Шестое морское приключение

Искать в интернет-магазинах:

Покончив с рассказами о своих египетских приключениях, барон собрался было отправиться спать, но произошло это именно в тот момент, когда несколько ослабевшее внимание слушателей вновь было возбуждено при упоминании о гареме великого султана. Уж очень им хотелось услышать еще что-нибудь о гареме. Но так как барон решительно отказался продолжать разговор на эту тему, с другой же стороны, не желал огорчить своих веселых слушателей, осыпавших его просьбами, он решил позабавить их рассказами о своих необыкновенных слугах и так начал свое повествование:

— После моего путешествия в Египет я очень вырос в глазах великого султана. Его величество просто не мог жить без меня, и я ежедневно бывал приглашен и к обеду, и к ужину. Я должен признать, господа, что у турецкого султана стол был более изысканный, чем у любого другого владыки на земном шаре. Но относится эта похвала только к еде, а не к напиткам, ибо, как вам известно, закон Магомета, возбраняет верующим употребление вина1. Поэтому на официальных обедах в Турции нечего и думать о том, чтобы выпить стаканчик вина. Однако то, что не происходит публично, нередко проделывается втихомолку, и, невзирая на запрет, многие турки не хуже, чем почтенные немецкие прелаты, знают, что такое доброе вино. Так дело обстояло и с его турецким величеством. За парадным столом, к которому обычно in partem Salarii (В качестве части жалования (лат.).) бывал приглашен и генеральный суперинтендант, то есть муфтий2, который перед едой читал молитву «Очи всех...», а после еды — «Gratias» (Благодарение (лат.).)3, о вине не могло быть и речи. Но, когда поднимались из-за стола, для его величества в кабинете обычно уже стояла наготове бутылочка доброго вина. Однажды великий султан, дружески мне подмигнув, дал понять, чтобы я прошел за ним в кабинет. Когда мы там заперлись, он с таинственным видом достал из шкафчика бутылку.

— Мюнхгаузен, — произнес он, — я знаю, что вы, христиане, понимаете толк в бокале хорошего вина. У меня тут осталась еще бутылочка токайского. Такого чудесного вина вам, верно, еще никогда в жизни не приходилось пить.

С этими словами его величество налил мне, а затем и себе по бокалу, и мы чокнулись.

— Ну, что вы на это скажете? Ну-ка! Не правда ли, чудо, а не вино!

— Винцо хорошее, ваше величество, — ответил я. — Но, с разрешения вашего величества, я все же должен сказать, что в Вене у покойного императора Карла Шестого4 мне приходилось пить во много раз лучшее. Черт возьми! Вот бы вашему величеству испробовать такого вина!

— Друг мой Мюнхгаузен, при всем уважении к вам не могу поверить, чтобы существовало токайское лучше этого! Я достал одну- единственную бутылку этого вина у венгерского дворянина, который с трудом решился с ним расстаться.

— Чепуха, ваше величество! Токайское токайскому рознь. Господа венгерцы не так-то щедры. Держу пари, что ровно за час доставлю вам прямым путем и непосредственно из императорского погреба бутылку токайского, да еще какого!

— Мюнхгаузен, мне кажется, вы болтаете вздор!

— Нет, я не болтаю вздора. Берусь за один час прямым путем из императорского погреба в Вене доставить вам бутылку токайского, и не такую кислятину, как это!

— Мюнхгаузен! Мюнхгаузен! Вы смеетесь надо мной, и этого я вам не позволю! Я знал вас до сих пор как человека необыкновенно правдивого, но сейчас я готов думать, что вы завираетесь.

— В чем же дело, ваше величество? Давайте попробуем. Не выполню я своего обещания — а я непримиримый враг всяческого вранья, — тогда, ваше величество, прикажите отрубить мне голову. Ведь моя голова не кочерыжка какая-нибудь. Что же вы, ваше величество, против нее поставите?

— По рукам! Ловлю вас на слове! Если ровно в четыре часа токайское не будет доставлено, я не помилую вас, и это будет вам стоить головы. Смеяться над собой я не позволю даже лучшим моим друзьям. Если же вы свое обещание выполните, вы можете взять из моего казначейства столько золота, серебра, жемчуга и драгоценных камней, сколько в силах унести самый большой силач.

— Вот это другое дело! — ответил я, тут же попросил подать мне перо и чернила и написал императрице-королеве Марии Терезии5 следующую записку:

«Ваше величество, в качестве единственной наследницы Вам, несомненно, от Вашего блаженной памяти отца наряду с прочим достались и его погреба. Осмелюсь покорнейше просить Вас прислать ко мне с подателем сего письма бутылку токайского, какое я частенько пивал у Вашего батюшки. Только самого лучшего! Дело касается пари. Готов как угодно за это отслужить и остаюсь...» и так далее.

Записку я поспешил вручить, даже не запечатав,— так как было уже пять минут четвертого,— моему скороходу. Ему пришлось отстегнуть свои гири и немедленно пуститься бежать в Вену. После этого мы, великий султан и я, в ожидании лучшего выпили до дна оставшееся вино. Пробило четверть четвертого, половина. . . Пробило три четверти четвертого. . . А скорохода все не было видно. Должен признаться, что мне понемногу становилось все больше не по себе: мне чудилось, что его величество время от времени поглядывает на шнурок от колокольчика, собираясь вызвать палача. Мне, правда, еще разрешили выйти в сад, чтобы глотнуть свежего воздуха, но за мной все время следовали двое услужливых соглядатаев, не спускавших с меня глаз. Когда стрелка показывала уже пятьдесят пять минут четвертого, я в волнении поспешил послать за моими слугами: слухачом и стрелком. Они немедленно явились, и я приказал моему слухачу лечь на землю и послушать, не приближается ли скороход. К моему немалому испугу, он доложил, что негодяй где-то, и притом далеко отсюда, прилег отдохнуть и сейчас храпит что есть мочи. Но лишь только мой славный стрелок услышал это, как взбежал на высокую террасу и, приподнявшись на цыпочки, закричал:

— Клянусь своей душой! Лежит себе этот лентяй под дубом окол© Белграда, а рядом с ним бутылка! Погоди! Сейчас пощекочу тебя так, что ты сразу проснешься! — И с этими словами он вскинул свое кухенройтеровское ружье и выпустил заряд прямо в вершину дуба. Целый град желудей, веток и листьев посыпался на спящего, разбудил его, и так как скороход и сам почувствовал, что чуть было не упустил время, то он с такой быстротой пустился бежать, что с бутылкой и собственноручной запиской Марии Терезии в три часа пятьдесят девять с половиной минут оказался у дверей кабинета султана.

Вот это было вино! Ох, как смаковал его высочайший лакомка!

— Мюнхгаузен, — сказал он, — не обижайтесь, если эту бутылку я оставлю для себя одного. У вас в Вене лучшие связи, чем у меня! Вы сумеете добыть для себя и другую бутылку!

Сказав это, он спрятал вино в шкафчик, сунул ключ в карман штанов и позвонил казначею. О, сколь сладостен показался мне этот серебряный звон!

— Теперь, — произнес он, — я должен рассчитаться с вами за наше пари. . . Вот, — добавил он, обращаясь к казначею, который появился на пороге, — отпустите моему другу Мюнхгаузену из моей казны столько, сколько сможет унести самый сильный из его слуг.

Казначей поклонился своему господину, ткнувшись носом в землю. Мне же великий султан дружески пожал руку и затем отпустил нас обоих.

Как вы легко можете себе представить, милостивые государи, я, не мешкая ни минуты, воспользовался полученным разрешением. Вызвав силача с его длинной льняной веревкой, я отправился с ним в кладовую казначейства. На то, что мой силач оставил в кладовой после Приключения барона Мюнхгаузена 81 того, как упаковал свою ношу, вы вряд ли позарились бы. Как можно быстрее устремился я со своей добычей в гавань, нанял там самое большое судно, какое только нашлось, и, нагрузив его до отказа, пустился на всех парусах со всеми своими слугами в море, торопясь скрыть мой улов в безопасном месте. Случилось именно то, чего я опасался. Казначей, оставив незапертыми двери и ворота своей сокровищницы, — ведь запирать их теперь не было особой надобности — со всех ног бросился к великому султану и поведал ему о том, как широко я истолковал его разрешение. Великого султана словно обухом по голове ударило. Он сразу же раскаялся в своем необдуманном поступке. Поэтому султан приказал своему главному адмиралу немедленно со всем турецким флотом двинуться за мной в погоню и довести до моего сознания, что таких условий в нашем пари не было. И вот не успел я отплыть и двух миль, как увидел, что за мной, подняв все паруса, следует в полном составе турецкий военный флот. Должен сознаться, что голова моя, как будто немного укрепившаяся, снова зашаталась. Но тут как раз под рукой оказался мой ветродув.

— Пусть ваша светлость не беспокоится, — сказал он и с этими словами встал на корме нашего корабля, заняв такое положение, чтобы одна ноздря была направлена на турецкий флот, а другая — на наши паруса. Затем он дунул так здорово, что турецкий флот с разбитыми мачтами и рваными парусами еле добрался до своей гавани, тогда как мы, подгоняемые попутным ветром, через несколько часов благополучно прибыли в Италию. Из моего клада мне все же досталось немного, ибо в Италии, несмотря на попытки спасти ее честь со стороны веймарского библиотекаря Ягеманна6, царит такая ужасная нищета и попрошайничество, а полиция так плохо выполняет свои обязанности, что мне — возможно, в силу моей непомерной доброты — пришлось большую часть моих богатств раздать уличным нищим. Остальное отняла у меня банда придорожных грабителей по дороге в Рим, как раз на священной земле Лоретто7. Совесть, верно, не очень-то мучит их при этом, ибо добыча была столь велика, что даже одной тысячной доли ее хватило бы для всей честной компании, для их наследников и наследников этих наследников, и они могли бы получить за эти сокровища полное отпущение всех грехов, прошедших и будущих, хотя бы даже из самых лучших рук в Риме8.

Но теперь, господа, мне и в самом деле пора на покой! Желаю вам приятного сна.

  • 1. ... закон Магомета возбраняет верующим употребление вина. — См.: Коран, 5, 92; 16, 69.
  • 2. ... генеральный суперинтендант, то есть муфтий. . . — Муфтий — у мусульман высшее духовное лицо, которое имеет право выносить решения по религиозно- юридическим вопросам и давать разъяснения по применению шариата, то есть свода религиозных, этических и правовых уложений ислама. В протестантских странах (в частности, в Германии) Генеральный суперинтендант является верховным руководителем церкви определенного региона. Такой должности в Турции не было.
  • 3. ... перед едой читал молитву «Очи всех...», а после еды — «Cratias»... — «Очи всех. . .» (псалом 144, 15) и «Gratias» — христианские молитвы.
  • 4. ... императора Карла Шестого. .. — Карл VI (1685— 1740), император с 1711 г. и король Венгрии под именем Карла III.
  • 5. ... императрице-королеве Марии Терезии... — Мария Терезия (1717—1760), королева Венгрии и Богемии с 1740 г., эрцгерцогиня Австрийская. В качестве супруги с 1736 г. Франца Стефана Лотарингского, который в 1745 г. стал императором, Мария Терезия по- лучила титул императрицы. Бюргер упоминает о Марии Терезии в своей балладе «Ленора» (1773).
  • 6. Из моего клада мне все же досталось немного, ибо в Италии, несмотря на попытки спасти ее честь со стороны веймарского библиотекаря Ягеманна.. .— «См. „Немецкий музей" за 1786 год» (примеч. Бюргера). Кристиан Ягеманн (1735—1804) долгое время находился в Италии. В 1775 г. стал библиотекарем герцогини Анны Амалии Веймарской. В 1786 г. в майском и июньском номерах журнала «Немецкий музей» (Deutsches Museum), издававшегося в Лейпциге Г. X. Бойе, опубликовал работу «Спасение чести Италии против замечаний господина капитана фон Архенхольца». Речь идет о выступлении против книги И. В. фон Археихольца «Англия и Италия» (1785). В октябрьском номере «Немецкого музея» за 1786 г. Архенхольц выступил с ответом на обвинения Ягеманна, которые частично не соответствовали истине.
  • 7. .. .на священной земле Лоретто. — Лоретто (правильнее: Лорето) — место паломничества в итальянской провинции Анкона. Согласно христианской легенде, сюда из Назарета был перенесен ангелами дом Марии, матери Иисуса Христа.
  • 8. ... даже из самых лучших рук в Риме. — То есть у папы римского. Здесь игра слов: можно перевести иначе — «из первых попавшихся рук» (aus der ersten und besten Hand). Подобная фраза есть в «Шельмуфском» Рейтера.