Глупый мельник и мошенники

Искать в интернет-магазинах:

2 июля 1556 года.
Перевод А. Левинтона

 

В Саксонии — земле богатой —
Жил как-то мельник простоватый.
В пустынном месте над ручьем
Держал он мельницу. Вдвоем
С женой он тут же в ней ютился,
Усердно день-деньской трудился
И, как соседи говорят,
Скопил порядочно деньжат.
Об этих деньгах разузнала
Орава жуликов — немало
В земле Саксонской их живет,
Все главным образом за счет
Игры нечистой, дутых сделок,
Да тех отчаянных проделок,
Которыми во все века
Мошенник ловит простака.
Они пронюхали в округе,
Что нет у мельника прислуги,
Что батрака не взял он в дом,
А деньги держит под замком.
И вот, чтоб, мельника опутав,
Разбогатеть, тринадцать плутов
Собрались вместе, а из них
Четыре самых продувных
Ночной порой путем знакомым
Пришли на мельницу; за домом
Был погреб — пуст не первый год,
А в нем ни двери, ни ворот.
Они в тот погреб бочку живо
Торгауского вкатили пива.
Затем в полузаглохший пруд
Они на мельницу несут
Десяток карпов здоровенных
И много прочих рыб отменных.
Покончив с этим, в ту же ночь
Мошенники убрались прочь.
А утром вместе в путь пустились.
Двенадцать плутов обрядились
В хитоны длинные до пят
И шли, потупя скромно взгляд,
Босыми шаркая ногами,
И с непокрытыми главами,
Надумавши изображать
Апостолов Христовых рать.
Тринадцатый, в красивом платье.
Руководил всей прочей братьей
И, долговязый, как верста,
Собой изображал Христа.
В таком обличии священном
Они проследовали к стенам
Той мельницы, где жил простак,
И тут главарь их начал так:
«Да будет мир в сем доме вечно!
О мельник! Я, господь предвечный,
В кругу своих учеников,
Под твой явился нынче кров.
Твою хлеб-соль готов отведать;
Неси-ка нам скорей обедать.
И, мной вознагражден стократ,
Ты станешь счастлив и богат».
У мельника мороз по коже,
Едва промямлил он: «О боже,
Где ж взять достойную еду?»
В ответ он слышит: «Вы в пруду
С апостолом Петром могли бы
Вон тем сачком поймать нам рыбы».
Но мельник вскрикнул: «Боже мой,
Ведь пруд-то там совсем пустой,
В нем рыбы нету и в помине,
Да там одни лягушки в тине».
А бог свое: «Иди вперед,
О Петр, и мельник пусть пойдет,
Коль он словам не доверяет».
Вот мельник медленно шагает
К пруду с Петром и видит вдруг:
Сачком апостол карпов двух,
Да и другую рыбу тащит,
Наш мельник лишь глава таращит.
На рыб, дивясь, он посмотрел,
Жене сготовить их велел,
Накрыл на стол и сам приносит
И хлеб и все, что гости просят.
«А ну-ка, мельник, — бог изрек, —
Сходи за пивом в погребок».
Но мельник усмехнулся криво:
«Я вкус забыл вина и пива,
А погреб — вот уж сорок лет,
Как в нем ни капли пива нет.
Давным-давно там бочки пусты,
Коль не считать моей капусты».
Но бог сказал: «Ты веришь лишь
Тому, что самолично зришь!
Иди же в погреб! Божьей волей
Нацедишь пива нам поболе
И принесешь на стол сюда».
Хозяин выбежал тогда.
Спешит с кувшином к погребочку
И там находит пива бочку.
Лишь тут поверил он всерьез,
Что гость его и впрямь Христос.
Кувшин он быстро наполняет
По кружкам пиво разливает
И с мельничихою своей
Усердно потчует гостей,
За блюдом подставляя блюдо.
Не всякий день такое чудо!
И рада до смерти чета
Кормить апостолов Христа.
Но вот (чтоб не тянуть нам дале)
Обед закончен, гости встали,
Молитва «Gracias»1 прошла,
И снята скатерть со стола.
Тут бог сказал: «Теперь ко мне ты
Неси на стол свои монеты!
За то, что ты нас угостил,
Чтоб ты меня и впредь любил,
Сейчас мое благословенье
Утроит их в одно мгновенье».
Тут мельник быстро приволок
Тяжелый кожаный мешок,
Который был червонцев полон,
И перед господом на стол он
Три сотни гульденов кладет
И превращенья денег ждет
С тупою радостью на роже.
Спросил бог мельничиху тоже,
Не хочет ли она свои
Умножить деньги раза в три?
Старушка в радости великой
Сказала богу: «Погоди-ка!»
И, выскочивши из дверей,
Она за мельницу живей
Торопится, бежит вприпрыжку
И наконец несет кубышку.
Те деньги скоплены с трудом
От мужа старого тайком.
Старушкин клад на стол принес им
Златых монет десятков восемь.
Бог сразу встал из-за стола,
И тут вся братия сочла,
Что время — в путь. Благословенье
Над деньгами одно мгновенье
Господь прочесть было хотел,
Но Петр вдруг нагло подлетел,
Свой плащ раскинул воровато,
И бог туда смахнул деньжата.
Затем пустились все бежать —
И бог и вся святая рать.
В светлице, разом опустевшей,
Остался мельник помертвевший,
Как музыкант, что пляски круг
Своей игрой расстроил вдруг.
Тут он с женою закричали:
«Куда ж вы деньги наши взяли?»
Но бог в ответ ему: «Не трусь,
Постой, пока я возвращусь!
Я денежки твои утрою!»
И вот стоят в смятенье двое,
Не зная, что им предпринять...
Уж плуты скрылись, не догнать,
А все еще стоят в испуге
Оторопевшие супруги.
Над этою четой потом
Трунили долго всем селом:
Мол, мельник и жена считали,
Что бога в доме принимали,
А это бес их обошел.

Кто эту басенку прочел,
Пускай тот рот не разевает,
Пусть незнакомца проверяет
И верит лишь своим глазам,
Иначе нищим станет сам.
Давненько в мире так ведется:
Кто прост, тот к гибели несется!
А кто не прост — пускай скорей
Прогонит от своих дверей
Тех, чья душа черна, как вакса,
Учтя советы Ганса Сакса.

  • 1. «Gracias» (точнее, «gratias») — послеобеденная молитва, начинающаяся словами: Gratias agamus Deo («Возблагодарим Господа…»).
(На сенсорных экранах страницы можно листать)