Семь жалующихся жен

Искать в интернет-магазинах:

3 марта 1531 года.
Перевод А. Левинтона

Однажды жарким летним днем
Я шел приветливым леском.
Мой путь привел меня к реке.
Там пышный луг невдалеке
Обильно был покрыт цветами,
Ручей струился меж камнями
Из рощицы, где до поры
Я схоронился от жары.
Тут позади, из чащи сонной,
Шумок донесся приглушенный.
Я поглядел туда, и вдруг
Семь жен увидел я вокруг
Источника, в тени лесной
Пережидавших летний зной.
Тогда, пробравшись за кустом,
Я к ним приблизился тайком.
И там, не проронив ни фразы,
Их задушевные рассказы
Подслушал, притаясь в тени.
Но как невеселы они!

Сначала слышно старшей слово:
"Взяла я мужа молодого.
Он первый год мне верен был,
А на второй мне изменил.
Ему во всем я подчинилась,
А он меня, скажи на милость,
Седою сукою зовет,
Меня насмешками гнетет.
Со всеми шлюхами в ладах,
Сидит в борделях, в погребках
И даже дома спит, ей-ей,
С прислугой собственной моей.
Недавно ночью нам ребенка
Подбросили, его пащенка,
Пришлось чужим дать на кормленье,
Мои ухлопав сбереженья.
И ко всему еще молчишь,
А он под нос мне тычет шиш.
Подружки, если есть в вас жалость,
Так посочувствуйте хоть малость".

Ей возразила молодая:
"Моя страшнее доля злая.
И стар и сед мой муженек;
Польстилась я на кошелек -
И вот сгубила цвет души;
Муж всё считает барыши,
Трясется, коль средь бела дня
Кто чуть посмотрит на меня.
Он вечно лается со мной,
От ревности совсем шальной.
Уж и словечком мне ни с кем
Не переброситься, за всем
Следит он, крадется, как мышь.
И со двора не убежишь.
Другим гулянье на уме,
А я как будто бы в тюрьме,
В окошко выглянуть не смею.
Я так, пожалуй, не успею
И молодостью насладиться…
Чем жить с ним - лучше утопиться".

Тут третья, чуть ли не в рогоже,
Сказала: "Господи мой Боже!
Да вы в довольстве и в чести.
Меня же сбившийся с пути
Супруг избавил от остатка
Веселья, чести и достатка.
Он ни о чем забот не знал,
Бессовестно ленив и вял,
Ему бы сиднем всё сидеть -
Работа, дескать, не медведь,
Не убежит, а сам приметен
Он только как любитель сплетен.
Забыл семью, забыл свой долг,
Готов у каждого взять в долг,
А как рассчитываться - тут
Он платит только через суд.
Всё на словах, а дела нет.
Хозяин дома сколько лет
Грозится вещи описать,
А ветренику наплевать!
Теперь ему ни в чем не верят…
Ах, кто беду мою измерит!"

Тут и четвертая подруга
Сказала: "Ну, а мой - пьянчуга!
В харчевне бражничает, жрет
И глушит водку круглый год,
По маленькой и по большой.
Домой придет свинья-свиньей.
И от него тогда, бывает,
Как от стервятины воняет.
Когда ж проспится, он опять
Дружков торопится сыскать.
Дорваться должен он до кружки,
Хоть дома нету ни полушки.
И вновь несет в шинок его,
А мне голодной каково
Сидеть с детьми, и хлеба ждать,
И знать, что нечего продать?
Ведь пропит в доме каждый гвоздь!
Вот как мне в жизни довелось".

Сказала пятая: "Игрок
Мой благоверный муженек.
Он часто, под покровом мглы,
В такие тянется углы,
Где греют руки шулера,
Где крупная идет игра.
Играет в кости, в карты; тут
Его как липку обдерут,
И он домой, как я ждала,
Придет раздетый догола,
И лается, и рвется к палке,
И от проклятий стонут балки.
Чуть скажешь слово - изобьет!
Прислуге тут же даст расчет.
В заклад он снес мои все платья,
Посуду, простыни, и спать я
Должна на сене, а меж тем
Мне этот дом обязан всем.
Но всё, что было, - всё пропало.
Что делать? Если бы я знала!"

Тут, вся в слезах, вопит шестая:
"Ох, счастья вовсе лишена я!
Все ваши пять мужей в одном
Соединилися в моем:
Блудит, играет, пьет, ревнует,
Ленится, божится, ворует,
Притом невежа, грубиян,
Ругается, как басурман.
Он в городе со всех концов
Понабирает сорванцов
И, с ними яростно дерясь,
Избитый, мордой роет грязь.
Крикун, задира и драчун!
Когда бы только карачун
Ему пришел! Я всей душой
Желаю этого порой.
Меня он лупит день и ночь,
Порой бегу я ночью прочь.
На виселицу бы его!
Не надо больше ничего".

И тут седьмая речь ведет:
"А мне чего недостает?
Мне страшно лишь перенести,
Коль муж задержится в пути,
На ярмарке ведя закупки,
И не спешит к своей голубке.
Других не знаю жалоб я:
Мне по сердцу моя семья,
Сперва муж дерзок был со мной,
Но я своею добротой
Его взяла - он стал иным.
Попробуйте и вы к своим
Добрее быть, чтобы помочь им,
А мы вот сплетней их порочим!
Сдается, для жены позор
Вести подобный разговор.
Добро и ласку обнаружа,
Вы переделаете мужа,
Хотя б он был и неудачник.
Так говорит Ганс Сакс, башмачник".

(На сенсорных экранах страницы можно листать)