Вы здесь

15.

История рассказывает, как Уленшпигель выдал себя за лекаря и лечил доктора, состоящего при епископе Магдебургском, и одурачил его

Жил в Магдебурге епископ, по имени Бруно, граф Кверфуртский.[21] Он слышал рассказы об Уленшпигеле и велел позвать его в Гройенштейн,[22] Епископу очень понравились проделки Уленшпигеля и он дал ему платье и денег. И слугам пришелся он по душе. Они устраивали с ним много забав.

А при епископе состоял один доктор, он мнил себя очень ученым и мудрым, за что придворные его недолюбливали. Этот доктор отличался тем, что не терпел возле себя дураков. Вот и говорит он епископу и его советникам: «При знатном дворе надо держать мудрых людей, а не дураков. На это есть много оснований». Рыцари и придворные отвечали, что мнение доктора неправильно: кто не хочет слушать глупости, пусть уйдет, его ведь не принуждают. Доктор на это отвечал: «Дурак с дураками, а мудрец с мудрецами. Если князья будут держать при себе мудрых людей, так у них всегда будет мудрость перед глазами, а коли они держат при себе дураков, так и научатся дурости». Тут некоторые сказали: «А кто эти мудрецы, что считают себя очень умными? Среди них немало найдется таких, кого дурак одурачит. Господам и князьям подобает, чтобы разные люди при их дворах находились. Ведь с дураками князья себя тешат разными причудами. А там, где бывают господа, охотно бывают и шуты».

Приходят после этого придворные к Уленшпигелю, и начинают с ним договариваться, и просят, чтобы он придумал хитрость, дабы доктор получил воздаяние за свою мудрость. Они ему в этом помогут и епископ тоже. Услыхав это, Уленшпигель сказал: «Хорошо. Если вы, вельможи и рыцари, готовы мне в этом помочь, то доктор получит по заслугам». На этом они согласились.

И вот Уленшпигель уехал на четыре недели из замка и, странствуя в чистом поле, обдумывал, как ему поступить с доктором. Вскоре он это придумал и вновь возвратился в Гройенштейн, перерядился и выдал себя за врача, так как доктор, состоящий при епископе, часто бывал нездоров и много лечился. Рыцари сказали ученому доктору, что к ним прибыл доктор медицины. Ученый доктор не знал Уленшпигеля. Он пошел к нему в гостиницу и после недолгих слов взял Уленшпигеля с собой в замок. И вот начинают они разговаривать, и доктор говорит лекарю, что если он поможет ему вылечиться, то получит щедрую плату. Уленшпигель ответил ему в таких словах, как это принято у медиков, и предложил доктору провести с ним ночь в одной постели. Так он якобы лучше поймет, отчего недужит больной. «Я хочу вам кое-что дать перед сном, от чего вы пропотеете, а пот покажет, что у вас за болезнь», – сказал Уленшпигель. Доктор выслушал все и поверил ему. Он улегся вместе с Уленшпигелем в постель, решив, что все, что ему сказал Уленшпигель, не иначе как чистая правда. А Уленшпигель дал доктору сильное слабительное средство, и доктор думал, что его от этого пот прошибет, он не знал, что это сильное слабительное. Уленшпигель же взял выдолбленный камень, вложил в него кучку своего кала и положил камень вместе с дерьмом на доски кровати между доктором и стеной. Доктор лежал ближе к стене, а Уленшпигель – с краю кровати.

Так доктор лежал, и, как только повернулся к стене, ударила ему в нос вонь от дерьма, которым был начинен выдолбленный камень, и он был вынужден повернуться к Уленшпигелю. Но как только доктор к нему повернулся, Уленшпигель пустил шептуна, так что сразу завоняло. Доктор вновь повернулся к стене – снова вонью несет от камня. И так шутил Уленшпигель с доктором чуть не полночи. А тут еще стало действовать слабительное – быстро, сильно, без удержу, так что доктор весь обмарался и вонял ужасно.

Тогда Уленшпигель сказал доктору: «Почтенный доктор, как долго же воняет ваша испарина! Как вы себя чувствуете, так сильно потея? Ведь страсть как воняет». Доктор лежал и думал: «Мне это приятно нюхать». А ему между тем стало так приятно от этого запаха, что он едва мог говорить. Уленшпигель сказал: «Полежите тихо, я пойду достану огня, посмотреть какой у вас вид». Между тем, поднимаясь, Уленшпигель тоже наложил в постель и сказал: «Увы, мне стало плохо, это я от вас заразился».

Доктор лежал и так занедужил, что мог с трудом повернуть голову. Он благодарил бога, что лекарь от него удалился, – теперь он хоть немного глотнул воздуха, ибо, когда он ночью хотел встать с постели, Уленшпигель его удерживал, не давая ему подняться, и говорил, что доктор должен сперва хорошо пропотеть. И вот теперь Уленшпигель встал, вышел из комнаты и убежал совсем. Между тем наступил день, и доктор увидел у стенки выдолбленный камень, полный дерьма, а доктор был так слаб, что испачкал лицо в нечистотах.

Тут рыцари и придворные увидели доктора и пожелали ему доброго утра. Доктор говорил слабым голосом и не мог им вразумительно ответить. Он прилег в зале на скамье, где была подушка. Тогда придворные позвали сюда епископа и спросили доктора, что за притча у него получилась с врачом. Доктор ответил: «Негодяй меня оседлал. Я думал, что это доктор наук целебных, а это доктор дел непотребных». И он рассказал им все, что с ним тут происходило. Епископ и его свита стали сильно смеяться и сказали: «Все случилось согласно вашим словам. Вы говорили, что не надо водиться с дураками, ибо мудрый становится глупым с глупцами. Однако вы видите, что кое-кто с помощью дурня может набраться ума. Ибо ваш врач был на самом деле Уленшпигель, которого вы не знали и поверили ему и который вас обманул. Мы же, кто принимал его дурачества, хорошо его знали, но не хотели вас предостеречь, после того как вы хотели быть умнее всех (и именно поэтому). Как бы ни был умен человек, он должен знать и глупцов, если бы на свете не было дураков, как бы мы могли отличать мудрецов?».

Доктор на это только молчал и больше уж никогда не жаловался.