Вы здесь

Бернардо Довици. Каландрия

БЕРНАРДО ДОВИЦИ (кардинал Биббиена)

(1470—1520)

Одна из колоритнейших и характернейших фигур италь­янского культурного и политического горизонта конца XV — начала XVI века. Ловкий политик, связавший свою судьбу с домом Медичи. Долгое время состоял секретарем при кар­динале Джованни Медичи. Утверждают, что именно Бернардо Довици в немалой степени способствовал избранию своего патрона на папский престол (под именем Льва X), за что и был вознагражден кардинальской мантией. Бернардо Довици был связан дружескими узами со многими замечательными людьми своего времени, в частности с Рафаэлем (оставив­шим знаменитый портрет кардинала Биббиены), Бальтазаром Кастильоне, Пьетро Бембо, Лодовико Ариосто. Остроумие светского кардинала Биббиены стало цитатным еще при жизни. Обширная образованность в сочетании с природ­ной склонностью к лицедейству помогли ему утвердить свой авторитет в области театра. Нередко он сам руководил теат­ральными постановками, давал указания декораторам, зани­мался с актерами, подбирал и заказывал музыку. Умер Бер­нардо Довици в расцвете сил, пятидесяти лет от роду. Скоропо­стижная смерть его настолько поразила современников, что был пущен слух о том, что он был отравлен папой Львом X, который страшился честолюбия своего приближенного вель­можи. Слух не доказан, но известные основания под собой име­ет. Подобный способ устранения нежелательных лиц был в духе времени, и семейство Медичи прибегало к нему неодно­кратно.

Литературное наследие Бернардо Довици очень невелико. Это письма, которые за стилистические качества с основанием относят к разряду изящной словесности, да одна комедия — «Каландрия».

 

КАЛАНДРИЯ («LA CALANDRIA»)

Пьеса Бернардо Довици принадлежит к числу наиболее удачных образцов итальянской комедиографии XVI века новеллистического типа. По исходной своей фабуле она живо напоминает «Менехмы» Плавта. Но на этом сходство с рим­ской комедией и кончается. Во всем остальном (сюжетной кон­струкцией, разработкой характеров, типажами, языком, анек­дотичностью ситуаций) она примыкает к традиции новелли­стического повествования, восходящей к Боккаччо. В комедии почти невозможно отыскать сцену, которая в большей или меньшей степени не воспроизводила бы какой-либо эпизод из «Декамерона».

Первое представление «Каландрии» состоялось в придвор­ном театре в Урбино 6 февраля 1513 года. Сам автор не присут­ствовал на спектакле. Он находился в это время с важным дипломатическим поручением в Милане. Спектакль отличался необыкновенной пышностью. Предварялась комедия проло­гом, написанным Кастильоне. В 1518 году при ватиканском дворе комедия была поставлена в декорациях сиенца Перуцци (по случаю визита Изабеллы д’Эсте). Сохранились подробней­шие описания как первого, так и второго спектаклей.

Первое издание пьесы вышло в Сиене в 1521 году, через год после смерти автора. За ним последовало еще около двадцати изданий в одном только XVI веке, что указывает на несом­ненную популярность комедии. В 1875 году Исидоро Дель Лунго обнаружил пролог к «Каландрии», написанный самим автором. Вероятно, с этим-то прологом и шел ватиканский спектакль в 1518 году.

В 1548 году пьеса была показана в Лионе (Франция) в честь прибытия туда короля Генриха II и его супруги Екатерины Медичи. Наряду с некоторыми другими итальянскими комеди­ями «Каландрия» оказала серьезное влияние на развитие французской комедии.

 

Перевод А. Габричевского

 

Примечания.

Стр. 26. Вот-вот! Взнуздал свою педагогическую клячу. — Педагогика и педагоги — постоянная мишень для издевок в итальянской комедии и новеллистике XV—XVI веков.

Стр. 32. Мартино да Амелия и Джован Маненте — литера­турные персонажи, ставшие нарицательными.

Стр. 48. ...уж лучше бы Господь даровал мне вместо света мрак, вместо жизни смерть и вместо колыбели могилу. — Устойчивая формула для литературы Ренессанса. Любопытно, однако, что в период до Реформации формула эта строилась на резком противоположении жизни — смерти, могилы — колы­бели. После Тридентского Собора и усиления контрреформа­ции она была перестроена на принципиальном сближении ее членов, на философском их отождествлении (ср., например, излюбленные формулы Кальдерона «жизнь есть сон», «мо­гила — колыбель»).

Стр. 53. ...гнуснее самого Браманта. — Брамант — один из героев языческого лагеря в эпопеях каролингского цикла.

Стр. 57. ...мудрей любой сивиллы. — Сивилла — прорица­тельница у древних греков, римлян, евреев и некоторых дру­гих народов.

Стр. 64. ...сияет ярче, чем звезда Дианы. — Речь, понятно, идет о звезде Венеры, которая в поэтической традиции служила излюбленным сравнением для изображения женской красоты.

...хитроумней самой феи Морганы. — Фея Моргана — пер­сонаж легенд о короле Артуре. Моргана — царица острова Радости — оказала гостеприимство королю Артуру. Наряду с волшебником Мерлином фея Моргана прочно вошла в италь­янский рыцарский роман XIV века.

Стр. 94. ...после проливного дождя наступает дивная пого­да. — Очевидно, переиначенное геральдическое: «Post nubila Phoebus» (после туч — солнце).

Valete et plaudite (лат.). — Будьте здоровы и рукоплещите. Традиционная концовка для итальянской ренессансной коме­дии.

Н. Томашевский