лишь сеньорам доверяй,
Нет никого мудрее, чем влюбленный.

Баллада примет

Название этой балладе дал П. Л. Жакоб в издании 1854 года.

 

Я твердо знаю, где перед, где зад,
По платью различаю я людей,
Каким быть дню, укажет мне закат,
А вишню выдаст розоватый клей.
Про сад расскажет плод в руке моей,
Кто на кого похож, мне все вдомек:
Кто труженик, кто мот и ротозей,
Я знаю все – себя познать не смог.

Баллада благого совета

Название этой балладе дал французский историк литературы Огюст Лоньон, подготовивший издание стихотворений Вийона в 1892 году. Баллада содержит в себе многочисленные реминисценции из новозаветного «Послания к Римлянам» и, видимо, является одним из самых ранних произведений Вийона.

 

Баллада (Разногласия с Франком Готье)

В просторной комнате, циновками обитой,
С жаровней пышущей, на мягких тюфяках
Пузатый иерей с веселой сидонитой,
Что разодета в пух, раздета нагло в прах.
Подглядываю в щель, все на моих глазах:
И днем и ночью пьют глинтвейны и оршады,
Целуются, шалят; хохочут – нету слада,
То голые лежат, ведь слаще так любить.
И мне, чтоб одолеть тоску с досадой, надо
Жить в удовольствие – что лучше может быть.

Баллада завистникам

Смолу, селитру, арсеник сернистый
С расплавленным, клокочущим свинцом,
Что даже камень делает мучнистым,
Перемешать и сдобрить все притом
И щелоком, и желтым мышьяком,
Залить водой, в которой зад вонючий
Мыл прокаженный, заживо гниючий,
Добавить кровь дракона, пот сквалыг
И желчи волчьей, лисьей и барсучьей, –
Так жарится завистников язык.

Баллада для Робера д'Эстувиля

Аврора смотрит: сокол обиходный
Меж облаков, свершая круг, парит.
Беспечно жаворонок час восходный,
Резвясь, приветной песней веселит.
Упавши, сокол птицу закогтит.
Амур один так метко бьет стрелою,
Заранее внеся нас в свой рескрипт,
А посему быть вместе нам с тобою.

Баллада пословиц

Название этой баллады дал П. Л. Жакоб в издании Вийона 1854 года.

Быть кувшину разбитым у колодца,
К козе блохастой не приходит сон,
Железо раскаленное куется,
Дубина та, коль ей вооружен.
Не встать, когда презрением сражен,
Пока в чести, для всякого хорош,
Лишь с глаз долой, из сердца тоже вон,
Но Рождество наступит, если ждешь.

Страницы