Вы здесь

О том, как виллан словопрением добился рая

Читал в писаньях как-то раз
Я удивительный рассказ
Про хитроумного виллана.
Преставился он утром рано,
И вот что с ним потом СЛУЧИЛОСЬ.
Душа УЖ с телом распростилась.
Виллан навек глаза смежил.
Но черт иль ангел не спешил
Душе виллана весть подать.
Где суждено eй пребывать.
Она же, оробев сначала.
Взглянув наверх, возликовала:
Направо, в ясном небе, зрит —
Архангел Михаил летит:
Возносит в рай он ДУШУ ЧЬЮ-ТО.
Их нагнала в ОДНУ МИНУТУ
Душа вилланова. Летят...
И вот они у райских врат.
Там страж, апостол Петр, стоял.
Он ДУШУ праведника взял
И, в paй ВПУСТИВ, у врат стал снова.
Узрев виллана ДУШУ, слово
К ней обратил он: — Ты одна?
Кем ты сюда приведена?
Вступать в небесные селенья
Нельзя без Божьего веленья.
В раю не место вам, вилланам!
Нет, я клянусь святым Аланом,
Здесь люду подлому не быть!
—     Кто ж вас подлее может быть?
Ведь вы, апостол Петр, eй-eй,
Вы были тверже всех камней:
Спаситель, право, сплоховал.
Что вас апостолом избрал!
Не вышел прок из вас, как видно:
От Бога отреклись бесстыдно
Один, второй и третий раз —
Столь мало веры было в вас!
Уж вам-то вовсе не под стать
В раю у Бога пребывать!
—     Дерзишь мне, мужичина скверный?
Апостол честный я и верный,
И быть в раю мне надлежит. —
Но, ОЩУТИВ невольный стыд,
Петр поскорей подался в рай.
Когда же встретил невзначай
Он там апостола Фому,
То рассказал про все ему,
Излил свой гнев, свою тревогу.
Фома сказал: — Велю, ей-богу,
Я наглецу убраться вон! —
И подошел к виллану он.
—     Виллан, — апостол говорит, —
Рай только нам принадлежит,
Мы — праведники и святые.
А где твои дела благие,
Чтоб пребывать здесь с нами вместе,
В святом, блаженном этом месте?
Для верных лишь сия обитель!
—     Так-так, Фома... Уж не хотите ль
Вы мне законы толковать?
Слыхал я, вы не доверять
Святым апостолам посмели,
Когда они живым узрели
Спасителя в день воскресенья.
Одолевали вас сомненья:
Вложу персты, мол, в раны сам,
Тогда поверю их словам!
Так вы сказали, маловерный. —
Святой Фома смутился, верно,
И спор с вилланом прекратил.
К СВЯТОМУ Павлу поспешил
Поведать про свою беду,
А тот ему: — Сейчас иду,
Посмотрим, что он скажет мне. —
Душа не в адовом огне,
Дивуется на рай она.
—     Скажи, ты кем приведена? —
Спросил святой. — Где плоть смиряла
Каким путем сюда попала?
Прочь УХОДИ, виллан-негодник!
—     Нет, лысый Павел, нет, угодник,
Вы расшумелись больно рано:
Ведь злейшего, чем вы, тирана
От века мир не создавал!
Ваш нрав святой Стефан узнал —
Был через вас побит камнями.
Знаком я с вашими делами:
Людей немало вы сгубили,
Не зря же, право, заслужили
От Господа вы оплеуху!
Вы в кабаках, коль верить СЛУХУ.
Хлебнули не один глоток...
Хорош святой, хорош пророк!
Вы думаете, вас не знаем? —
И Павел, совестью терзаем,
Торопится скорей уйти.
Фому встречает на пути —
Тот совещается с Петром.
Поведал Павел шепотком,
Что от виллана он стерпел:
—     На рай оспаривать посмел
Мои права, и сдался я. —
ИДУТ все к БОГУ: ОН — СУДЬЯ.
И Петр-аностол рассказал,
Как их виллан всех отчитал:
—     Нас одолел он в словопренье;
Чтоб выразить мое смятенье,
Я даже слов не нахожу!
—     Сейчас его я осажу,
Я должен все услышать сам. —
И ДУШУ, подойдя к вратам,
Бог вопрошает: — Как СЛУЧИЛОСЬ,
Что ты без зова в рай явилась?
Без Божьей воли и суда
Никто не попадал сюда!
Апостолов моих бранила,
Угодников ты поносила
И хочешь раем наслаждаться?
—     Коль здесь они, МОГУ остаться
Я и подавно, полагаю!
Не отрекался от тебя я
И верил в плоти воскресенье.
Людей не подвергал мученью;
Они ж в делах таких грешны —
Ан вишь, в раю поселены!
Покамест на земле я жил,
Я человеком добрым слыл.
Не прогонял голодных прочь я,
Дверь открывал им днем и ночью,
У очага обогревал,
Дo самой смерти призревал.
Молил упокоенья праху.
Давал я нищим хлеб, рубаху —
Все, в чем имел НУЖДУ бедняк.
Иль грешник поступает так?
Я на ДУХУ бывал правдив,
Смирялся, плоть твою ВКУСИВ...
За это все в вознагражденье
Попы сулят ДУШИ спасенье.
То добродетель, а не грех!
Сюда попал я без помех,
К чему ж теперь мне УХОДИТЬ?!
Иль Божье слово позабыть?
Ведь ты сказал когда-то сам:
Кто в рай вступил, век будет там.
Так что ж? Ломать мне твои устав? —
И Бог изрек: — Виллан, ты прав!
Ты рассуждал с большим уменьем.
Добился рая словопреньем.
В хорошей школе был ты, знать, —
Слова умеешь выбирать:
Свою защиту вел на совесть!

Итак, вас УЧИТ эта повесть,
Что дело выиграет тот,
Кто речь искусней поведет.
Где драться силы не хватает,
Нередко ловкость побеждает,
И завершит успешно спор,
Кто изворотлив и хитер.

Перевод С. Вышеславцевой