О том, как черт женился на старухе

Искать в интернет-магазинах:

13 июля 1557 года.
Перевод Т. Гнедич

 

На землю вздумал черт явиться,
Жить по-людски и ожениться.
Богачку старую взял замуж,
Ну а с лица не взыщешь там уж!
И лишь они вступили в брак,
В дому поднялся кавардак.
Жена сварливой оказалась
И с мужем день-деньской ругалась,
А ночью — прямо хоть пляши —
Терзали их клопы да вши.
И черт решил: ну нет, отныне
Уж лучше буду жить в пустыне,
Сбегу-ка я куда-нибудь
От свар семейных отдохнуть.
И вот пошел он в темный лес
И там на дерево залез.
Сидел, смотрел, забыв тревоги.
Вдруг видит — едет по дороге
Бродячий лекарь. Черт к нему,
Как будто к другу своему:
«Нас двое мудрых лекарей!
Давай лечить людей скорей.
Доход немалый будет нам,
А деньги чтобы пополам!»
«Да кто ты?» — лекарь возразил,
А черт ему и объяснил,
Что он-де черт, что он женился
И за женитьбу поплатился,
Мол, злая старая жена
И черту самому страшна,
Мол, видеть он не мог старуху,
И убежал он что есть духу.
«Меня в помощники возьми,
Себя покажем пред людьми.
Нам это дело принесет
И состоянье и почет!»
Врачу стал дьявол толковать,
Как им работу начинать:
«Пойду я в город, где живет
Богатый бюргер-живоглот,
Его я болями замаю,
Ты ж, как бы мимо проезжая,
К нему случайно заверни
И заклинать меня начни.
Я притворюсь, что удираю;
Тебе заплатит он, я знаю,
Червонцев двадцать, только нам
Делить те деньги пополам!»
Так и решили. Черт собрался,
Он в тело к бюргеру прокрался
И всю-то ночь его томил.
А утром лекарь прикатил
И сразу принялся за дело,
И видно было, что умело, —
Он заклинанье прочитал,
И черт от бюргера отстал.
За это лекаря хвалили
И в благодарность отвалили
Все тридцать талеров ему.
Пришел он к другу своему,
Ему дал десять, для себя же
Оставил двадцать, впрочем, даже
Соврал, что двадцать получил.
Но черт мгновенно раскусил,
Что на пятерку был обсчитан,
А все-таки пока молчит он,
И, притворившись простачком,
Он молвит: «Мне еще знаком
Один каноник толстобрюхий,
Живущий со своей стряпухой.
К нему я в пузо заберусь
И там усердно поверчусь,
А ты к нему с утра являйся
И заклинаньем занимайся.
Тут дело верное, гляди!
Большие деньги впереди».
Так и решили. Черт собрался,
В живот каноника прокрался,
Попа изрядно истомил,
А утром лекарь прикатил.
К нему стряпуха выбегает,
Его поклонами встречает
И двадцать гульденов сулит,
Коль он больного исцелит.
С охотой лекарь согласился
И беса заклинать пустился.
Как накануне, он старался,
Но черт никак не поддавался,
Да и канонику шепнул:
«Вас этот лекарь обманул!
Он и меня-то обокрал
И сам себя же покарал:
Не помогают заговоры,
Когда их произносят воры!»
Перепугался лекарь тут:
Так, чего доброго, побьют!
Из дому выбежал он было,
Но вдруг его как осенило:
Он снова в комнату вбежал
И крикнул: «Черт! Что я видал!
Тебя старуха разыскала,
Бумагу из суда достала
И ожидает где-то тут,
Чтоб увести тебя на суд.
Еще наплачешься ты всласть!»
Тут черт воскликнул: «Вот напасть!
Так эта ведьма здесь опять!
У ней бумаги и печать!
Ну нет! У этакой яги
Моей не будет и ноги!
Тогда уж лучше снова в ад!
Прощай навеки, мой собрат!»
И черт исчез — лишь вонь осталась.
 
Что в этом шванке заключалось,
Любой постигнет без труда.
Бывает в жизни иногда,
Что муж с женой живут неладно
И даже ссорятся изрядно;
Никто не хочет уступить,
Им что ни день труднее жить.
Один другого укоряет,
Клянет, ругает, презирает,
А то и драку заведут,
Все поломают, перебьют,
Все изорвут от злости в клочья,
Покоя нет ни днем, ни ночью.
Храни господь нас всеблагой
От жизни дьявольской такой!
Когда в семействе мир и лад,
Ганс Сакс тому бывает рад.
(На сенсорных экранах страницы можно листать)