Пьетро Аретино

Пьетро Аретино (1492—1556) родился в бедной семье. Большую часть жизни провел в Венеции под защитой тамошних законов, огра­ждающих его от мести со стороны мелких и крупных владе­тельных особ, в которых Аретино метал свои сатирические стрелы. Долголетняя дружба связывала его со многими заме­чательными людьми (Тициан и др.). Литературное наследие Аретино огромно и мало исследовано. Значительный интерес представляет его переписка (около 3300 писем), дающая кар­тину общественной и культурной жизни Италии первой поло­вины XVI века. Особое место занимают письма, содержащие суждения о литературе и живописи. Как теоретик, Аретино утверждал свободу творчества от непреложных правил и рато­вал за непосредственность в отображении правды жизни. Аретино принадлежат пять бытовых комедий: «Кузнец» («Marescalco», 1543), «Комедия о придворных нравах» («La Cortigianа», 1534), «Таланта» («La Talanta», 1542), «Лицемер» («Lo Ipocrito», 1542), «Философ» («II Filosofo», 1546). В них Аретино выводит галерею типов, представляющих разные слои тог­дашнего общества. Комедии, так же как и политические пам­флеты и сатиры, позволяют считать Аретино одним из самых независимых и оригинальных умов своего времени и крупней­шим сатириком, который с позиций свободомыслия Возрожде­ния ниспровергал устои феодально-католического общества. Менее удачна комедия «Горация» («Orazia», 1546).

Европейскую славу создали Аретино пять его «Диалогов», три из которых получили в печати название «Рассуждений» («Ragiojiamenti»). Особняком стоят стихотворные и прозаиче­ские памфлеты Аретино, направленные против государей и политйческих деятелей. Своими испепеляющими сатирами он стяжал славу «Бича государей» и отца современной журнали­стики. После смерти Аретино его книги были занесены в индекс запрещенных книг.

***

Аретино — один из самых разнузданных писательских талантов, какие знает европейская литература. Он был изгнан из Рима за непристойные сонеты, был самым усердным поставщиком порочащих стихов, которые в Риме наклеивались на подножие так называемой статуи Пасквино, написал несколько больших вещей (например, «Разговоры»), совершенно исключительных по цинизму и очень реалистичных. В конце концов он нашел убежище в Венеции и добывал себе подарки и пенсии, вымогая их прямым шантажом. Жертвами его были короли, императоры, итальянские князья, кардиналы — словом, люди, которые могли платить. Его комедии отмечены той же печатью, что и все другие его произведения. Аретино дерзко вскрывает язвы современного ему общества, хлещет бичом своей сатиры всех, кто этого заслуживает, невзирая на лица. Он с неподражаемым искусством рисует самые разнообразные типы, какие только он один мог разглядеть в жизненной сутолоке. Особенно удаются ему типы подонков общества, которых он знал, как никто. Но Аретино не умеет писать комедий. Он берет первую попавшуюся под руки новеллу, иногда не одну, а две и больше, перепутывает их интриги и населяет их огромным множеством персонажей. Картина быта получается яркая, сатира подчас убийственная, а сценического произведения никакого. Лучшие из его комедий — «Придворная жизнь», «Таланта», «Лицемер»; последняя, может быть, была известна Мольеру, когда он стал работать над «Тартюфом». Гораздо счастливее оказался Аретино в трагедии.1

  • 1. А. Дживелегов. Гуманизм и театр // Итальянская комедия Возрождения, М.: Худож. лит., 1999