Гуго Орлеанский Примас

Гугон, Примас Орлеанский Второй разговор с епископом

Примас: Дай мне плащ сей, уместный
к защите от стужи небесной,
Чтоб породнились мы тесной
дружбой пиладно-орестной!

Епископ: Тот, кто с протянутой дланью
вещает такое желанье,
Будь за это дерзанье
готов понести наказанье!
Ежели, гость непочетный,
приемлешь ты дар доброхотный, —
Молвив учтивое слово,
уйди, не желая иного.
Ежели ты недоволен —
ступай себе, путь тебе волен,
Только открой, не замедлив,
почто ты таков привередлив?
Тот, кто на многое льстится, —

Гугон, Примас Орлеанский. Первый разговор с епископом

Примас: Не получив приглашенья,
иду к твоему угощенью:
Было мне божие слово —
на пир являться без зова.

Епископ: Те, кто по свету рыщут,
пристанища здесь не отыщут;
Те, кто бродят по воле, —
недолжные гости в застолье.
Полон я к вам отвращенья,
здесь нет для вас угощенья —
Без моего приглашенья
вкушай, если хочешь вкушенья.
Мойся, садись, насыщайся,
вставай, утрись, убирайся.

Изгнание из больницы капитула

(приводится версия 1975 г., немного отличающаяся от опубликованной в 1972 г.)

      Был я некогда богатым
И любимым всеми братом,
Но, от старости горбатым
Став, не стал уж тороватым.
Оказавшись виноватым
И проклятыми проклятым,
Состою теперь за штатом;
Сплю на ложе жестковатом,
А питаясь с недохватом,
Стал и грязным и лохматым.

Стареющий вагант

Стихотворение примаса Гуго Орлеанского

Был я молод, был я знатен,
был я девушкам приятен,
был силен, что твой Ахилл,
а теперь я стар и хил.

Был богатым, стал я нищим,
стал весь мир моим жилищем,
горбясь, по миру брожу,
весь от холода дрожу.

Хворь в дугу меня согнула,
смерть мне в очи заглянула.
Плащ изодран. Голод лют.
Ни черта не подают.

Богатый и нищий

Обработка примасом Гуго Орлеанским евангельской притчи о бедняке Лазаре, лежавшем у ворот бессердечного богача. Пребывание Лазаря и его обидчика в загробном мире стало предметом множества назиданий и проповедей.

Орфей в аду

Из стихов примаса Гуго Орлеанского. Переосмысление Овидия в духе песен вагантов. Мольба о воскрешении Евридики, которую мы находим в стихотворении Гуго Орлеанского, лексически почти совпадает с соответствующим местом из «Метаморфоз». Однако поэт-вагант придает этой мольбе совершенно иную, более простонародную и живую интонацию.