Вы здесь

О виллане-лекаре

На свете жил виллан богатый,
Прижимистый и скуповатый.
Ходил он в поле день-деньской
И плуг водил своей рукой,
Покрикивая на кобылу.
У мужика довольно было
Добра, но со своим добром
Он жил один, холостяком, —
К большой досаде и друзей,
И, почитай, округи всей.
— Ну что ж! Женюсь, — сказал он раз, —
Невеста 6 годная нашлась! —
С тех пор невесту для виллана
Друзья искали неустанно.

Жил старый рыцарь в том краю.
Жену он схоронил свою,
Но дочкой мог он похвалиться —
Пригожей, УМНОЮ девицей.
Богатств за ними не водилось,
И рыцаря не находилось,
Чтоб стал руки ее просить,
Отцу ж хотелось ДОЧКУ сбыть —
Лет было ей уже немало
И выйти замуж подобало.
Дружки виллана к ним приходят
И речь обиняком заводят
Про богатея-мужика:
Мол, у него наверняка
Одежи, хлеба, денег — горы!
Недолги были разговоры —
Старик согласье дал на брак.
А дочь была послушна так,
Что прекословить не решалась:
Ведь матушка давно скончалась,
И был суров ее отец.
Пошла девица под венец
И, хоть с нелегкою душой.
Виллана сделалась женой,
Вступила с ним в союз неравный.
Сыграли свадебку исправно,
Но только с самых первых дней
Виллан стал видеть все ясней,
Что он, бедняга, сплоховал —
Себе неровню в жены взял:
«Навряд ли МУЖИКУ годится
На дочке рыцарской жениться, —
Он размышлял. — Возьмусь за ПЛУГ,
А под окошком рыцарь вдруг:
Гуляке — что ни день, то праздник!
Не он, так капеллан-проказник,
Пока жена сидит одна,
Ходить к ней станет — и она
Уступит поздно или рано.
Нет. не полюбит ввек виллана,
Не стоит муж такой гроша!
Ох я, пропащая душа!
Чем тут помочь, кто даст совет?
Теперь казниться — проку нет!»
Мужик башку себе ломает,
Как уберечь жену, не знает...
«Вот что: пред тем как уходить,
Ее с утра я буду бить;
Пока работаю я в поле,
Наплачется уж верно вволю!
Коль будет хныкать и стонать,
Кто вздумает к ней приставать?
А вечером, придя домой,
Я повинюсь перед женой;
К ночи развеселю ее,
С утра же — снова за свое:
Того-сего поем немного,
Побью жену, а сам — в дорогу».

Вот утром он садится есть.
Жена спешит еду нринесть;
Не семгу подала она,
А яйца, хлеб, стакан вина
Да сыра сочного КУСОК
Из заготовленного впрок.
Когда ж обед пришел к концу,
Жену ударить по лицу
Виллан так крепко постарался,
Что след от пятерни остался.
Потом за волосы схватил
И изо всех мужицких сил
Стал колошматить он жену,
Как будто знал за ней ВИНУ.
Побил — и в поле он идет,
Она ж — сидит и слезы льет.
— Увы! — вздыхает. — Как мне быть
И чем тут горю пособить?
Как мукам положить конец?
Ох, погубил меня отец,
Виллану в жены отдавая!
Уж лучше б дома век жила я...
Как неразумна я была,
Что замуж за него пошла.
Зачем родимой нет на свете! —
И, слыша сетованья эти,
Случайный постоит прохожий
И чуть не прослезится тоже.

Так, охая, она сидела
До той поры, как солнце село
И воротился муж с полей.
Едва вошел — бух в ноги к ней.
Жену он молит о прошенье:
— То злого духа наущенье
Меня толкнуло на побои.
Но впредь, клянусь вам головою.
Не трону вас и пальцем я!
Берет раскаянье меня —
Ведь поступил я как подлец! —
Так говорил ей муж-хитрец,
И все жена ему простила.
Вот ужинать она накрыла
И подала еду на стол:
Поели сытно, н пошел
Виллан с женою мирно спать.

Но поутру мужик опять
Ее с размаху ударяет.
До полусмерти избивает,
А сам пахать уходит в поле.
Грустит она о тяжкой доле
И плачется: — Ну как же быть?
Что здесь придумать, что решить?..
Мне горе выпало большое,
А муж — знавал ли он побои?
Бывал ли битым он хоть раз?
Уж верно нет. Не то сейчас
Не избивал бы так меня! —
Сидит она, судьбу кляня,
И видит вдруг, что перед нeй.
Сойдя с породистых кoнeй,
Два всадника остановились
И к нeй с поклоном обратились:
Не УГОСТИТ ли тем, что есть, —
В ПУТИ, мол, захотелось есть.

Вот, накормив гостей своих.
Хозяйка спрашивает их:
— Откуда вы? Куда спешите?
Чего вы ищете, скажите!
— Гонцами нас, — сказал один, —
Послал король, наш господин,
И ПУТЬ нам в Англию держать:
Должны мы лекаря сыскать.
— Зачем же? — Помощь нам нужна.
Дочь королевская больна:
Уже с неделю, как страдает,
Еды-питья не принимает:
Она намедни рыбу ела.
И в горле кость у ней засела.
Король горюет день и ночь.
Воится потерять он дочь.
—     Нет НУЖДЫ ехать в дальним ПУТЬ.
Поможем здесь вам как-нибудь!
Ведь МУЖ мой — лекарь; всем известно,
Что лечит он людей чудесно.
Он знает больше трав целебных,
Для врачевания потребных,
Чем знал когда-то Гиппократ!
—     Вы шутите! — гонцы кричат.
—     Нет в этом ШУТКИ никакой,
Но только нрав его такой:
Не станет делать ничего,
Коль не побьют сперва его. —
Гонцы смеются: — Что ж, сдается,
Недолго ждать ему придется!
А где же нам его найти?
—     Вам в поле надобно идти:
Когда наш двор пересечете,
Вы прямо вдоль ручья пойдете;
Как раз за тем широким ЛУГОМ,
От края первый же, за ПЛУГОМ
Мой МУЖ идет. — Так говорит,
А мысли хитрые таит
Она, судьбу вручая БОГУ.

Гонцы пускаются в дорогу,
Виллана вскорости находят,
К нему с приветствием подходят
И говорят без дальних слов:
—     БУДЬ К королю идти готов!
—     Что НУЖНО вам? — виллан в ответ.
—     Нам нужен мудрый твой совет:
Ведь лекарь ты — и нет другого
Нигде искусника такого. —
Узнав, что в лекари попал,
Виллан всем телом задрожал, —
Твердит, что он-де неучен,
Что он не может быть врачом.
Гонец кричит гонцу: — Скорей,
Как следует его огрей,
И будет он послушен нам! —
Один ударил по зубам,
Другой виллана, как скотину,
Колотит по спине дубиной...
Потом отправились домой,
Виллана прихватив с собой.
Кой-как, силком, но наконец
Его втащили во дворец.
Король навстречу вышел сам.
—     Нашли? — он закричал гонцам.
—     Да, государь! — гонцы в ответ.
Немил виллану белый свет,
И уж бедняга еле дышит,
Когда слова гонцов он слышит,
Что, дескать, лекарь из коварства
Не даст целебного лекарства,
Не станет делать ничего,
Коль не побьют сперва его.
—     Нашли вы лекаря чудного,
Не слыхивал я про такого, —
Сказал король. — Что ж, бить так бить!
Слуга в ответ: — Готов служить!
Примусь за дело лихо я,
Небось запляшет у меня!

Король виллана подзывает:
—     Почтенный лекарь! — восклицает. —
Сейчас за дочерью пошлю,
Вам исцелить ее велю. —
Виллан взмолился о пощаде:
—     О, не губите, Бога ради!
Всю правду говорю в глаза:
В науках я ведь ни аза,
И врачевать я не мастак. —
Король промолвил: — Ах, ты так?
Побить его! — И повеленье
Исполнено в одно мгновенье.
С ударом крепким но спине
Виллан завыл: — Ох, больно мне!..
Пощады, государь, пощады!
Лечить берусь я, бить не надо!

Девица в залу введена.
Она слаба, лицом бледна.
Виллан же в думу погружен:
Лечить ее берется он,
Но как?! Ведь знает наперед —
Не вылечит, так сам умрет.
Какое средство бы найти,
Чтоб дочку короля спасти?
Придумал: надо постараться
Еe заставить рассмеяться —
И выскочит тогда, быть может,
Кость, что нутро ее тревожит.
И он сказал — В сторонке здесь
Велите-ка огонь развесть,
Зачем — увидите вы вскоре;
Бог даст, спасу ее от хвори. —
Король промолвил только слово —
И СЛУГИ мчатся. Все готово:
Там, где король им указал,
Огонь огромный запылал.
И вот, от страшных МУК стеная.
Садится в креслице больная.
Виллан вдруг обнажился весь:
Штаны, рубаху — все как есть
Он сбросил, у огня ложится
И пятернею, как скребницей,
Дерет себя по грубой коже.
На целом свете нет, похоже.
Такого мастера чесаться.
Чтоб мог с вилланом состязаться!
Больная смотрит и дивится...
И НУ вдруг хохотать, давиться,
И кончена вся маета:
Кость у девицы изо рта
Летит и наземь упадает.
Виллан поспешно надевает
Свои лохмотья, кость берет
И с нею к королю идет;
Кричит, ликуя, во всю мочь:
—     Спас, государь, я вашу дочь!
Вот кость! Теперь уйти я волен? —
Король, и счастлив и доволен,
Виллану говорит: — Поверь,
Ты мне дороже всех теперь!
Парчовый дам тебе кафтан.
—     На что он мне? — в ответ виллан. —
Не век же с вами оставаться,
Пора домой мне отправляться! —
Король ему: — Не отпущу!
Ты врач и друг мой, так хочу.
—     Бог да простит вам все грехи!
Нет дома хлеба ни крохи:
Хотел я ехать со двора
На мельницу еще вчера. —
Король зовет двух молодцов:
—     Побить его! — Без дальних слов
Те на виллана нападают,
Его нещадно избивают,
По ляжкам лупят, по хребту...
Терпеть ему невмоготу,
И начинает он вопить:
—     Останусь я! Довольно бить!
Его в хоромах поселили,
Остригли, бороду обрили,
Одели в пурпур и парчу.
Однажды — врать я не ХОЧУ! —
С полсотни хворых и больных,
Калек, горбатых и слепых
Созвал король — попировать,
Про жизнь поведать-рассказать.
А сам виллана подзывает:
—     Почтенный лекарь, — восклицает
Вверяю вам я сих людей,
Чтоб исцелили их скорей!
—     Благодарю, — виллан ему, —
Где ж исцелить такую тьму?
Помилуй боже! Коль начнешь,
К концу вовеки не придешь! —
Тогда двух молодцов зовут,
С дубинкой оба тут как тут:
Приказывать не надо дважды —
Зачем зовут, смекает каждый.
Едва виллан их увидал,
Он весь как лист затрепетал
И стал кричать: — Прошу прощенья
Всех вылечу без нромедленья! —
Сказал он, чтоб дрова несли,
Огонь пожарче развели.
Когда ж огонь был разведен,
Встал около, как повар, он,
Больным приблизиться веля.
Потом он просит короля:
—     Те, государь, что не больны,
ПОКИНУТЬ ЭТОТ зал должны. —
Король согласен — прочь из залы
Уходит он и все вассалы.
Виллан болящим говорит:
—     Всевышний вас да сохранит!
Трудненько мне лечить: возьмешься,
А до конца не доберешься...
Кто всех слабей? Начну с того,
Что брошу здесь в огонь его!
Когда же он сгорит совсем,
Большая польза будет всем:
Золы глотнете — и тотчас
ПОКИНУТ все недуги вас. —
Один косится на другого,
И нет в Нормандии больного,
Чтобы по совести признался,
Что он хоть малость расхворался.
Виллан ближайшего спросил:
—     Я ВИЖУ, ты совсем без сил?
Ты самый здесь больной. —
Да что вы?! Коль я больной, так кто ж здоровый?
Ей-ей, поклясться вам готов —
Вовек я не был так здоров.
Хоть раньше и недомогал.
Поверьте, вам я не солгал!
—     НУ так зачем ты здесь теперь?
Ступай! — И тот скорей за дверь.
—     Ты исцелен? — король спросил.
—     Да, милостив Создатель был,
Я свеж, как яблочко, сейчас.
Какой ИСКУСНЫЙ врач у вас!

ПУСТЬ рай небесный им СУЛЯТ.
Но не желал ни стар ни млад.
Чтобы его на месте том
В огонь отправили живьем.
И по домам все поспешили,
Как будто вылечены были.
Король, узрев ТОЛПУ такую,
От радости себя не ЧУЯ,
Виллану молвит: — Лекарь милый!
Какой же вы чудесной силой
Столь быстро исцелили их?
—     Известен мне особый стих.
Одно такое волшебство —
Нет трав целебнее его! —
Король сказал: — Теперь идите
К себе домой, коли хотите.
Вас щедро награжу деньгами
И быстроногими конями,
А коль за вами вновь пришлю.
Исполните, что повелю.
Теперь вы — друг мне дорогой
И будете любимы мной
Всех больше в целом государстве!
Я думать брошу о коварстве:
Впредь не позволю обижать,
Побоями вас оскорблять! —
Виллан в ответ: — Все в вашей воле
Я обещаю, жив доколе,
СЛУЖИТЬ И НОЧЬЮ вам и днем
И, верно, не раскаюсь в том.

Он королю поклон отвесил
И прочь пошел, душою весел;
Виллан к себе вернулся в дом
Ну прямо-таки богачом!
Уж не ходил за плугом в поле,
Жену свою не бил уж боле,
Ее он холил и берег.

Рассказ кончать подходит срок.
Вот так смекалистый мужик
Науку врачевать постиг.

Перевод С. Вышеславцевой