Вы здесь

О том, как виллан возомнил себя мертвым

Рассказ услышите на диво -
И презанятный и правдивый.

В Байоле жил один мужик;
Не плут он был, не ростовщик,
Он на земле своей трудился.
Проголодавшись, воротился
Пораньше как-то он домой.
Виллан был неказист собой -
Большой, косматый, неуклюжий.
Жена, совсем забыв о муже, -
Несладко жить с таким мужланом! -
Водила шашни с капелланом
И сговорилась с ним тайком,
Чтоб свидеться им вечерком.
Всё приготовила она:
Из бочки налила вина,
Зажарила куренок в срок,
И на столе стоял пирог,
Салфеткой чистою накрытый,
Как вдруг, усталостью разбитый,
Идет виллан, домой шагает.
Она к калитке выбегает
Принять любовника в объятья,
А тут приплелся муж некстати,
Пришел не вовремя, нежданно…
И вот, со зла, жена виллана
Решила подшутить над ним,
Постылым муженьком своим.
- Что, друг мой, на тебя напало?
Как бледен ты! - она сказала. -
Как тощ!.. Один скелет остался!
- Я до смерти проголодался, -
Виллан в ответ, - поесть неси!
- Да что ты, Боже упаси!
Ты еле жив, мой друг! Ей-ей,
Ты помираешь… Ляг скорей!
Ох, участь горькая вдовы!
Покинет муж меня… увы!..
Слабеешь?.. Господи помилуй!
Последние теряешь силы -
Без долгих мук, знать, обойдешься…
- Жена! Ты надо мной смеешься?!
Так, подобру да поздорову,
Не околеет и корова!
Нет, не пробил еще мой час!
- Скажу я правду, не таясь:
Смерть к сердцу твоему подкралась,
Недолго жить тебе осталось,
Чуть дышишь ты, поверь жене!
- Ну, коль и впрямь так худо мне,
Клади меня на одр тогда!

И вот, не ведая стыда
И не краснея от обмана,
В углу переднем для виллана
Она соломы постлала
И в саван мужа облекла.
Потом, честь честью уложив,
Глаза и рот ему закрыв,
Упала на него, рыдая:
- Скончался муж… Беда какая!
Бог душеньку его спасет,
А мне как жить одной? Убьет
Тоска сердечная меня!

Себя умершим возомня,
Виллан не шевелясь лежит.
Ну, а жена к дружку бежит
(Проказлива она и лжива!),
Рассказывает торопливо
О выдумке своей, и, право,
Забава дерзкая по нраву
Пришлась попу! И вот вдвоем
Спешат они к виллану в дом,
Лишь об утехах помышляя.
Вошли - и попик, не зевая,
Давай отходную читать,
Она же - в голос причитать:
Изображала скорбь так ловко,
Что даже плакала, плутовка!
Но вскоре жар ее остыл,
А поп молитвы сократил -
Забыта грешника душа!
Бабенкой овладеть спеша,
Ее схватил он и увлек
Туда, подальше, в уголок,
Где сено свежее лежало;
И оба, не смутясь нимало,
Любовью занялись постыдной.
Виллану всё отлично видно:
Хотя он саваном одет,
Ее глазам запрета нет!
Он, как охотник из засады,
В любовника вперяет взгляды
И капеллана узнает…

- Эй, потаскун! - виллан орет. -
Сын грязной шлюхи! Прочь ступайте!
Не будь я мертвым, так и знайте,
Я б вас, сударик, проучил -
Так бы отделал, так избил,
Как вряд ли битым кто бывал!
- Сие возможно, - поп сказал, -
Но, будь вы живы, я б тогда
И не дерзнул прийти сюда!
А раз теперь лежите вы
И бездыханны и мертвы,
Что мне мешает здесь побыть?..
Извольте же глаза закрыть,
Усопшему смотреть зазорно! -
Виллан закрыл глаза покорно
И замолчал. Любовный пыл
Тут поп-паскудник утолил
Без опасенья и оглядки.

Пускаться не хочу в догадки,
Поутру было ль погребенье,
Но говорю вам в заключенье,
Что верить женщине столь слепо -
И безрассудно и нелепо.

Перевод Софьи Вышеславцевой