Всепьянейшая литургия

Искать в интернет-магазинах:

(Lehmann, р. 233)

Из двух вариантов текста, напечатанных Леманом параллельно, переведен текст, соответствующий римской рукописи XV в. Всего Леман использовал для своего издания 6 рукописей, дающих эти два варианта самого пространного текста; сокращенные версии и варианты гораздо более многочисленны и до сих пор должным образом не изучены. Подлинник весь полон игрою слов, исключительно трудной для перевода: так, перевести важное созвучие dolium-dominum «бочка-господь» не удалось ни Б. И. Ярхо, ни его редактору. Остальные созвучия более или менее легко уловимы: «бражник = грешник», «шутейший = святейший», «вездесущий = винососущий», «во шкалики шкаликов = во веки веков», «опрокинь = аминь», «Бахус = бог», «пир вам, и со духом свиным = мир вам, и со духом святым», «хула тебе = хвала тебе», «искристо = искренно», «хват = свят», «Отче Бакх, иже еси… = Отче наш» и т. д., «братец Вакхов = агнец Божий» (обращение к целовальнику) и пр. Обряд следует представлять себе по аналогии с обычной последовательностью литургического обряда — как смену реплик целебранта (священнослужителя, совершающего литургию) и возгласов хора; только тексты евангелия и апостольского послания читает иподиакон. Начинается литургия «исповеданием», когда целебрант, дабы в чистоте душевной приступить к совершению обряда, исповедуется перед хором; затем («Входная» и т. д.) он подходит к алтарю и приступает к начальной части обряда («литургия оглашенных») (здесь «псалом» начинается пародией текста Пс 83, 5, в «градуале» пародируются Пс 54, 23 и 97, 23, в «аллилуйе» — Пс 99, 1). «Аллилуйя» развилась в католическом богослужении в «секвенцию», песнопение, к XIII в. уже приобретшее твердые строфические формы; секвенция, включенная в римскую рукопись, представляет собой вариант очень популярной пародии на знаменитый гимн богоматери XI в.:

Слово сладкого привета
Воспоем затем, что это
Слово вняв, чертогом Света
Стала Благодатная…

Вина сладкого букета
Воспием затем, что это
Делают мужи совета
И святая братия…
(переводы С. С. Аверинцева)

Заканчивается «литургия оглашенных» чтением евангелия; заключительные строки пародии (в подлиннике — не по-латыни, а по-немецки) соответствуют латинской поговорке «Зане Евангелье гласит: там тот прощен, где кто грешит!» «Проскомидией», приготовлением «св. даров» для причастия, начинается вторая часть обряда, «литургия верных». Освящение этих «св. даров» (хлеба и вина) сопровождается пением «приступа», завершаемого хором «свят, свят, свят» («хват, хват, хват…»). Далее начинается главная часть литургического обряда, причастие — вкушение освященного хлеба и (для участников «всепьянейшей литургии» в первую очередь) вина; ему предшествует общая молитва «Отче наш» и молитва ко Христу «Агнец божий». Первым причащается целебрант, за ним остальные верующие. Завершается причастие очередной молитвой (в пародии — против мужиков), а затем следует отпущение от обряда и «благодарение господу». Читатель может видеть, с какой тщательностью воспроизведены все эти моменты в тексте «всепьянейшей литургии».

Пер. Б. И. Ярхо

 

[1. Исповедание.]

(Хор:) — Исповедуйтеся Бахусу, яко благ есть, яко в кубках и кружках — воспивание его.
— Аз же, скверный и недостойный кромешник, исповедуюсь шутейшему Бахусу и всем кружкам его, и вам, бражникам, яко же аз, бражник, бражничал, многажды в жизни моей выпиваючи, за столами сидючи, кости бросаючи, богохуления испускаючи, ризы свои в зернь спускаючи. Многогрешен есмь, многогрешен есмь.
А посему молю вас, братия бражники, приложитеся за меня ко бочке и ко шутейшему Бахусу, да помилует меня бражного.
(Хор:) — Да помилует тебя винососущий Вакх, буде на то воля его, и да поведет тебя в доброе кружало, и да велит пропить одеяние твое, и да лишишься ты на том и зубов, и глаз, и рук, и ног твоих. Он же есть удручение духа нашего, треклятая Зернь, иже хлещет и кости мещет — во шкалики шкаликов. Опрокинь.
— Обнищание и посмеяние и погубление и расточение и всех твоих одежд совлечение и во всех суетных делах твоих нераскаянное упорство да ниспошлет тебе мордобиющий Бахус, иже есть Зернь злосчастная и своевластная.
(Хор:) — Опрокинь.
— Внидем к бочке нашей во имя Бахуса, иже сотворил и кружку и кружало.

[2. Входная.]

— Восплачем все при бочке, проклинаючи день воздыхания ради безумия оной четвероугольной зерни, от ее же метания вопиют неимущие и всуе поминают имя божие.

[3. Псалом.]

(Хор:) — Блаженны сущие во кружале твоем, о Бахус: во шкалики шкаликов будут они восхвалять тебя. Славы ни малой не воздали мне, когда опустела мошна моя.
— Пир вам.
(Хор:) — И со духом свиным.

[4. Молитва.]

— К ковшику приложимся. Боже, иже три кости игральные, четвероугольные, шестьюдесятью тремя очками одарил, подаждь, молим тебя, дабы всяк, кто грузом риз своих отягчен, чрез метание сих костей был бы разоблачен. Во имя бочонка нашего и праотца нашего Бахуса, иже с тобою хлещет и кости мещет, — во шкалики шкаликов.
(Хор:) — Опрокинь.

[5. Послание.]

Чтение послания от бражников к винопьяным.
— Братие! Во время оно собралось толпище бражников во кружале, телом же были наги, и рубах никаких. И никто же от имений своих ничего не называл своим, а все у них было общее. И кто приходил с добычею, выносил ее на расхват пред очи бражников. И был там хромец некий, именем Дринк, кромешник, явственно, из подлейших. Ссужал он бражников на игру и винопитие по цене одеяния их, и так имел от шкаликов лихву и поживу. И, извергнув его из кружала, побили каменьями. И учинилось тут совлечение риз его, и роздано было коемуждо по потребе его.

6. Градуале.

— Возложи на Зернь заботы твои, и она обманет тебя. Сие — от бочки, и дивно есть в мошнах наших.

[7. Аллилуйя.]

— Потяну я! потяну я! Из кубка и из кружки, упиваясь, я воспил, и Зернь очистила меня.
(Хор:) — Потяну я! потяну я!

8. Секвенция.

Лишь аббат и приор, двое,
Пьют винцо, и недурное,
Но иное, но худое
      Грустно тянет братия.
Славься, сок вина блаженный,
Порожденный гроздью пенной:
Стол, тобой благословенный,
      Полон благодатию.
Языку и чреву благо,
Где твоя излита влага,
Когда в глотку всю баклагу
      Выльешь без изъятия.
Сколь во рту ты мне приятен,
Сколь горяч и ароматен,
Хоть глагол мой стал невнятен,
     Сладким скован зелием.
Молим: лейся изобильно,
Чтоб воздвигся гомон сильный,
И запели мы умильно
     Всей толпой с веселием.
Мних давно забыл о млеке, —
Все на свете человеки
Хлещут присно и вовеки
     С ликованьем велиим.

9. Евангелие.

— Пир вам.
(Хор:) — И со духом свиным.
Свиного Евангелия от Бахуса — чтение. Хула тебе, мужичина.
— Во время оно говорили бражники друг с другом, глаголючи: «Взыдем ко кружалу и узрим, правдиво ли слово, его же отец целовальник изрек о полном оном бочонке». Вошед же во кружало, обрели целовальника, у порога сидяща, и стол убранный, и три кости возложенны на диск. Упиваясь же, познали Бахуса и уверовали в слово то, изреченное об оном бочонке. Целовальничиха же помышляла в сердце своем, какова есть цена одеяниям их. И опьяневши зело, разделили одеяния свои. Возвратилися же бражники вспять, Бахуса славословя и восхваляя, Зернь же проклиная, —

Зане Евангелье гласит:
Кто где упал, тот там лежит!

10. Проскомидия.

— Пир вам.
(Хор:) — И со духом свиным. — О Бахус, бражниче неистовейший, бог, иже из мудрых глупых творишь, и злых из добрых, прииди во спаивание нам. Не укосни.

11. Приступ.

— Во шкалики шкаликов.
(Хор:) — Опрокинь.
— Пир вам.
(Хор:) — И со духом свиным.
— Вознесем сердца наши…
(Хор:) —… к зерни!
— Возблагодарим господа нашего Бахуса…
(Хор:) —… пенно и искристо!
— Воистину пенно и искристо есть,
и допьяна напоить нас способно есть.
Нам же убо надлежит благодарствовать
и во кружалах доброе вино восхвалять и благословлять,
и питие оного проповедовать.
Его же насаждают презренные мужланы,
его же испивают благородные сеньоры и клирики,
его же чтут боголюбивые иереи,
от него же проистекают мордобития велии,
им же жаждущие утоляются,
им же жизнь человеческая ко здравию возвращается,
от него же играют неимущие,
от него же распевают в духовном звании сущие,
каковые, пьяны будучи, непрестанно и ежеденно
возглашают, единогласно глаголючи:

[12. Свят.]

(Хор:) — Хват, хват, хват еси, господь Вакх Хапаоф! Полны кубки и трапезные славы твоей! Осанна в вышних! Хула тому, кто лакает и одежду спускает! Осанну возглашаем в вышних!
— Во шкалики шкаликов.
(Хор:) — Опрокинь.

[13. Отче.]

— К ковшику приложимся. Наставлениями отца-целовальника умудренные и добрым вином упоенные, возгласить отважимся:
Отче Вакх, иже еси в винной смеси. Да испьется бремя твое, да приидет царствие твое, да будет недоля твоя, яко же в зерни, тако же и во хмелю. Хмель наш насущный даждь нам днесь и остави нам куски наши, яко и мы оставляем бражникам нашим, и не введи нас во заушение…
(Хор:) —… но избави сиволапых от всякого блага!
— Опрокинь.
(Хор:) — Во шкалики шкаликов. Опрокинь.
— Хула мужику да пребудет же с вами вовеки.
(Хор:) — И со духом свиным.

[14.Агнец божий.]

(Хор:) — Братец Вакхов, иже изъял трезвенность из мира сего, даруй нам пир. Братец бражный, иже содержишь блудилища мира сего, даруй нам пир. Братец добрый, иже приемлешь заклады от нас, даруй нам пир.

15. Причастие.

— Приидите, сыны Бахусовы, да восприимете вино чистое, еже уготовано вам от начала лозы. Пир вам.
(Хор:) — И со духом свиным.

[16. Молитва.]

— К ковшику приложимся. Боже, иже вечную распрю меж клириком и мужиком посеял и всех мужиков господскими холопами содеял, подаждь нам, молим тебя, везде и всегда от трудов их питаться, с женами и дочерьми их баловаться, и о смертности их вечно веселиться. Во имя бочки нашей и ворога Бахуса, иже с тобою хлещет и кости мещет, — во шкалики шкаликов.
(Хор:) — Опрокинь.
— Пир вам.
(Хор:) — И со духом свиным.

[17. Отпущение.]

— Отыдите. Час пития вашего настал.
(Хор:) — Благодарение Бахусу. О влага приятнейшая! Сколь сладка ты для испивания! Ты творишь из простеца мудреца, из смерда осла, из монаха игумена. Прииди во спаивание нам. И не укосни!