Фюнзингенский конокрад и вороватые крестьяне (Перевод Е. Эткинда)

Искать в интернет-магазинах:

27 декабря 1553 года.
Перевод Е. Эткинда

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  • Гангель Деч, Штреффель Лелль, Линдель Фриц — фюнзингенские крестьяне
  • Уль Фризинг, конокрад

 

Входят трое мужиков.

Гангель Деч

Соседи, деревенский сход
Нам оказал большой почет:
Судить мерзавца конокрада,
Которого повесить надо
И свет избавить от ворюги.
Он обобрал у нас в округе
Всех мужиков, а у меня
Вчерашний день увел коня.

Штеффель Лелль

Да, всех он облапошил ловко,
Его давненько ждет веревка!
В петлю его, да поскорей,
Чтоб зря не изводить харчей,
Не видеть этой мерзкой рожи!

Линдель Фриц

Я, Штеффель Лелль, подумал тоже,
Что разорит нас конокрад, —
Не стоит он таких затрат.
Цена ему — всего-то грош!

Гангель Деч

И без питанья он хорош!
И я поэтому, сосед,
Могу один лишь дать совет:
Повесить вора в понедельник.

Штеффель Лелль

Веревку заслужил бездельник!
Но вот, соседи, в чем загвоздка:
Не убрана моя полоска,
А ведь хлеба мои растут
У виселицы, прямо тут.
Народ придет сюда толпиться,
И — плакала моя пшеница!
Народу будет тут гурьба…

Линдель Фриц

И впрямь, потопчут нам хлеба.
Покончить можно с конокрадом,
Но и моя пшеница рядом!
И мне совсем не все равно,
Коль вытопчут мое зерно.
К тому же и уборка скоро.

Гангель Деч

Вот после и повесим вора!
Ведь до уборки в самом деле
Осталось только три недели!
Казним, как уберем зерно.

Штеффель Лелль

Вот это сказано умно!
Покамест пусть сидит в темнице!

Линдель Фриц

Нет, мужики, так не годится!
Ведь целых двадцать дней, пожалуй,
Харчиться будет этот малый!
А конокрад пожрать мастак,
Мы, братцы, разоримся так!
Он десять крейцеров проест.

Гангель Деч

Да, он съедал в один присест
Почти что целого быка.
Пускай постится вор пока,
И нас никто не обессудит:
Его же легче вешать будет,
Да и невелика затрата.

Штеффель Лелль

Я вот что думаю, ребята:
Отпустим, что ли, конокрада,
Тогда кормить его не надо.
Но только пусть он даст зарок,
Что в день, когда наступит срок
И будет убрана пшеница,
Он к нам в деревню возвратится,
Не станет больше куролесить
И смирно даст себя повесить.
Мы уберем свои поля,
И пусть пеньковая петля
Спокойно подождет его.

Линдель Фриц

Пожалуй, так умней всего!
Гляди, сосед, соображай:
Убережем мы урожай,
Да и харчи не съест бродяга.
Решенье это всем на благо.
Как, Деч, разумен приговор?

Гангель Деч

Послушаем, что скажет вор.
А я не буду, что ли, рад,
Коль согласится конокрад
Уйти от нас на три недели
И мы поля бы сжать успели?
Сходи-ка, Штеффель Лелль, в тюрьму,
Мы это объясним ему.
Ты должен вора привести,
Да только — чур, не упусти!
Штеффель Лелль уходит.

Линдель Фриц

А Штеффель Лелль нам дал, сосед,
Как будто неплохой совет!

Гангель Деч

Не знал я, Линдель Фриц, что он
Так образован и умен.

Линдель Фриц

Да, Гангель Деч, все фюнзингенцы
С ним рядом — глупые младенцы.
Придумал он раствор, который
Приклеить может свод к собору.
Когда б он жил, как говорится,
Во граде Мюнхене, в столице,
Давно б с такою головой
Он городским был головой.

Штеффель Лелль ведет вора на веревке.

Гангель Деч

Уль Фризинг, старшины села
Решили так сего числа:
Ступай, гуляй себе на воле,
Пока управимся мы в поле,
А через месяц ты опять
Вернешься, чтобы нам предстать,
Не будешь больше куролесить
И смирно дашь себя повесить.

Штеффель Лелль

Ты только должен дать зарок —
Вернуться, как наступит срок.

Мужики выходят.

Вор
(один)

Ей-ей, таких глупцов, как эти,
Еще не видано на свете.
Не зря везде идет молва,
Что фюнзингенец — голова!
Когда б они умнее были,
Лежать бы мне теперь в могиле!
А дураки хотят лишь клятвы,
Что я вернусь к ним после жатвы.
Ну что ж, я клятву дать готов
И одурачить дураков.
Вернусь ли, нет — никто не сдохнет,
Язык от клятвы не отсохнет.
К тому ж я клятву дам бесплатно,
А срок придет — возьму обратно.
Вернуться к ним! Как бы не так!
Ну, нет, я, братцы, не дурак!
А ворочусь, так уж недаром,
Уж я пошарю по амбарам.
Я дам болванам обещанье,
Но их надую на прощанье.
Эй, фюнзингенцы! Хоть помру,
А денег с вас еще сдеру!

Входят мужики.

Гангель Деч

Уль Фризинг, дай суду ответ:
Уйти согласен или нет?

Конокрад

Почтеннейшие господа
Из фюнзингенского суда!
Решил я с вам согласиться
И после жатвы воротиться,
Не стану больше куролесить
И смирно дам себя повесить.
Но я проел последний пфенниг.
А что же делать мне без денег?
Придется снова воровать.
А что, как попадусь опять
И кончу дни свои в петле,
Но где-нибудь в чужом селе?
Тогда уж не вернусь я в срок
И тем нарушу свой зарок,
И выйдет тут, что я мошенник.
Так дайте, господа, мне денег.
Зазорно мне на пропитанье
По селам клянчить подаянья!
Вас, фюнзингенцев, знают всюду,
И я же вас позорить буду.
Вот, братцы, что меня тревожит!

Линдель Фриц

Ей-ей, он прав! Наш вор не может
Ходить с сумою по дворам.
Соседи, это стыд и срам!
Нет, чтобы избежать позора,
Прокормим собственного вора.
По крейцеру даст каждый двор,
Глядишь, и будет сыт наш вор.
На тридцать крейцеров, пожалуй,
Сумеет прокормиться малый.
Уль Фризинг, вот они, возьми.
Теперь два пальца подними
И дай торжественную клятву,
Что, только мы окончим жатву,
Ты сразу возвратишься к нам
И дашь себя повесить сам.

Конокрад
(поднимает два пальца)

Я, вор из Фризинга, клянусь,
Что через месяц к вам вернусь.
А чтобы вам не знать тревог,
Я оставляю вам в залог
Картуз мой красный. Верно, братцы,
Не захочу я с ним расстаться!
Вернусь хоть ночью я, хоть днем!

Гангель Деч

Еще попомни об одном:
Когда бы в нарушенье клятвы
Ты не вернулся после жатвы,
Тебя мы, Уль, не просто вздернем,
А вырвем оба уха с корнем.
А после — все равно в петлю.

Конокрад

Не бойтесь! Разве я стерплю,
Чтоб мой картуз остался здесь?
По мне, уж лучше хоть повесь,
А шапочку отдай назад!

Гангель Деч

Договорились, конокрад!
Беги же, с богом, до свиданья,
Да приходи без опозданья!

Вор убегает.

Линдель Фриц

Вот это шапка, старина!
Ей девять крейцеров цена!
Уж раз я старший на селе,
Так я картуз возьму к себе.
Надену, может, раз ли, два ли —
Картуз истреплется едва ли.
А мне ведь он как будто впору.
Мы после все расскажем вору.

Гангель Деч

В деревне всякий будет рад,
Что так наказан конокрад.
Пусть знает он, как красть коней!
Ну, кто бы рассудил умней?
Ну, кто бы мог бы так умело
Обделать этакое дело?

Мужики уходят.

Вор
(Входит, крадучись. На нем синий кафтан.)

Они боялись, обалдуи,
Что к ним обратно не приду я.
Нет, братцы, я благочестивый,
Я к вам вернулся за поживой.
Худые, Линдель Фриц, дела:
Недосчитаешься козла!
Скажи-ка, Штеффель Лелль, разиня,
Куда пропал кафтан твой синий?
Какая утром будет брань!
Мол, я обманщик, рвань и дрянь!
Плевать мне! В Мюнхен на базар
Я завтра же снесу товар
И там продам козла с кафтаном.
Зато дурашливым крестьянам
Картуз оставил я в залог
И возвратиться дал зарок.
Не ждите беглого назад вы!
Он не придет к вам после жатвы.
Я конокрад и, право слово,
Не знаю ремесла другого.
Я твердо знаю лишь одно:
Мне утонуть не суждено.
Пословицам я верю старым,
Ведь говорится в них недаром,
Что утонуть не может тот,
Кого давно веревка ждет.

(Уходит.)

Линдель Фриц
(входит с Гангелем Дечем)

Уборка кончена, сосед,
А конокрада нет как нет.
Коль к завтрему его не будет,
О картузе пусть позабудет
Да помнит приговор суда.

Гангель Деч

Вот Штеффель Лелль идет сюда.
Он был на ярмарке в столице;
Спроси его, что там творится
И что он в Мюнхене видал.

Линдель Фриц

Эй, Штеффель Лелль, где пропадал?
Тебе не попадался вор?

Штеффель Лелль

Да, я видал его вечор.

Линдель Фриц

Так где же он? Последний срок
Намедни вечером истек.
Уже пора бы показаться.

Штеффель Лелль

Об этом позабудьте, братцы!
Он возвращаться к нам не станет;
Наш честный вор торговлей занят.

Гангель Деч

Вор стал торговцем? Неужели?

Штеффель Лелль

Да, конокрад теперь при деле,
Торгует всяческим дерьмом —
Цветным кафтаном и козлом…
Теперь ему не до веревки,
Он все спускает по дешевке.
Купил себе кафтан я синий,
Потом рядился о скотине, —
Хотелось мне купить козла,
Да вот цена не подошла.
Двенадцать крейцеров просил он,
Мне это было не по силам.
А тот козел — совсем как твой,
С такой же жидкой бородой,
С обломанным и черным рогом.

Линдель Фриц

Клянусь я сатаной и богом,
Что потерялся мой козел.
Не наш ли вор его увел?
Тебе бы вот что сделать надо —
Взять и отправить козлокрада
Тотчас в столичную тюрьму!

Штеффель Лелль

Так тут бы и каюк ему,
И к нам бы не пришел он боле.

Линдель Фриц

Я вижу, ты с мерзавцем в доле.
Козла он, верно, взял себе
И уступил кафтан тебе.

Штеффель Лелль

Врешь! Полчервонца я скопил
И голубой кафтан купил.
Я сроду был благочестивым!

Гангель Деч

А почему он залит пивом?
В корчме украл его мошенник.
Поди возьми скорее веник,
Перо да пух смети с него.

Штеффель Лелль

Э, братец, это ничего,
Что мой кафтан не отутюжен.
Лишь в будни он мне будет нужен.
На воскресенье есть другой,
Такой же точно голубой.
Схожу, взгляну — висит ли дома…
А эта дырка мне знакома!
Вот мой подол, вот мой карман…
Проклятье! Это мой кафтан!
Мы, брат, ободраны, как липки!

Гангель Деч

Сосед, а нет ли тут ошибки?

Штеффель Лелль

Уж мне ль не знать свою дыру!
Ну, шкуру я с него сдеру!
Увел он, дьявол, ночью лошадь
И днем сумел нас облапошить.
Да как же я не разобрал,
Что мой же он кафтан украл,
Да и всучил его мне ловко!
Попутала меня дешевка!
Я полчервонца отдал вору,
Кафтан в охапку взял — и деру!
Зато тебе сказать могу,
Что не остался я в долгу:
Наказан он за воровство!

Гангель Деч

Ты как же наказал его?

Штеффель Лелль

Там покупателей орава
Рвала налево и направо
Товары у него из рук,
И все столпились в тесный круг,
А я у вора под шумок
Перчаток пару уволок, —
Залез я к продавцу в корзинку.

Линдель Фриц

У вора вор украл дубинку.

Штеффель Лелль

Нет, не украл, а просто взял,
Чтоб мне кафтан дешевле стал.

Линдель Фриц

Ну, ясно, кража — не иначе!

Штеффель Лелль

Я взял перчатки без отдачи,
Как вилы ты мои унес,
Которыми я клал навоз.
Известно, вору неприятно,
Укравши, отдавать обратно.
Он, вор, удавится сперва!
Вот справедливые слова
Про моего соседа Фрица!

Линдель Фриц

Ну, это все, как говорится,
Давно уж поросло быльем.
А будешь вспоминать о том,
Тебе, паскудник, двину в харю.

Штеффель Лелль

Двинь только, двинь! Я так ударю,
Что больше не полезешь драться!

Гангель Деч
(разнимает их)

Ну, полно! Помиритесь, братцы!
Конечно, конокрад — ворюга,
Но вам зачем тузить друг друга?
Ну, пусть один из вас неправ,
Зачем платить обоим штраф?
Друг другу перерезав глотку,
Вы попадете за решетку.
На вороту не виснет брань!

Линдель Фриц

Тогда ругаться перестань!
В селе я честностью известен,
А он не то чтоб слишком честен.

Гангель Деч

Соседи, вы признать должны,
Что одинаково честны.
Вы стоите один другого.

Штеффель Лелль

Ты тоже, Гангель, право слово,
Недалеко ушел от нас.
Молчал бы ты на этот раз.

Гангель Деч

А это что еще за вопли?
Ты, может, вспомнил про оглобли?
В базарный день им грош цена,
Да я и заплатил сполна
За эти палки прошлым летом.
А снова речь начнешь об этом,
Так надаю тебе по роже…

Штеффель Лелль

В долгу я не останусь тоже!
А ну-ка, подступись ко мне…

Линдель Фриц

И я не буду в стороне,
Себя ругать я не позволю,
Я надаю по шее Леллю!

Драка. Мужики, колотя друг друга, убегают. Входит конокрад с картузом в руке.

Конокрад

Я вижу, эти мужики
Тузить друг друга мастаки.
Давно слежу за этим спором,
Укрывшись за большим забором.
А бьются лучше нас, воров!
Ох, дурни, наломают дров!.
Я видел, что у Линдля Фрица
Дыра на левой ягодице
И костоправ никак не мог
На ране завязать платок.
А вот у Гангля Деча рожа
На красный окорок похожа,
У Лелля вышло с кровью три
Дырявых зуба из ноздри.
Зато нашел я на дороге
Картуз, оставленный в залоге;
Его, наверно, забияки
Там попросту забыли в драке.
Так я вернул себе залог
И возвратился точно в срок.
И снова я на старом месте.
Ну, разве нет у вора чести?
Нет, я не хуже мужиков.
Они честны, и я таков.
Так разве есть теперь причины
Не стать мне членом их общины?
Мне фюнзингенцы не откажут,
Мне сельский сход почет окажет,
И глупость их пойдет мне впрок,
Поскольку я сдержал зарок.
Мы кончим представленье пиром
И будем пьянствовать всем миром,
Всем нашим праведным селом.
Засим Ганс Сакс вам бьет челом.