Вы здесь

О бедном торговце

Клерк молодой, кому под стать
Стишки занятные слагать,
За сказку новую берется.
Коль вам послушать доведется,
Жалеть не станете о том.
Порой забудешь обо всем.
Внимая складному рассказу:
Спор шумный утихает сразу.
Спадают все заботы с плеч,
Лишь мерная польется речь.

Богатый землями сеньор
В расправах был суров и скор —
За воровство лихому люду
Здесь приходилось ой как худо:
Сеньор виновных не прощал,
На виселицу отправлял.
И вот однажды на базар
Стеклись в тот край и млад и стар.
П прибыл на балар без слуг
Торговец с клячею сам-друг.
Тюки тяжелые снимая,
Старик заохал: — Мать честная!
Как быть теперь с моим конем?
А травка сочная кругом...
Когда бы знать, что будет цел,
Коня б я здесь пустить хотел,
Чтоб разоряться не пришлось —
Платить за стойло, за овес! —
Те жалобы сосед прервал:
— Не бойтесь ничего! — сказал. —
Тут редко кто проходит мимо,
И лошадь будет невредима:
Хоть всю округу обойти,
Нигде, скажу вам, не найти
Сеньора строже и сильней.
Я научу, как вам верней
Скотину уберечь свою:
С копыт до гривы — лошадь всю
Вручайте вы без разговора
Охране здешнего сеньора;
Пусть даже лошадь пропадет,
Он, говорю вам наперед,
Вознаградит с лихвою вас,
А вора вздернет в тот же час,
Как на земле своей захватит.
Ну вот и все, советов хватит!
Мои конь пасется тут всю ночь.
— Я вас послушаться не прочь, —
Сказал торговец, — приведу
Коня на луг, а сам уйду. —
По-нашему и по-латыни
Он молится, чтобы скотине
Сеньор и Бог защитой стали,
Чтоб лошадь воры не угнали,
Чтоб не ушла она. И что же?
По милости и воле Божьей
Осталась лошадь, где была:
Голодная волчица шла
Той стороною наудачу
И набрела на эту клячу.
Торговец поутру приходит
И на траве, увы, находит
Останки своего коня.
— С живого срезать бы с меня
Ремень и вздернуть на ремне,
И то бы легче было мне!
Чем жить теперь, как торговать?
Придется, видно, мне бежать
И пешему, кой-как, в скитанье,
Заботиться о пропитанье!
К сеньору все-таки схожу
И без утайки расскажу
Про своего коня, который
Был отдан под покров сеньора:
Быть может, при нужде такой
Покроет он убыток мой.
К сеньору он приходит, плача:
— Да будет в жизни вам удача,
А мне вот горе Бог послал. —
Сеньор на это отвечал
Ему с учтивостью большой:
— Храни Господь вас всеблагой!
Скажите, друг мой, что случилось?
— О, выслушайте, ваша милость!
Я все поведать вам могу
И ни словечка не солгу.
На ваших землях лошадь пас я,
Пустил ее в недобрый час я,
И лошадь волки растерзали!
Помочь беде моей нельзя ли?..
Рассказывали мне, что тут
От всех потерь уберегут,
А ежели что и случится,
Всегда убыток возместится.
Узнав про строгость здешних правил,
Я лошадь на лугу оставил:
На вас и на Господню милость
Я полагался, ваша милость.
Я все вам выложил и верю.
Что облегчите мне потерю... —
С улыбкой молвил господин:
— Вам убиваться нет причин.
Мой друг, по чести мне скажите,
Как есть всю правду говорите
Вы мне о лошади своей?
— Ни слова не соврал, ей-ей!
— А если бы пришла нужда,
По справедливости, тогда
Конягу — с хвостом и с гривой —
За сколько бы отдать могли вы?
— Ручаюсь вам и побожусь,
Христовым именем клянусь,
Пускай костей не унесу —
Конь стоил шесть десятков су.
— Что ж, заплатить вам не премину
Я этих денег половину:
Не мне лишь вы коня вручали.
Вы и на Вога уповали!
— Да, призывал я и его
Хранить кормильца моего.
— Так тяжбу с ним и начинайте,
Свой иск вы БОГУ предъявляйте,
Не дам я больше ни гроша,
Хоть погибай моя душа!
Всю лошадь мне бы поручили,
Сполна 6 и деньги получили.
Смекнул торговец обо всем
И зашагал прямым путем.
Через поля, к своим товарам.
К сеньору он сходил недаром —
Свое возьмет он так иль сяк!
«Нет. не такой уж я простак, —
Он рассуждает но пути, —
Когда б управу мне найти
На вас, Господь, то мне 6 едва ли
Вы тридцать су не отсчитали!»
Уж он за городом идет.
Святых в свидетели зовет:
Убыток будет возмещен,
Получит с Бога деньги он,
Лишь место бы установить.
Где иск Всевышнему вчинить.

С самим собой такие речи
Он вел — и вдруг ему навстречу
Выходит из лесу монах:
Уж от него он в двух шагах.
Торговец подошел: — Скажите,
Кто ваш сеньор? — Коль знать хотите,
Единый Бог! — монах сказал.
Торговец наш возликовал:
— Да это просто стыд и срам,
Коль вам теперь уйти я дам.
Нет, с вами справлюсь без промашки —
Останетесь в одной рубашке!
Не устерег Господь коня,
Так пусть вознаградит меня.
Уж за себя я постою!
Снимайте мантию свою,
Но то, клянусь святой Мадонной,
Узнаете мой гнев законный:
Черт подери, моя рука
Вам так отделает бока,
Что вы оправитесь не скоро!
За Бога, своего сеньора,
Платите пени — тридцать су.
— Я поношения снесу,
Раз держите меня в руках, —
Торговцу отвечал монах, —
Но я вам, время не теряя,
Пойти к сеньору предлагаю:
Обоим нам лишь польза будет,
Коль нашу тяжбу он рассудит
По справедливости, по праву.
— Пойдемте, это мне по праву! —
Торговец отвечал ему. —
Пусть буду ввергнут я в тюрьму,
Но своего добра, ей-богу,
Не уступлю я даже Богу!
Живей, снимайте-ка сутану —
Ее считать залогом стану,
Не то придется худо вам!
— Ну что ж, сутану я отдам,
Хоть нелегко сносить обиду, —
Сказал монах. Свою хламиду
С себя он неохотно снял,
Ее торговцу передал.

Пошли к сеньору — пусть сеньор
Как надо разберет их спор,
Решит, кто прав, а кто не прав.
Moнax, перед судом представ,
Сказал: — Позор, коли у вас
Так нагло раздевают нас!
Кто грабит бедного монаха.
Лишен и совести и страха!
Сутану он с меня содрал!
Пускай вернет ее, нахал!
— Клянусь души моей спасеньем, —
Вскричал торговец с возмущеньем, —
Вы — наглый, недостойный лжец!
Сюда пришел я как истец,
Ишл я правого суда.
— И я за тем пришел сюда, —
Сказал монах, — не сомневаюсь.
Что я с грабителем сквитаюсь.
Водь мои сеньор — сам Царь Небесный!
— Он поступил со мной бесчестно!
Я иск вчинил ему — и мог
Взять эту мантию в залог.
Охране Бога отдана
Выла коняга, н она
Погибла. Полцены платите!
— Уж больно вы, мой друг, спешите
С ответчиков залоги брать! —
Сказал сеньор. — Не буду ждать:
Вас рассужу я справедливо.
Чтоб рассчитаться здесь могли вы.
— За тем мы и пришли сюда, —
Монах промолвил. — А тогда
Все делать, как решит судья! —
Монах сказал: — Согласен я.
— И я, — торговец подхватил.
Тут сам сеньор и все, кто был
С ним вместе в зале, не сдержались
И от души расхохотались.
— Ну что ж! Немедля приговор
Я вынесу, — сказал сеньор, —
И в кратких изъясню словах:
Вот вам, почтеннейший монах,
Два выхода — откиньте худший
И постарайтесь выбрать лучший.
Коль, бросив Господу служенье,
Отныне будете почтенье
Являть другому господину,
Залог вернут вам в миг единый.
А коль желаете и впредь
Сеньором Господа иметь,
Торговца удовлетворите
И тридцать су ему платите.
Решайте сами, как вам быть. —
Услышав это, во всю прыть
Монах бы в монастырь удрал, —
Ведь он как в западню попал!
— От Вога я не отрекусь! —
Воскликнул он. — Платить берусь
Хоть шестьдесят, коль вам угодно.
— Лишь тридцать су — и вы свободны,
Сеньор ответил. — Нет сомненья,
Вы можете без опасенья
Расходы эти как-нибудь
Из Божией казны вернуть. —
Монах теперь хранил молчанье,
И я скажу вам на прощанье,
Что хоть поохал он немного,
А деньги уплатил за Бога;
Как надобно, без всякой скидки,
Покрыл он за него убытки.

От бед нежданных, доли злой,
Храни нас, Боже всеблагой!
Довел я сказку до конца.
Налей, приятель, мне винца!

 

Перевод Софьи Вышеславцевой