Вальтер Шатильонский. Стихи гневные на праздник посоха

Искать в интернет-магазинах:

(«А la feste sui venuz et ostendam quare…» WCh, 13)

Об использовании двуязычия в начале стихотворения см. статью, стр. 478. Стихотворение собирает обычные Вальтеровы темы: против падения нравов (строфы 1–8), против симонии (9—12), против падения наук (13–14). Два других стихотворения Вальтера из того же сборника, № 4 и 12, тоже имеют форму проповеди на праздник посоха; последнее прославляет величие посоха (в 22 строфах!) ссылками на все библейские посохи.

1. Вот на праздник прихожу я из мест окрестных
Местным обличителем нравов повсеместных,
Честных честию честить1 и хулой бесчестных,
Рознить козлищ с агнцами, как в словах известных.

2. С хаоса начального, от времен истока
Спорят с добродетелью поросли порока.
Никните, злонравные! Серп сечет жестоко
У того, чья грудь тверда и бессонно око.

3. Словно вихрь крутящийся,2 к башням подлечу я,
Вкореняя плодное, праздное корчуя;
Пастырей, диаконов, приоров бичуя,
Едкою сатирою всех предам бичу я.

4. Словно меч, отточенный, чтоб не знать пощады,
Я секу без устали порченное стадо;
Лишь на здешнем празднестве радуются взгляды,
Где блюститель посоха бодр и щедр, как надо.

5. О блюститель посоха, будь богобоязнен,
В скаредности суетной сердцем не погрязни,
В праздничных дарениях будь разнообразней,
Ибо хуже скудости нет для бедных казни.

6.7. Небреги развратными, что живут презренно,3
Женский пол и мужеский слив одновременно:
К ним, уставы божии свергнувшим надменно,
Карой уготованной близится геенна.

8. Ибо так свой суд судил судия предвечный,
Ибо в адовом жерле ждет их пламень вечный,
Ибо если уж не их муки бесконечны, —
Весь на свете грешный люд мог бы жить беспечно.

9. Но довольно молвлено о грехе ужасном!
Ныне обращаюсь я ко прелатам властным —
Ежели воззреть на них взором беспристрастным,
Кто от кары божией будет безопасным?

10. Кардиналы знатные и митрополиты,
Дьяконы, епископы, все кто сановиты,
Жаждут только золота, словно гиезиты,4
А чрез это худшие ереси открыты.

11. Новым филистимлянам бог отверз утробу,
И она разинута, словно дверь ко гробу;
Никакой Давид ее сокрушить не пробуй —
Сам господь враждебную укрепляет злобу.

12. Торг идет приходами, попраны уставы,
Симония царствует в хоре громкой славы,
Но господень грянет гром на пути лукавы
И, дробя, обрушится молотом на главы.

13. Раньше от учености проку было боле,
Жатву жали знатную мы на этом поле;
Нынче же лопатою натирать мозоли5
Лучше, чем витийствовать во Парижской школе!

14. Кто на зыбкой мудрости зиждет дом искусный?
Ах, мудрец безденежный вид являет грустный!
Если же судьба тебе кус подарит вкусный —
Разом станешь благодать источать изустно!

15. Что открыта истина Вальтеровой лире, —
С этим согласитесь вы, страждущие в мире.
Но чтоб не разлиться мне всякой меры шире,
Брошу обличение: здесь конец сатире!

  • 1. Честных честию честить… — Эти стихи послужили источником для концовки «Чина голиардского») (см. примечание к этому стихотворению).
  • 2. Словно вихрь крутящийся… — ср. Исаия 25, 4; омонимическая рифма в последующих стихах — в подлиннике.
  • 3. Строфа 6 сохранилась в сильно испорченном виде и в переводе пропущена.
  • 4. Гиезиты — см. примеч. к стих. «Я, недужный средь недужных…»
  • 5. Нынче же лопатою натирать мозоли… — образ от Л 46, 3.
(На сенсорных экранах страницы можно листать)