Вы здесь

Кошель ума

Жан Галуа сложил рассказ
Про случай, бывший как-то раз
В Неверском графстве. Там когда-то
Торговец проживал богатый.
Он был УЧТИВ, притом умен,
Да и наукам обучен,
Женат па женщине почтенной,
Красою необыкновенной
Затмившей всех красавиц графства.
Но таково судьбы лукавство,
Что, хоть достойные супруги
ДУШИ не чаяли друг в друге,
Он изменял жене с девицей —
Подарки клянчить мастерицей.
Про это все жена дозналась
И вот однажды не сдержалась.
—     Как вы могли наш честный дом
Так обесславить? — Вы о чем?
—     О том, что вы, степенный, важный.
Связались с девкою продажной.
Она к тому же вас дурачит!
О вас уже народ судачит.
По городу идет слушок,
Что, видно, вас оставил Бог,
И Приснодева, и святые.
—     Молчите! Россказни пустые!
Поверить сплетнику любому?! —
В сердцах пошел он прочь из дому
И стал по городу бродить.

Не знаю, право, с чем сравнить
Десизу-город, — так красиво,
Так величаво, горделиво
Он с острова глядит окрест.
Не видывал я краше мест,
Чем этот город на Луаре.

Но думал о своем товаре
Купец, по улицам блуждая:
Ведь скоро ярмарка большая
В бургундском городе Труа —
Туда он выедет с утра.

Злых опасаясь языков,
Торговца под домашний кров
Жена вернуться упросила,
А после вновь его корила.
Но скоро ясно стало даме,
Что озабочен он делами
И незачем терять слова:
Пускай на ярмарке в Труа
Он несколько пробудет дней, —
Разлука ссоры мудреней.

Лишь только солнышко взошло,
Купца с постели — как смело!
Коня велит он оседлать
Да уложить в повозки кладь.
Покуда челядь суетится,
Купец идет с женой проститься.
—     Супруга, будьте откровенны, —
Какой подарок драгоценный
Вам с ярмарки всего желанней?
Быть может, вы хотите тканей,
Аграф иль перстень золотой?
Не постою я за ценой! —
Но, помня, как супруг дурит,
Она с усмешкой говорит:
—     Что ж! Раздобыв кошель ума.
Вы угодите мне весьма. —
Был удивлен купец: ужель
С таким названьем есть кошель?
Но не трудился выяснять.
Возы пустился догонять.

Тянули лошади исправно.
Еще, казалось, так недавно
В Десизе был, сидел в светлице
С женою, дамою Фелицей,
Купец Ренье — так мужа звали, —
И вот возы уже вступали
На площадь города Труа.
А там торговцам из Бруа
Он продал всю свою поклажу
И после, тоже на продажу,
Решил кой-что приобрести,
Чтобы в Десизу отвезти.
То были славные закупки:
Работы тонкой чаши, кубки
Серебряные, золотые
И ткани тоже не простые —
Кусками яркий шелк пунцовый,
СУКНО оттенка голубого
Из Брюгге да из Сент-Омера, —
Немалая при этом мера.
Вот нагружен десятый воз,
И тронуться готов обоз.
Чтоб охранять его в пути
И клади не порастрясти.
Ренье по возчику приставил
Ко всем телегам и отправил
Свое богатство в путь-дорогу,
Его препоручая Богу.

И тут-то стал купец смышленый
Дурить, как разума лишенный,
Ну словно оглупел спьяна,
Напившись кипрского вина!
Купцов из Ипра как-то в лавке
Наведав, о своей красавке
Вдруг вспомнил он — и вот те на!
Наряд из синего сукна
КУПИЛ ей, натуго сложил,
Затем к седлу приторочил
Заботливо и деловито,
Чтоб все осталось шито-крыто.
А после иноходец славный
Понесся улицею Главной —
Купца до дома он домчал,
Где на квартире тот стоял.
Поводья кинув Жоффруа —
Слуге, которого в Труа
Привез с собой, — он плащ снимает,
И только ТУТ он вспоминает
О просьбе жениной: «Эхма,
Забыл купить кошель ума!
Перед женою будет стыдно.
Но кошелей таких не видно!»

Сир Александр, хозяин дома.
Навстречу шел. — Вам все знакомо!
Надеюсь, вам известно даже,
Где кошели ума в продаже? —
Спросил Ренье. Но тот не знает
И постояльца отсылает
К торговцу из чужих земель:
—     Я думаю, любой кошель
Отыщется всего скорее
Среди его галантереи.
Но нет! И от купца с Востока
Десизец не добился прока:
Тот к старику его послал,
Что пряностями промышлял,
К савойцу с белой головою:
Спросите, мол, в его Савойю,
Быть может, слухи и дошли
Про этакие кошели?
Но Господом поклялся старец,
Что сроду про такой товарец
Он даже слыхом не слыхал.
Ренье досадой полыхал
И гневом: «Ну и порученье!
Тьфу, пропасть! И в изнеможенье
Сел отдышаться на скамье
Под деревом. А тут к Ренье, —
Свернув к нему с дороги близкой, —
Старик, торговец галисийский,
Вдруг обратился: — Что за справки
У этого савойца в лавке
Вы наводили — о лакрице,
Гвоздике или же корице?
И чем вы так огорчены?
—     Нет, мне не пряности нужны.
Ищу я вовсе не лакрицу
И не ГВОЗДИКУ, не корицу, —
Кошель ума ищу повсюду
И благодарен очень буду
За помощь. — Что же, так и быть.
Скажу я, как его добыть.
Тебе помочь я буду рад,
Но отвечай мне: ты женат?
На ком? Скажи мне все до точки!
—     На рыцарской женат я дочке,
И женщин нет ее красивей,
Но, видно, нет и прихотливей, —
На ярмарке товаров тьма,
А ей подай кошель ума!
Все ж продается он, поди?
Да где, скажите? — Погоди.
Сперва признайся откровенно,
Быть может, ей твоя измена
Известна стала и она
Возмущена, оскорблена?
Ты изменил eй? — Да, признаться!
Стал галисиец улыбаться.
—     Так, значит, есть сударка! Что ж
Ей нынче с ярмарки везешь?
—     Купил я платье ей из Ипра,
Такого нет и в лавках Кипра.
—     Ну, ты не скареден, видать.
С подарком, впрочем, подождать
Советую от всей души.
Теперь в Десизу поспеши.
Но не входи к себе ты в дом, —
Поблизости оставь тайком
Коня — о корме не забудь!
Затем украдкой как-нибудь
Рвань, припасенную заране,
Надень, чтоб из-под этой рвани
Все тело у тебя сквозило,
И поспеши пробраться к милой,
Пока на улице темно.
Стань в нищем виде под окно.
Прикинься пред своей милашкой,
Что ты сражен бедою тяжкой.
Что разорился ты дотла,
Проси, чтобы к себе взяла
Хотя бы до зари соснуть, —
За бедность, мол, не обессудь!
Коли тебя приветит лаской,
Отдай подарок ей труаский.
Коль нос спесиво задерет.
Ну что ж, ты будешь знать вперед,
Как мало эта девка стоит.
Хотя немалых денег стоит.
Тогда, во вретище таком,
К себе домой иди пешком.
Жена тебя в прихожей встретит
И твой убогий вид заметит.
Ты все ей повтори — смотри же, —
Что девке говорил бесстыжей.
Я думаю, с тобой жена
Достойней обойтись должна.
Но коль прием и будет строг.
Впредь помни: сочетал вас Бог —
И для спасения души
Желанья грешные ГЛУШИ.
А минет эта кутерьма —
Тогда, мой друг, кошель ума,
Поверь, найдется сам собою.
Теперь прощай. Господь с тобою!

И иноходец быстроногий —
Гнедой бежит прямой дорогой.
Спеша к Десизе-на-Луаре,
Его наездник — как в угаре:
Расстаться будет жаль с подружкой.
Забавной, да и не дурнушкой,
Но все же надо непременно
Узнать девице этой цену.
Да, он придет к ней гол и бос!
Нагнал он вскоре свой обоз.
— При вас оставлю иноходца.
Им Жоффруа в пути займется, —
Сказал он возчикам, — и платье
Парадное хочу послать я
С обозом. ЖДУТ меня дела.
Прощайте! — Взяв из-под седла
Лохмотья, — и шести денье
Они не стоили! — Ренье
Надел их на себя украдкой,
И после этой встречи краткой
Он скрылся в темноте ночной.
Пробравшись тихо под стеной
Вдоль замка с гордыми гербами.
Пошел неслышными шагами
К своей подружке под окно.
Как было договорено
Со старцем. Девка не спала.
Хотя в постель уже легла.
Она в потемках дверь открыла,
Пришельца позднего впустила
И лишь тогда свечу зажгла.
Пред ней Ренье. — Ну и дела!
Что за рванье на вас такое?
—     Превратно счастие людское!
Я разорился и к рассвету
Тайком страну покину эту,
А на ночь предоставь мне кров.
—     Он просит крова! Ишь каков!
Вон! Не нужны вы мне теперь. —
И гостю указала дверь.
—     Увы, — он молвил, — вы забыли,
Что прежде вы меня любили,
Своим сеньором величали.
—     Упреки? Не было печали!
Ступайте! Вы мне надоели.

И, цену ей узнав на деле,
По темным улицам Ренье
Домой пошел в своем рванье.
Стучится в дверь. И вот жена,
Вся радостью оживлена,
Его встречает у порога.
Ни возгласов, ни речи строгой, —
И он вступил в одежде нищей
Хозяином в свое жилище,
Как прежде, окружен почетом.
—     Всего до нитки ровным счетом
Лишился я в одно мгновенье, —
Свое он начал объясненье, —
Погибли все мои товары,
Они лежат на дне Луары.
Да ладно только бы мои!
Но там чужие есть паи.
Как людям я в лицо взгляну?
Как я убытки им верну? —
Он стонет и глаза заводит.
Жена с ним тихо речь заводит:
—     Вам нужно ливров тысяч десять,
Чтобы ущерб уравновесить.
Но мы легко их раздобудем,
И вы свой долг вернете людям!
Беде помочь найдется средство, —
Ведь у меня же есть наследство!
Продайте пашни поскорее,
Дома, дуга, оранжереи
И винограда насажденья.
Все драгоценные каменья,
Наряды, золото продайте.
А это рубище снимайте, —
Оно вам не к лицу, поверьте.
Давайте лучше с этой жерди
Возьмем другое платье мы,
Что здесь висит еще с зимы,
Вон то, на беличьем меху.
Я вам скажу как на ДУХУ:
Для вас не жаль мне ничего!
Богатства хватит моего.
Чтобы пол города КУПИТЬ.
Утешьтесь, полно вам грустить.
Да если бы мы с вами жили
Хоть в Монпелье или Сен-Жиле,
И там любому богачу
Все ж не пришлось бы по плечу
Тягаться с вами. — Как король,
Ренье оделся, и хлеб-соль
Уже с дороги он вкушает.
Жена с ним УЖИН разделяет,
Беседу заведя живую.
А там — пора на боковую!

С зарею слуги повставали
И всем вокруг повествовали
О том, как после ссоры жаркой.
Своей, мол, выгнанный сударкой,
К себе домой купец Ренье
Пришел вечор в одном тряпье, —
Знать, вовсе выбит из седла,
Знать, плохи, мол, у тех дела,
Что деньгами его снабжали.
И рано утром прибежали
Все пайщики к торговцу на дом.
Их усадив с собою рядом,
Сказал он: — Вы слыхали, верно?
Мои дела идут прескверно:
Уж вы меня, друзья, простите.
Долги мои пока скостите!
Даст Бог, разбогатею снова... —
Но промолчали все сурово,
Лишь меж собой бурчат: — Хорош!
Да впрочем, что с него возьмешь?
Теперь посмешищем мы стали.

И вдруг такое увидали.
Что и поверили едва:
Подходит к дому Жоффруа,
И справа он ведет Гнедого.
А слева — жеребца простого;
Повозки идут чередой.
И шепчутся между собой
Собравшиеся у Ренье
Купцы Симон, Альом, Готье:
—     А кони живы и здоровы —
Так кто же их хозяин новый?
И чьи товары? Чей обоз-то
Сейчас в Деспзу сходит с моста?
—     Не знаю, — отвечал Гильом.
—     Не знаю, — молвил и Альом.
Когда ж возы во двор въезжали,
Ренье сказал: — Ну ВОТ, видали?
Друзья, оставьте опасенья —
Ведь было мнимым разоренье!
Теперь откроюсь перед вами:
В Труа покончил я с делами,
И, собираясь в ПУТЬ обратный,
О девке вспомнил я развратной, —
С ней здесь, в Десизе, я связался,
Но нынче навсегда расстался!
Однако буду краток. Словом,
ХОЖУ Я по рядам торговым.
Там, где сидят купцы из Ипра.
У них товар такой, что с Кипра,
Пожалуй, лучше не привозят.
А мысль одна в душе елозит:
КУПИТЬ обнову для Мабили
(Так эту девку окрестили).
Купил! Силен любовный хмель...
Ну, а потом ума кошель
Искал напрасно по рядам.
Но после он нашелся сам:
Достал я — ох, не задарма! —
Полнехонький кошель ума,
И навсегда со мною он!
Так вот, ПУСТИЛСЯ я вдогон
Возам, что из Труа отправил.
Я при обозе все оставил:
Коня, наряд свой, Жоффруа,
И, рубище надев сперва,
Пошел тихонько я в Десизу
Из-под окна Мабили, СНИЗУ
Еe ОКЛИКНУЛ. Девка мне
Открыла дверь, но при огне
Увидела мое рванье
И, услыхав мое вранье
О том, что в пух я разорен,
Велела убираться вон.
И я пошел тогда домой,
Где лучше обошлись со мной.
А свой подарок не врученный,
Для недостойной припасенный,
Теперь достойнейшей вручаю,
В которой я ДУШИ не чаю! —
Смеется дама: — Добрый знак
Мне в этом видится. Итак,
МОГУ я подтвердить сама,
Что есть у вас кошель ума!

И в доме воцарился мир.
А вечером был задан пир.
О случае поведав этом,
ХОЧУ закончить я советом:
За девкою глядите в оба,
Она — опасная особа
И любит вас лишь до поры,
Пока несете ей дары.
БУДЬ вы богаче и щедрей
Самих французских королей,
Отдай вы все лукавой девке,
Вам не минуть ее издевки,
И разоренного ГУЛЯКУ
Она прогонит, как собаку.

Но в этом фаблио важна
Еще другая сторона.
Жан Галуа из Обеньеры
Нас также учит, что без меры
Сильна любовь жены законной.
Свежа, как плющ вечнозеленый.
Зачем сомнительных утех
Искать вам у милашек тех,
Чьи ласки лживы и бесчинны
Да и позорны для мужчины?
А как жадны такие крошки!
Они жадней шкодливой кошки.
Вы помощи от них не ждите,
Хоть на глазах у них горите.
От этих кралей много бед,
И жен менять на них не след.

Перевод В. Дынник