Фастнахтшпили (масленичные представления)

Искать в интернет-магазинах:

Фастнахтшпиль (Fastnacht­spiel — дословно «масленичная игра») представляет собой немецкую разновидность средне­векового фарса, широко распространенного в Германии XV и XVI. Как показывает самое название жанра, он возник из обычая немецкой бюргерской молодежи ходить на масленицу ряжеными по городу и представлять неболь­шие комические сценки, воспроизводящие различные происшествия из обыденной жизни. Одной из излюбленных тем фастнахтшпиля было высмеивание грубости и простоватости мужиков. С течением времени круг тем фастнахтшпиля расширился, он начал затрагивать вопросы политики и религии (в сатирическом плане), а также разрабатывать литератур­ные источники. Большая часть фастнахтшпилей возникла в городе Нюрнберге, где жил и творил крупнейший мастер фастнахтшпиля и виднейший поэт Германии XVI века Ганс Закс, сочинявший драматические произведения различных жанров (трагедии, ко­медии, фастнахтшпили), насыщенные злободневным, антифеодальными антиклерикальным содержанием. Всего Гансом Заксом написано восемьдесят пять фастнахтшпилей.

***

Наибольший интерес в драматургическом наследии Ганса Закса представляют фастнахтшпили (масленичные игры). Этот жанр зародился в Германии еще в XV веке и перекликался с французскими и голландскими фарсами. Но если в XV и в начале XVI века масленичные игры ограничивались в Германии бытовыми сценками, чрезвычайно грубыми и примитивными, то Ганс Закс сумел насытить их правдой жизни, придать им антиклерикальную направленность.

Представители католической церкви, инквизиторы и священники предстают в фастнахтшпилях Закса в образах обманщиков народа, сутяг, развратников и скряг. В одной из лучших пьес Закса, "Школяр, заклинающий дьявола" (эта тема встречается и у Сервантеса в "Саламанкской пещере"), в роли дьявола выступает поп, завлекший крестьянку в свои любовные сети. Сходный сюжет дан в фарсе "Крестьянин, у которого двоится в глазах". В пьесе "Эйленшпигель со служанкой попа и лошадью" веселый народный герой Эйленшпигель разоблачает скрягу, прелюбодея и лгуна - попа. В "Инквизиторе с суповыми котлами" инквизитор показан взяточником и дельцом; в конце пьесы он жалуется на свою судьбу: "Люди раскрыли наши шашни и больше не верят нам. Мы потеряли твердую почву под ногами. Боюсь, что наше здание скоро рухнет". В пьесе "Петр кутит со своими друзьями на земле" святой Петр изображен горьким пьяницей.

В большинстве фастнахтшпилей Закса фигурируют крестьяне и крестьянки. В их обрисовке автор пользуется бытовыми реалистическими красками; при этом он, однако, зачастую изображает крестьянок злыми и сварливыми, а крестьян - тупыми и простоватыми. Пренебрежительное отношение к крестьянам весьма характерно для немецкого бюргерства.

В некоторых фастнахтшпилях Закс пытается критиковать феодалов и феодальный строй. В "Диспуте Эйленшпигеля с епископом об очках" Ганс Закс говорит о том, что "народ насквозь видит фальшивую игру правителей". В "Скупом и добродушном" Закс встает на защиту обездоленных, а в "Масленичных блинах" осуждает барское пренебрежение дворянина и бюргера, не желающих сидеть за одним столом с крестьянином.

К лучшим фарсам Ганса Закса относятся переведенные на русский язык "Школяр в раю" и "Фюзингенский конокрад". В "Школяре в раю" изображен школяр, выманивающий у простодушной крестьянки деньги якобы для передачи в раю ее умершему первому мужу. Второй муж крестьянки бросается на коне вдогонку школяру, но сам становится жертвой своего тупоумия: в придачу к деньгам жены он отдает школяру и лошадь.

Несмотря на то, что в этой пьесе Ганс Закс не отходит от насмешливого тона в изображении крестьян, здесь имеется ряд остроумных и живых характерных черточек.

В "Фюзингенском конокраде" вор обманывает крестьян, которые поймали его и собираются повесить. Но крестьянская община прикидывает, что жатва будет потоптана на месте казни, а содержание вора обойдется слишком дорого, и решает отпустить вора до осени под честное слово. Очутившись на свободе, вор снова обкрадывает простодушных крестьян и в конце пьесы издевается над их тупостью.

Фарсы Ганса Закса проникнуты неподдельным юмором и веселостью. Образы людей из народа, предприимчивых школяров и сластолюбивых попов встают, как живые. Диалоги полны остроумия, действие развивается непринужденно, в пьесах воссозданы реальные картины действительности. Фарсы написаны на народном немецком языке четырехстопными попарно рифмующимися ямбами.

Фастнахтшпили Закса сыграли значительную роль в истории немецкого драматического искусства. Ганс Закс сумел преодолеть условность, присущую творчеству предыдущих веков, и приблизиться к изображению реальной жизни. В этом смысле можно говорить о Заксе как о представителе реалистического направления в немецком театре.

В Германии Ганс Закс остался одиноким. Он не имел прямых последователей. Его ученик Якоб Айрер (ум. 1618), творчество которого относится ко второй половине XVI и началу XVII века, не сумел использовать интересный театральный опыт Ганса Закса и тяготел в своих трагедиях и фарсах к средневековому стилю.

Спектакли мейстерзингеров происходили на подмостках с занавесом на заднем плане. Зрители тесно окружали подмостки. Это заставляло актеров исполнять свои в большинстве случаев бытовые роли простыми, жизненными приемами, без преувеличенно громкой речи и условных движений, рассчитанных на восприятие издали. Большое значение в этом смысле имели и образы новой драматургии, близкие к реальной жизни.1

  • 1. История западноевропейского театра. Том 1 - Москва: Искусство, 1956