Вы здесь

О соколе

О приключении одном,
Занятном, хоть и небольшом
Намерен рассказать я вам
Все в точности, как слышал сам,
Не помню где, еще недавно.
Итак, надеюсь, что исправно
Я вам поведаю стихами
Рассказ о рыцарях и даме,
И тот, кто СУТЬ его поймет,
Немало пользы извлечет.

Два рыцаря на свете жили,
Друг с другом неразлучны были
От самых юных лет они.
За днями проходили дни
У них в тревогах бесконечных.
Турнирах и сраженьях вечных.
Они всегда, скажу по чести,
В беде и в счастье были вместе.
Бросались рядом в жаркий бон
И все делили меж собой.
Была примерна дружба их.

И вот решил один пз них.
Что срок пришел ему жениться, —
В супруги знатную девицу
Друг Вантила ему сыскал.
(Ну вот, я одного назвал,
А как другого звать, не знаю:
Ведь я рассказывать желаю,
Что сам я слышал от людей.)
ПОВСЮДУ красотой своей
Та дама славилась; она
Была к ТОМУ же и умна,
А что любила развлечеиья.
Не видели в том преступленья.
Скажу и сам я: несомненно,
Порою в скромнице смиренной
Таится много больше зла,
Чем в той, что нравом весела
И поболтать не прочь с друзьями.
Супруг ДУШИ не чаял в даме
И более всего на свете
Любил ее за свойства эти.

И Вантила ТУ даму чтил,
ДОСУГИ С нею проводил,
Всегда отменно был любезным,
Старался быть во всем полезным
Ну, словом, был как брат родной
С ней, друга своего женой.
Однако тот, их наблюдая
И подозрение питая,
Что между ними что-то есть,
Стал за свою бояться честь, —
Он разуверился в жене.
Скажу, — и буду прав вполне! —
Молва нередко обвиняет
Того, кто зла не замышляет.
Клеветники ведь есть ПОВСЮДУ:
Кому б воздать хвалу нехудо,
Того подцепит на язык
И опорочит клеветник.

Сеньор шутить не собирался.
Однажды Вантила остался
С его женой и безразлично
Беседовал с ней, как обычно.
И вот супруг уже взбешен:
—     Эй, Вантила! — ВОСКЛИКНУЛ ОН
Вы мне, я вижу, удружили,
Неблагородно поступили!
Нет, вы не друг мне, это ясно.
—     Зачем же обвинять напрасно?
Скорей бы умер я на месте,
Чем обманул вас, слово чести!
— Слова и клятвы ваши — ложь! —
А Вантила ему: — Ну что ж!
И я вас другом не считаю
И дружбу нашу порываю! —
Так заявив, он удалился,
Но в думах к даме возвратился.
Тоскует и она по нем,
Растет их чувство С каждым днем:
Те, что друзьями просто были,
Теперь друг друга полюбили.
Возможно, что, не будь запрета,
Любовь бы не возникла эта:
Запретное порой сильней
Способно соблазнять людей;
Что недоступно, то как раз
Всего желаннее подчас,
И нас тогда берет задор
Идти судьбе наперекор.

Томится рыцарь, и она
Разлукой с ним удручена,
Любовь обоими владела.
А ТУТ СЛУЧИСЬ такое дело:
Сеньор однажды налегке
Поехал ПОГУЛЯТЬ К реке.
Влюбленный время не теряет —
Гонца он к милой посылает
Сказать, что хочет к ней прийти.
И вот гонец уже в ПУТИ.
Он быстро доскакал до дома.
Где было все ему знакомо,
И, торопливыми шагами
Направившись в покои к даме.
Ей передал со слов сеньора,
Что, дескать, тот прибудет скоро.
—     О, как я рада! В самом деле? —
И дама, соскочив с постели.
Умылась, наряжаться стала.
Прилаживая покрывало,
Гонцу сказала: — Мой дружок!
Здесь ОПУСТИСЬ, у самых ног.
И зеркало держи внаклон.
Я огляжусь со всех сторон. —
Став перед нею на колени.
Он держит зеркало к смятенье.
Ее красою восхищенный.
Внезапно по УШИ влюбленный,
Себя не помня, он вскочил,
В объятья даму заключил...
—     С ума сошел! — та восклицает.
ПУСТИ!.. — Но он не отпускает:
Он к сердцу прижимает даму
И молит о любви упрямо.
(Любовь ведь мучит, донимая
Порой сильней, чем боль зубная!)
Красавицу, от страсти млея,
Юнец ласкает все смелее,
Нo вдруг послышались шаги.
—     Скорей, — она ему, — беги!
Идет, наверно, твой сеньор,
А это, знаешь ли, не вздор! —
Тот, огорчен ЧУТЬ не до слез,
Ворчит: — Вот черт его принес!
—     ПУСТИ же, надо торопиться,
Ты должен где-нибудь укрыться... —
И прячется он под кроватью,
А дама оправляет платье.
Меж тем, любовию влеком,
Уж Вантила вступает в дом.
И дама друга обнимает,
Смеется, весело болтает,
Во всем стараясь угодить.
Вдвоем так сладко им побыть!
Но ЧУ! ИДУТ! Шаги супруга...
Любовник замер от испуга.
—     Что делать? — говорит он даме.
Боюсь, пришел конец нам с вами!
Как быть, ума не приложу:
Не за себя, за вас дрожу.
—     Вы за меня спокойны будьте
И ваши страхи позабудьте;
Придумать что-нибудь сумею.
А вам совет мой — не робея,
Хватайте шпагу поскорей,
Кричите: «Берегись, злодей!
Смотри, вот-вот тебя словлю.
Щадить не стану — заколю!»
Не мешкая, мой друг, вперед!
Авось беду и пронесет.
Все делайте, как я велела.
Побольше шума!.. — Тот за дело:
Взял шпагу и, шагнув за дверь,
Орет: — Ну берегись теперь!
Ей-богу, коль тебя схвачу,
Башку сейчас же отхвачу! —
Супруг немало удивился
И молча приостановился,
Услышав, что ему грозят,
Он отступил слегка назад,
Затем, минуту переждав,
Он бросился к жене стремглав.
—     Умри! — воскликнул, разъярен,
Размахивая шпагой, он.
А дама: — Боже всеблагой!
Супруг, что с вами? — Что со мной?
Не знаете? Увы! Увы!
Мне подло изменили вы!
—     Я — вам?! О, Дева Пресвятая!
Что слышать, бедная, должна я?
—     Не сам ли видел я сейчас,
Как вышел из дому, от вас,
Любовник? Громко он вопил,
Со мной расправиться грозил...
—     Свидетель Бог, — жена в ответ, —
Вам гневаться причины нет,
А если человек гневлив,
Бывает он несправедлив.
Я лучше расскажу вам честно
Всю правду, все, что мне известно...
—     Всю правду? Было бы нехудо.
—     Так помолчите же покуда!
Сей рыцарь проезжал намедни,
Охотясь, рощицей соседней.
Вдруг вздумал сокола он дать
Оруженосцу подержать,
А тот, хоть не велел сеньор,
Взял да ПУСТИЛ его... С тех пор
Не сыщет сокола нигде!
Услышал рыцарь о беде
И за виновным устремился;
Оруженосец же укрылся
Здесь, под кроватью, от него.
Дружочек, выйди! Ничего
Тебе не сделают плохого. —
И, слыша ласковое слово.
Тот мигом на ноги вскочил
И радостно заговорил;
—     Благослови вас Бог! Поверьте,
Ведь вы спасли меня от смерти,
Дозволив спрятаться у вас.
О госпожа! Ведь, осердясь.
Что сокола я упустил,
Меня бы мой сеньор убил, —
Но было бы немного проку
В моей погибели до сроку! —
С ним и супруг вполне согласен:
— Да, признаюсь, мой гнев напрасен.
А сокола уж не вернешь!
Теперь ты моего возьмешь
В подарок твоему сеньору. —
Юнец пустился в путь и скоро
Он господину осторожно
Поведал все, что было можно.

А я о соколе рассказ
Пересказать решил для вас:
И любопытен он на диво,
И все в нем верно и правдиво.
Легко запомнится он вам.
Его я слышал ТУТ и там,
Но чтоб под звуки струн звучал,
Так, как сейчас, — я не слыхал.

Перевод С. Вышеславцевой