Эйленшпигель со слепцами

Искать в интернет-магазинах:

Перевод Б. Пастернака
Переводы Г. Сакса были сделаны в 1918 г. по заказу Театрального отдела Наркомпроса; 14 окт. 1920 г. был подписан договор с Госиздатом, на публикацию интермедий в объеме 1000 строк. Эти издания не состоялись, переводы были впоследствии опубликованы в разных журналах и в сб. «Избранные переводы».
По изд.: Борис Пастернак. Полное собрание сочинений. Том VI. СЛОВО/SLOVO, 2005

Эйленшпигель входит и говорит:

Тилль Эйленшпигель имя мне.
Знаком немецкой всей стране.
Где простоваты, где не ждут
И редок плут, я тут как тут.
Когда ж, бывает, как сейчас,
Иду, не натворив проказ,
Тогда за городской рогаткой
Я чувствую себя прегадко,
Честь Эгельсгейму и почет.
10 Но вот кого-то черт несет.
Слепцы плетутся на карачках.
Скажу: вот талер вам в подачку,
При этом звуке слов моих
Втроем протянут руки вмиг,
А я не дам им ни гроша,
И примут на душу душа,
Что талер у другой в руках,
А с тем и будут в дураках.
И Эгельсгейм не без забав.
20 Не брестъ, не солоно хлебав.

Три слепца, держась друг за друга, проходят мимо.

Эйленшпигель говорит:

Куда, куда, убогий люд?
Мороз сегодня ай как лют.
В медвежьей шубе, а прозяб,
А ваш наряд и вовсе слаб.
Одежа — звание одно,
Закоченеть немудрено.
Вам знать бы дом свой, худоба!

Лерль, первый слепой, говорит:

Угла нет, барин, — не судьба.
Лишь побираясь, жизнь и тянем,
30 По хлебушко, за подаяньем.
И терпим в стужу и страду
Детишек слезы и нужду.
Повсюду поношенье нам:
Крестьяне гонят по шеям, —
В хлеву-де и без вас смердит,
И пес у мужика сердит.
Наплачешься, надавишь вшей,
Накормишь коркою мышей,
Как спишь в соломе скот-скотом,
40 Да ведь спасибо и на том.

Эйленшпигель говорит:

Так в город! Призрят нищету!

Линдль, третий слепой, говорит:

Нет, там мы на дурном счету.
Там почитают нашу братью
За лиходеев и за татей.
Пожар случится или кража,
Того гляди, поймает стража,
Отымут посох да суму
И упекут тебя в тюрьму.
Слепцу там каторга прямая.

Эйленшпигель говорит:

50 Я с болью в сердце вам внимаю.
Решил вас в Эгельсгейм направить.
Хочу вам талер предоставить.
В тепле пропейте талер тот,
Покудова мороз спадет.
У Ганса Вирта на заезжей
Набраться можно силы свежей.
Какой ночлег среди равнин

Лерль, первый слепой, говорит:

Спаси вас Боже, господин,
И в жизни вам воздай другой.
60 Такие деньги нам впервой.
К Ганс Вирту в Эгельсгейм пойдем,
Захаживали, знаем дом,
Остался в памяти у нас.

Эйленшпигель говорит:

Счастливо, братцы. В добрый час!

Все вчетвером уходят.

Входит Ганс Вирт с женой и говорит:

Безвременье, в делах застой.
Торчи за стойкою пустой.
На кошек, что ли, будем стряпать?
Где взнос акцизный нацарапать?
А на носу платежный день.

Хозяйка говорит:

70 И очень вздорожал ячмень.
Да редко пиво кто и варит.

Ганс Вирт говорит:

И сам не хочешь, станешь скаред.
Задумаешься обо всем
И словно тронешься умом.
Когда поправка не наступит,
Какой предмет себя окупит?
Одно теперь раздолье свиньям.

Хозяйка говорит:

Не унывай, дружок, не сгинем.
Бездетны, ну и передолим.
80 Гляди, никак слепые полем
И будто к дому напрямик.

Ганс Вирт говорит:

Слепцы из первых горемык.
Таким гостям у нас отвад.

Хозяйка говорит:

А прямо к нам и норовят,
И — чует сердце, видит глаз —
На счастье нам, с добром для нас.

Слепые входят. Лерль стучит палкою и говорит:

Тук-тук, тук-тук, чтоб Вирт услышал.

Ганс Вирт говорит:

Да слышу. Вот он я, — не вышел.

Людль, второй слепой, говорит:

Дай Бог, чтоб все в хозяйстве спело.
90 Нам барин подал талер целый.
Ты, слышно, угощать горазд.
Пригрей, покамест стужа сдаст.

Ганс Вирт говорит:

Добро пожаловать. Я сам
Рад услужить таким гостям.
Вчера свинью я заколол.
Хозяйка, колбасу на стол!
Бочонок пива прикачу,
И сядем, тоже есть хочу.
Прошу отведать, — сам шпигую.
100 Упишем, и на боковую.
Придвиньтесь к печке ноги греть.
У нас вам не пред кем робеть.

Хозяин и хозяйка уходят.

Лерль, первый слепой, говорит:

Лафа нам, братцы, туг, слепцам!
Тепло бежит по изразцам.
Вперед наляг на колбасу,
А там на пиво, дуй вовсю.
Зальем нужду! Забудем зло!

Людль, второй слепой, говорит:

Вовек нам эдак не везло.
Пошли Господь за деньги эти
110 Тому кормильцу долголетья.
Видать, сорвал большую талью.
А то б мы денег не видали:
От выигрыша щедрость в нем.

Линдль, третий слепой, говорит:

У Вирта знатно мы всхрапнем.
Он домовод большой руки,
Такие и пуховики.
Как выйдет талер, снова в путь.
Теперь про старое забудь!
Не вынесет мужик добром,
120 Острасткою к стене припрем!
Не даст, возьми его чума,
По бревнам разнесем дома!

Хозяин, входит с биркою и говорит:

Вы шибко раскрутились, братцы,
Не грех бы нам и рассчитаться.
Я, так и быть, налью по кружке,
А то весь талер до полушки
И даже с лишним, почитай.
Чей талер, тот и подавай.

Лерль, первый слепой, говорит:

У двух моих он односумов.

Людль, второй слепой, говорит:

130 Не говори вперед, не думав.

Линдль, третий слепой, говорит:

Не мне тот барин талер дал.

Лерль, первый слепой, говорит:

Тогда возьми его провал.
Я талера не трогал тоже.

Линдль, третий слепой, говорит:

Врешь, — у тебя, а у кого же?
Давай, пока тебя, портянка,
Не вывернули наизнанку!

Людль, второй слепой, говорит:

Вытряхивай из затрапеза!

Лерль, первый слепой, говорит:

Вы первые головорезы!
Что плохо клали, — мастера
140 Стащить с хозяйского двора
И прятаться востры, пролазы.

Людль, второй слепой, говорит:

Отдай монету, лупоглазый!
Держи, хозяин! Вот кто вор,
С него — потрава и прожор.
А нам в дорогу. Недосуг.

Хозяин хватает всех троих и говорит:

Куда! Всей сворой я вас, сук,
Запру и продержу в хлеву,
Пока с вас долга не сорву.
Вам дай, изгадите весь свет.

Лерль, первый слепой, говорит:

150 Чего с нас взять! Закладов нет.

Хозяин выталкивает их вон и говорит:

Еще вы упираться, шельмы?
Проворней, воровские бельма!

Он уходит со слепыми.

Входит хозяйка и говорит:

Теперь их и раздень до нитки,
На целый талер мы в убытке.
Они не слепы, я — слепа:
Не видела, что шантрапа.
Теперь, да поздно, — дура, вижу.

Входит Ганс Вирт и говорит:

Я говорил, — народ бесстыжий!
Карманники и объедалы.

Хозяйка говорит:
160 А врали, — талер капиталу!
Разважничались, петухи.

Хозяин говорит:

А я не рад был ни крохи.
Да зло теперь не в том, другое:
Пустить их прочь без неустоя, —
Покоя деньги не дают;
Оставить — вовсе обожрут.
А кроме грязи, вшей и блох,
Что и возьмешь с таких в залог?
Возись-ка с ними. А придется!
170 Удавку б этому народцу!

Хозяйка говорит:

Про них — молчок. Вот гость как раз,
Он прежде стаивал у нас.

Эйленшпигель входит и говорит:

Почет, хозяин! Угол есть?

Ганс Вирт говорит:

Найдется все, была бы честь.
Такому со столом квартира.

Эйленшпигель говорит:

А для какой ты твари сирой
Отвел свиной, я вижу, хлев?

Ганс Вирт говорит:

Скажу ль, душой не поболев
К нам три слепца вошли с поклоном,
180 Хвалились талером червонным, —
Случилось, будто, получить,
Пришли в трактире прохарчить.
Ну, что ж, наелись до отвалу,
А талера как не бывало.
Я их и запер, как скотину,
Чтоб выкупились до алтына,
А то и шкуру с них сниму.

Эйленшпигель говорит:

За что их мучить? Почему?
Схватил, ни в чем не улича!
190 Да чем ты лучше палача?
Таков же Яковлев слуга.

Ганс Вирт говорит:

Ведь в хлев — не к черту на рога.
Заставить надо откупиться.

Эйленшпигель говорит:

Да ты ведь просто кровопийца!
А если бы из городских?
Кто поручился бы за них,
Ты выпустил бы их на волю?

Хозяин говорит:

Минуты не держал бы доле!
И то ведь в тягость, — не могу.

Эйленшпигель говорит:

200 Тогда я мигом побегу.
Мы поручителя разыщем.
Неужто не услужит нищим?
Из видных лиц какое-либо?

Хозяин говорит:

Вот я когда скажу спасибо!

Входит поп и говорит:

Неверие! Бедняк последний
И тот не стал ходить к обедне.
Пресвитера священный сан
В пренебрежены! у крестьян.
Бывало, всяк к себе под сень,
210 А ныне поклониться лень.
Да ну их, думать неохота.
Никак, ко мне по делу кто-то?
Из важных, видно по походке,
Возьму молитвенник и четки.

Эйленшпигель говорит:

Мир дому, пастырю и стаду.

Поп говорит:

Аминь, возлюбленное чадо!

Эйленшпигель говорит:

Отец, я к вам от Ганса Вирта.
Он тронулся умом от спирта.
Горячкою горит, родимый,
220 И мечется, как одержимый.
Слезами плачет, как благой,
Соседям мочи никакой.
Что ж, — полотенцами скрутили,
В квасную кадку посадили.
Хозяйка для беды такой,
Отец, тревожит ваш покой.
За исцеление от чар
Обильный обещает дар.
Я сам свидетелем тому.

Поп говорит:

230 Могу. Охотно подыму.
Оно не редкость для меня.
Работы будет на два дня.
Бог даст, избудем их беду.

Эйленшпигель говорит:

Я к вам хозяйку приведу.
Пусть убедится в вашей власти,
А то ведь не поверит счастью.

Эйленшпигель уходит.

Поп говорит:

Господь дожить меня сподобил
До часа, что для Вирта пробил.
Он к пиву воду подливал,
240 За все брал дважды, не зевал,
Товары отпускал с провесом, —
Вот он и мается под бесом.
Однако в доме что-то знобко.
Пойду подкину дров в подтопку.

Поп уходит.

Входит трактирщик с женой и говорит:

Узнать не терпится, а ну-ка
Найдется не шутя порука?
Да вот, чуть речь, и сам как раз.
Смеется. Видно, впрямь нашлась.

Эйленшпигель входит и говорит:

Сказал — найду, и в самом деле
250 Несчастных нищих пожалели.
Священник вызвался. Охоч
В два-три дня сроком вам помочь:
Пойдем, кума, и спросим снова.
Он все повторит слово в слово.

Хозяин говорит:

Коль так, то дело не во днях.
Сейчас же выпущу бедняг.

Втроем уходят.

Входит священник и говорит:

В глазах сплываются слова.
От чтенья пухнет голова.
Коль паства к пастырю глуха.
260 Не зря и проповедь плоха.
Пословицу сложил не я,
Медь деньги, медь и лития.

Эйленшпигель с хозяйкой входит и говорит:

Не подтвердите ли куме,
Какая мысль у вас в уме?

Священник говорит:

Про вашу слышал я нужду,
И послезавтра сам приду
И Вирта на ноги поставлю.
Сказал — приду, и не слукавлю.
Я саном дорожу своим.

Эйленшпигель отвешивает поклон и говорит:

270 Скорей обратно побежим.
Спасибо за добросердечье
И за сочувствие к увечью.

Оба уходят. Священник говорит:

Послал служанку в хлебный ряд,
Да долго не идет назад.
Поди, опять народ буянит.
Пойти взглянуть, кто перетянет.

Уходит.

Хозяин входит и говорит:

Поп талер даст за шарлатанов?
Вот не поверю, сам не глянув!
А слава об отце святом,
280 Что скопидомом скопидом.
Как грош выкладывать, вперед
Три раза к свету поднесет.

Эйленшпигель входит с хозяйкой и говорит:

Хозяин, выпусти, милюта,
Слепых из грязного закута.
Поп все устроит, не соврет,
Дороже, говорит, — приход.
Не правда, что ль, скажи, кума?

Хозяйка говорит:

А как же, слышала сама.
Дня через два, сказал, я чаю.

Ганс Вирт говорит:

290 Ну, ваше счастье, попрошаи.
Уж как нашли вам благодея,
Тогда и я держать не смею.
Тогда и разговор не тот.
Тогда и я вам доброхот.

Хозяин с хозяйкой уходят.

Эйленшпигель говорит:

Давай Бог ноги, да скорее:
Сцепил с сидельцем иерея,
И их обоих, как фефел,
Вкруг пальца малого обвел.
Ужо меня не будет, жалко,
300 Как из-за денег выйдет свалка.
Да все узнаю, как опять
Приеду в Эгельсгейм стоять.
Чтоб след проделки замести,
Скажу за дверью вам — прости.

Эйленшпигель уходит.

Поп с розгами в руках входит и говорит:

Пора купца от наважденья
Отмаливать за награжденье.
Пугнем-ка розгой сатану.
Да вот он шлет за мной жену.

Входит хозяйка и говорит:

За талером я прибежала.
310 Что ваша милость обещала.
Супругу помните посул?

Священник говорит:

Какой он талер помянул?

Хозяйка говорит:

Который за слепых в залог.

Священник говорит:

Ваш муж, я слышал, мозгом плох, —
Что завирается, не диво.
Да я нарезал свежей ивы,
Сейчас отправлюсь врачевать.

Хозяйка говорит:

Вы вот как деньги отдавать?
Едва три дня, как дали слово,
320 Уже у вас и речи новы?
Уж вот и муж мой не в рассудке,
И вы лечить, и все за сутки?
Благодарю на похвальбе!

Поп говорит:

Ты тоже, тетка, не в себе.
Попутал, видно, окаянный,
Про чей-то талер мелешь спьяну,
А этот талер — грезы, чушь.

Хозяйка говорит:

Так с вами потолкует муж!
Покажет предлагать пособье!
330 Не поглядит на преподобье!

Убегает прочь.

Священник говорит:

Ну, как не козни супостата
Хозяйка тоже бесновата.
Грубьянит, — выдержать нет сил.
А чем я бабе насолил?
Слепые... талер... что за бредни...
И что-то обещал намедни...

Хозяин с вертелом входит и говорит:

Отец, где талер? Срок приспел!
Зачем совался, кто велел?
Не ври, что в сделке с сатаной!
340 Не дам ругаться над женой!
Давай скорее, самохвал.
Железный вертел ты видал?
Давай, советую, Иуда!

Священник говорит:

Брось прут, сосед, не вышло б худа!
Князь тьмы, дружок, в тебе сидит.
Не ты про талер, он гудит!
Брось палку, отчитаю дай!

Трактирщик говорит:

Слепцовы деньги отсчитай!
Какой мне прок в твоей отчитке?
350 Отвертываться все вы прытки.
Давай, коль жить на свете любо!
Не заговаривай мне зубы!
Давай, не наводи на грех!

Священник

Ой, братцы, караул, набег!
Спасите, режут, кум Гейнц Бирдопфф!
На помощь, друг любезный Дольгопф!

Вбегают мужики. Бирдопфф говорит:

Кто тут, к почтенным людям лазя,
Устраивает безобразье?

Поп говорит:

У Вирта повредился ум,
340 Вот он в сердцах и поднял шум.
Какой-то талер дать неволит,
Давай, орет, не дашь, — заколет.
А знал бы долгу я хоть пфенниг.

Фляйн Дольгопф говорит:

Ганс Вирт, не стыдно ль из-за денег!
Насквозь видать твое нутро.
Кто скуп, тому и бес в ребро.
Смотри, потом не будет сладу.
Сосед, тебе лечиться надо,
Покамест корня не пустил.

Ганс Вирт говорит:

370 Поп талера не заплатил!
Не путайся в мою управу!

Бирдопфф говорит:

Опять все это он, лукавый.
Наш дружеский тебе совет:
Дай отведем домой, сосед,
Как сам бы ты, неравен случай,
Не прянул из окна в падучей.
Да и далеко ль до колодца?
А прыгать выдумки найдется,
Коль сдуру поднял этот гам.

Вирт говорит:

380 Отстань — уйди; не прыгни сам.
Поп должен талер мой отдать.

Священник говорит:

Придется вывесть и связать,
А дома, как он ни перечь,
В квашню, а то не устеречь,
Ступайте, милые, с соседом.
Я облачусь и тоже следом.

Силой уводят Вирта. Он отбивается и кричит.

Поп говорит:

Какое помраченье мозга!
Пойду-ка освящу я розгу!
Стяжанья бес в него проник,
390 Про талеры кричит на крик.
Изгнать его великий труд,
Как по себе найдет сосуд.
А первый признак этой порчи
Плаксивость, судороги, корчи.
Что это подлинная стать,
Ганс Сакса подпись и печать.

 

Эйленшпигель со слепцами (С. 12). — «Красная новь», 1938, N° 9; варианты:
ст. 84: А прямо к нам ведь норовят
ст. 157: Поверила, и — дура, вижу
ст. 176-177: Ну, а какой же твари сирой
Отвел свиной ты, вижу, хлев?
ст. 188: За что их мучить и к чему?
ст. 206: Не ходит, возгордясь, к обедне
ст. 238: Что час для Ганса Вирта пробил
ст. 246: И впрямь найдется им порука?
ст. 248: Смеется, видно, что нашлась
ст. 250: Нашел. Несчастных пожалели
ст. 255: Раз так, то дело не во днях
—    «Избранные переводы». — Автограф 1919 г. с авт. правкой 1930-х гг.
Лития — общее моление во время праздничной всенощной.

(На сенсорных экранах страницы можно листать)