20. Как Лис накликал беду на тех, кто хотел извести его, и как заслужил он королевскую милость

Искать в интернет-магазинах:

Слушайте теперь, как начал Лис свою речь. А начал он с того, что обвинил Гримберта, своего кузена, который всегда помогал Лису, когда тот оказывался в беде. А сделал он это, чтобы придать своим словам больший вес и правдивость и чтобы потом легче и сподручнее ему было возводить напраслину на своих врагов. И вот что он сказал:

«Господин мой отец нашел однажды клад короля Эмерика, который был спрятан в пещере. И, найдя такое величайшее сокровище, он так возгордился и вознесся в собственных глазах, что остальных зверей, тех, кто прежде были его приятелями, стал презирать. Кота Тиберта он послал в дикий Арденнский край, чтобы тот поклонился Медведю Брюну и призвал его прийти но Фландрию и стать королем. Медведь Брюн возрадовался таким вестям, потому что это была давняя мечта. И он отправился во Фландрию, где мой отец приветствовал его со всеми почестями. Немедля также призвали хитреца Гримберта, моего племянника, Волка Изегрима и Кота Тиберта. Вот собрались эти пятеро и держали совет, а происходило это между Ген-том и деревушкой под названием Ифт. Они совещались долгую темную ночь напролет, и с помощью дьявола и его хитростей, с помощью богатства моего отца они порешили и поклялись, что короля предадут смерти. Слушайте же теперь и дивитесь, как все четверо поклялись на голове Изегрима, что сделают Брюна своим королем и господином, возведут его на престол в Акре и коронуют. А если появится кто из друзей или родичей короля, кто не подчинится такому порядку, то мой отец с помощью своего богатства должен будет их изгнать, лишив всякой власти и могущества.

И случилось так, что однажды рано поутру племянник мой Гримберт был сильно пьян от выпитого вина и рассказал об их заговоре своей жене Слопкад, взяв с нее клятву хранить тайну. Она же об этой клятве быстро позабыла и рассказала все моей жене во время их совместного паломничества, взяв с нее, однако, сначала обещание и заставив поклясться тремя королями из Кельна, что ни под каким видом она никогда никому не расскажет о том, что слышала, а будет вечно хранить молчание. Жена моя, конечно, хранила молчание до тех пор, пока не вернулась домой. Она все мне рассказала от начала до конца, заставив меня также хранить молчание. И столько она привела мне доказательств, что у меня не осталось никаких сомнений в том, что это правда. От страха и ужаса я не мог усидеть на месте и вскочил, а сердце мое будто свинцом налилось и было холодно как лед. И подумалось мне тогда, что похожая история произошла с лягушками, над которыми не было господина, а они жаловались, что свободны и ни у кого не в подчинении, потому что в государстве без правителя добра не жди. Стали они тогда молить Бога громкими голосами, чтобы Он назначил кого-нибудь, кто стал бы ими править, ибо таково было их величайшее желание. Бог услышал их мольбы и послал к ним правителем аиста, который стал их пожирать и заглатывать. Так безжалостно он с ними обращался, что вскоре они возроптали, но было уже слишком поздно. Раньше они были свободны и никого не боялись, теперь же они стали рабами и должны были подчиняться власти своего короля и поддерживать его. И вот поэтому, обращаясь к вам, богатые и бедные, я встревожен: а не может ли подобная беда произойти с нами?

Вот так случилось, господин мой король, что опечалился я твоей судьбой, хотя и не за что тебе меня "благодарить. Медведь Брюн всем известен как прохвост и разбойник, а что было бы с нами, стань он нашим королем? Верная погибель. Тогда как наш суверен, господин король, – высокого происхождения, могуществен, мягок и добр, милостив и благороден, так что подумал я: неужели мы променяем благородного Льва на отвратительного грязного пройдоху? Не к добру будет такая перемена. Потому что у Медведя-болвана в голове столько безумных мыслей, что ни у кого столько не найдете. Посему опечалился я в своем сердце и непрестанно думал, как же помешать моему отцу предотвратить его коварный замысел посадить на престол низкого батрака, да еще такого, кто хуже последнего вора и предателя. Непрестанно я молил Бога, чтобы Он даровал нашему королю доброе здравие и долгую жизнь. Но я хорошо понимал, что при помощи своего богатства мой отец со своими приятелями отыщет-таки способ, как лишить нашего короля власти и свергнуть с престола. Я не мог найти себе места и все думал, как же мне разузнать, где хранит отец свои сокровища. И я ходил за ним по пятам, преследуя его и в лесу, и в кустах, и в поле, и днем и ночью, и в дождь и в стужу, чтобы только выследить, где же он прячет свой клад.

И вот однажды я лежал, распластавшись на земле, и увидел, как мой отец быстро выбирается из какой-то норы. Слушайте же, что я увидел дальше. Выбравшись изноры, он огляделся по сторонам, не шпионит ли кто за ним, и, не заметив ничего подозрительного, стал засыпать вход в нору песком. Потом он выровнял поверхность. Он не знал, что я за ним наблюдаю. А следы замел хвостом, потом еще разровнял языком, так чтобы никто не заметил. Вот на какие хитрости пускался мой отец, я же ничего о том не знал. После чего он отправился в деревню по своим делам, я же, хорошо запомнив это место, вскочил на ноги и бросился к норе. Он-то думал, что все тщательно спрятал, но я без труда отыскал нору, принялся изо всех сил копать и скрести лапами, выбрасывая песок, и забрался наконец внутрь. И там я нашел столько серебра и золота, сколько никогда раньше в жизни не видел. Среди вас не найдется никого, кто за всю свою жизнь видел столько сокровищ. Тогда я позвал на помощь свою жену Эрмелину, и мы день и ночь трудились не покладая лап, чтобы вынести эти несметные сокровища и спрятать их в другом месте, поближе к нам, в глубокой норе под кустом. Пока мы с моей хозяйкой трудились изо всех сил, отец проводил время с теми, кто задумал свергнуть короля. Послушайте же, о чем они сговорились. Медведь Брюн и Волк Изегрим разослали по всей округе письма, призывая наемников-солдат на службу и обещая им плату вперед. А обращаться они должны к Брюну. Мой отец разносил эти письма по всей стране. Он еще не знал, что лишился своего богатства, на которое мог бы скупить весь мир. А теперь не найти ему ни пенса.

Так странствовал мой отец по всей стране, пока не наступило лето. Он завербовал многих наемников, которые следующим летом должны были прийти на помощь Брюну. Потом он вновь возвратился к Медведю и четырем его приспешникам и рассказал им, каким опасностям подвергался близ городов в земле Саксонии, как целые дни напролет гнали его охотники с борзыми собаками, да так, что он едва спас свою шкуру. После этого рассказа он показал своим четверым дружкам письма, которые Брюна очень порадовали. В них говорилось, что ему поклялись в верности двенадцать сотен Изегримовых родичей – медведей, лис, котов и барсуков. Все они пообещали выступить по первому зову на помощь Медведю, как только получат вперед свое месячное жалованье. Обо всем этом я прознал благодаря Господу.

Потом мой отец отправился в нору, где хранил сокровища, желая взглянуть на них, но впал сразу же в великое отчаяние, потому что, сколько ни искал, ничего там не нашел, кроме разоренного тайника. О том, что он потом сделал, я не могу говорить без слез, поскольку от великого горя и ужаса он повесился. Вот как своей ловкостью я сумел предотвратить Брюново предательство. Обидно только мне видеть, как эти заговорщики, Брюн и Изегрим, вкушают королевские милости и восседают с королем за одним столом, – а какова награда для бедняги Рейнарда? Спасая жизнь своему государю, я погубил собственного отца, а много ли среди вас найдется таких, кто способен на это?»

Король с королевой решили заполучить сокровища, и, посовещавшись, они отозвали Лиса в сторону и стали просить его, чтобы он рассказал им, где же спрятан этот клад. На что Рейнард им отвечал так:

«А зачем мне рассказывать об этом королю и моим врагам? Король больше верит этим предателям и убийцам, которые своими лживыми россказнями задумали лишить меня жизни. И я буду им рассказывать, где спрятан клад? Да люди скажут, что я из ума выжил».

Тогда заговорила королева.

«Нет, Рейнард, – сказала она. – Король дарует тебе жизнь и прощает все твои прегрешения, а ты впредь будешь истинным и верным слугой нашему государю».

«Дражайшая госпожа, – отвечал Лис, – если король мне поверит и простит все мои прежние прегрешения, то обещаю вам сделать его богаче всех королей мира. Я принесу вам это сокровище, которое не имеет цены!»

«Ах, сударыня! – вмешался король. – Неужели можно верить этому плуту? Ложь, грабеж и воровство – вот в чем он большой мастер, это у него в крови».

«Нет, господин мой, – отвечала королева. – Ему вполне можно верить. Пусть ранее он и совершал подлости, зато теперь полностью переродился. Сам же ты слышал, как он обвинял своего отца и Барсука, который приходится ему племянником, а ведь мог бы возвести их вину и на других зверей, будь он лгуном и подлецом».

«Что же, моя госпожа, – промолвил король, – коли ты думаешь, что именно так следует поступить, го я поверю Рейнарду и возьму под свою ответственность все его прежние прегрешения. Хотя мне и не но нраву такое решение. Но, клянусь своей короной, если еще хотя бы раз он нарушит закон, то отвечать будет по всей строгости и сам, и все его родственники до девятого колена!»

Лис изредка бросал на короля осторожные взгляды, но в его сердце уже царила радость, и он сказал:

«Господин мой король, я не настолько глуп, чтобы морочить тебе голову выдумками!»

Король поднял с земли соломинку и совершил отпущение всех преступлений и прегрешений самого Лиса и его отца. Неудивительно, что Лис этим был обрадован и осчастливлен, потому что он сумел избежать смерти и избавиться от своих врагов.

Обратился Лис к королю:

«Господин мой король и ты, благородная королева, да вознаградит вас Господь за ту честь, которую вы мне оказали, я никогда не забуду вашей милости и вечно буду вам признателен. И в благодарность я сделаю вас богатейшими правителями во всем мире, ибо никому из живущих под солнцем не отдал бы я свое сокровище с большей радостью, чем вам обоим». С этими словами Лис поднял соломинку и протянул ее королю с такими словами:

«Дражайший мой господин, прими же сейчас величайшее сокровище короля Эмерика, ибо я по своей воле вручаю тебе сей клад и открыто об этом заявляю».

Король взял соломинку и с веселым видом отбросил ее от себя. Он долго благодарил Лиса, а Лис же про себя посмеивался. Потом король выслушал речи Лиса, и все это делалось по его воле.

«Господин мой, – начал Лис, – слушай же и хорошенько запомни мои слова. В западной части Фландрии есть лес, который называется Гюльстерло, а в этом лесу – источник под названием Крекеньпит. Места эти дикие, пустынные, бывает, что и за целый год не появится там ни мужа, ни женщины. Все, кто только может, стараются этих мест избегать. Там-то и спрятано сокровище. Запомни же, место это зовется Крекеньпит. А мой совет таков: дабы избежать опасности, разумнее всего вам с королевой отправиться туда вдвоем, ибо на вашем месте я не стал бы никому доверять такое важное предприятие. А у Крекеньпита увидите вы две березы, растущие на краю оврага. Вот к этим-то березкам и направляйся, мой государь! Под ними и зарыт клад. С одной стороны растет мох, там и надобно рыть и копать землю. Там вы найдете множество золотых и серебряных драгоценностей, а также корону, которую носил сам король Эмерик и на которую позарился было Медведь Брюн. Увидите вы также множество камней-самоцветов, оправленных в золото, которые стоят не одну тысячу марок. И вот, мой государь, когда вы найдете все эти богатства, то

станете повторять в своем сердце: „О Рейнард Лис, никого нет правдивее тебя, как мудро ты поступил, спрятав здесь свои сокровища! Да прибудет с тобой Господь Бог и дарует тебе удачу и благополучие навеки!"»

«Сир Рейнард, – начал король, – ты должен отправиться с нами и помочь отыскать и выкопать клад. Я ведь не знаю дороги и не смогу найти это место. Слышал я про города, которые называются Париж, Лондон, Акра и Кельн. А Крекеньпит… Это выдуманное название, и кажется мне, что ты над нами подшутил».

Лису не по нраву пришлись такие речи.

«Но, господин мой король, ведь это же не дальше, чем от Рима до мая! Я ведь не посылаю вас к реке Иордан! А чтобы развеять твои сомнения, я сейчас призову сюда свидетеля. Эй, подойди-ка сюда, – громко позвал он Зайца Киварта. – Король хочет говорить с тобой».

Все звери смотрели на них с удивлением, недоумевая, что же такое задумал король.

«Ты что, замерз, Киварт, – обратился к нему Лис, – что ты так дрожишь? Не бойся, а скажи-ка лучше королю истину. Заклинаю тебя верой и правдой, что ты не солжешь и расскажешь королю и госпоже нашей королеве все как есть о том, о чем я буду тебя спрашивать».

«Я расскажу все, что знаю, хотя бы это стоило мне жизни, – отвечал ему Киварт. – Я не стану лгать, очень уж страшной клятвой ты меня связал. Скажу все, что знаю».

«Говори тогда, знаешь ли ты, где находится Крекеньпит? Слыхал ты о таком?»

«Я хорошо знал эти места, но тому минуло уже двенадцать лет. А почему ты спрашиваешь, где он находится? Крекеньпит течет в лесу под названием Гюльстерло, это дикие места, там обитает много диких зверей. Сильно я там страдал однажды от голода и холода, так сильно, что и словами не описать. Патер Симон Фризский там чеканил фальшивые деньги; и они долго промышляли в тех местах, он и вся его шайка, но это случилось еще до того, как я подружился с Псом Рином, который спас меня от многих напастей, потому что он всегда предупреждал меня, когда вдруг кто-то появлялся поблизости. А против короля во всей своей жизни я не совершил ни одного проступка, а иначе разве бы я мог…»

«Все, Киварт, довольно, можешь отправляться восвояси, – сказал Лис. – Королю надоела твоя болтовня».

И Киварт отправился туда, откуда пришел.

«Господин мой король, теперь ты веришь, что я сказал правду?»

«Да, Рейнард, – отвечал король. – Прости меня за то, что не поверил тебе. Я поступил дурно. И все же, друг мой Рейнард, не мог бы ты изыскать способ пойти вместе с нами и откопать этот клад?»

«Поверь мне, государь, – сказал на это Рейнард, – я был бы счастлив отправиться с тобой, если бы это не повредило твоей милости. Но, к несчастью, это невозможно. Слушай же, хотя мне и тяжело говорить, но я скажу тебе о своем грехе и позоре. Когда Волк Изегрим, подстрекаемый дьяволом, ударился в религию, стал монахом и вступил в орден, то оказалось, что ему не прокормиться в монастыре, ведь ел он за шестерых. И так он начал плакать и стенать и таким сделался слабым и больным, что я не мог не сжалиться над ним, как-никак он мне родня. И тогда я посоветовал ему бежать из монастыря, что он и сделал, а на меня пало проклятие, и Папа отлучил меня от Церкви. И завтра поутру, лишь взойдет солнце, я собираюсь отправиться в Рим, чтобы замолить свои грехи и получить прощение. А оттуда отправлюсь я по морю в Святую землю и вернусь на родину лишь тогда, когда совершу столько добра и сотворю столько молитв, что смогу с легким сердцем последовать за тобой куда угодно. А иначе, господин мой король, каким бесчестьем стало бы для тебя мое общество! Всюду люди начали бы говорить, что ты связался с проклятым и отлученным от Церкви!»

«Твоя правда, – ответил король. – Раз ты отлучен от Церкви, то люди станут подозревать за мной всякие злодейства. Тогда пусть со мной в Крекеньпит пойдет Киварт или еще кто-нибудь. А тебе, Рейнард, я советую побыстрее освободиться от церковного проклятия».

«Милорд, посему отправляюсь я в Рим без малейшего промедления, не останавливаясь ни днем ни ночью, чтобы поскорее получить прощение и отпущение грехов».

«Рейнард, – сказал король, – я вижу, что ты ступил на верную дорогу, и да поможет тебе Бог, чтобы ты исполнил свои благие намерения».

Закончив беседу, король Нобель вышел вперед и поднялся на высокую каменную плиту. Он призвал всех зверей к молчанию и велел всем сесть вокруг, каждому как ему пристало по рождению и положению. Рейнард Лис остался подле королевы, которую ему следовало теперь любить и почитать. И сказал король:

«Слушайте меня все, богатые и бедные, молодые и старые, все, кто здесь собрались. Рейнард Лис, один из моих приближенных, совершил в прошлом много зла и должен был быть повешен, но сегодня здесь он оказал нам столь большую услугу, что я и супруга моя королева посулили ему наше благорасположение и дружбу. Королева страстно заступалась за него, и я решил примириться с Рейнардом. Вновь дарую ему жизнь и свободу. А вам всем повелеваю, под страхом смерти, оказывать почтение Рейнарду, равно как его жене и детям, где бы вы их ни встретили, будь то днем или ночью. Никаких жалоб на Рейнарда я больше выслушивать не стану. Если в прошлом совершал он грехи и проступки, то в будущем этого не произойдет, более того, завтра рано поутру он отправляется в Рим испрашивать прощения у Папы и отпущения всех грехов, а потом по морю в Святую землю, чтобы вернуться на родину с чистой и свободной душой».

Речь эту слышал Ворон Тиселин. Он подлетел к Изегриму, Брюну и Тиберту и сказал им:

«Эх, несчастные простофили, что вы еще здесь делаете? Рейнард теперь большой вельможа, он первый при дворе, наделен могуществом и властью. Король простил ему все прошлые прегрешения и вернул ему свою милость. А вам всем еще предстоит держать ответ перед королем».

«Как это возможно? – изумился Изегрим. – Не может быть такого, ты лжешь, Тиселин».

 

«Нет, это истинная правда», – отвечал Ворон.

Тогда Волк и Медведь отправились к королю. Кот Тиберт сильно опечалился и впал в отчаяние. Он думал, что ради дружбы Рейнарда он готов простить ему даже потерю глаза. Он растерялся и не знал, что предпринять. Лучше уж было бы никогда в жизни ему не встречать Лиса.