Гугон, Примас Орлеанский. Жизнь блудницы

Искать в интернет-магазинах:

(«Iussa lupanari meretrix exire, parari…» Langosch, p. 196)

Оксфордская рукопись, № 8. Стихотворение, по существу, развивает тему предыдущего, но в более объективном тоне; обыгрывается контраст между тем, как убого живет героиня на самом деле и какую важную даму она разыгрывает, появляясь в гостях.

Ежели в гости блудница
к тебе соберется явиться, —
Прежде помешкает знатно,
хоть звал ты ее многократно,
Краску кладет и белила,
брови себе насурьмила,
Всю красоту наводит
и важной походкой выходит.
В доме твоем появляясь,
она говорит, задыхаясь,
Будто шла издалека
и, ах, устала жестоко.
С виду даже робеет,
хоть опыт немалый имеет!
Чтоб угодить подруге,
ты кличешь, чтоб ловкие слуги
Всюду ковры стелили,
порядок везде наводили,
Дом украшали цветами,
чтоб сладкими пахло духами, —
Гостье будет приятно
войти в твой дом ароматный.
Самые лучшие вещи
в глаза красавице блещут;
Повар рвется на части,
готовит отборные сласти.
Гостья твоя прихотлива,
разборчива в пище на диво —
Тронет, откусит, пригубит,
посмотрит, что любит, не любит.
Слуги вино из подвала
пред ней наливают в бокалы —
Девка посмотрит, проглотит,
поморщится, нос отворотит.
Спать с тобою ложится —
ни дать ни взять, как девица:
Только ты к ней подлезаешь,
кричит: «Меня ты пронзаешь!»
Стонет, ломая руки,
что этой не вынесет муки;
Так она жмется, что еле
дорогу нащупаешь к цели;
А ведь она бы вместила
в себя и ослиную силу!
Утром на улицу выйдет —
боится, что кто-то увидит,
Чтобы ее не узнали,
укроет лицо в покрывале.

Если ж ее не к себе ты приводишь,
а в дом к ней заходишь, —
Дом этот жалок, грязен,
убог и на вид безобразен;
И на столе негусто:
один салат да капуста —
Вот и все угощенье.
А если нужны умащенья, —
Купит бычьего сала
из туши, какой ни попало,
Купит, потратясь немного,
овечью ли, козью ли ногу,
Хлеб растолчет и размочит,
черствевший с давешней ночи,
Крошек в сало добавит,
вином эту тюрю приправит,
Или, вернее, отстоем,
подобным винным помоям.
А чтоб торговец в лавке
расчелся бы с ней без надбавки,
Оба при каждой покупке
на палочке режут зарубки.
Так же она получает
и то, чем гостей угощает:
Медную мелочь потратит,
а на пять обедов ей хватит.
Ежели к двери убогой
подходит шут босоногий,
Мим, игрок-оборванец,
иль пьяница, худший из пьяниц,
Лишь бы, силою полон,
могучими чреслами цвел он, —
Дверь перед ним нараспашку,
а ты завидуй, бедняжка.
Ей забулдыга милее
Пелопа, милее Пелея,
Он самому Диомеду1
над ней не уступит победу.
С ним она спорить не будет,
а всякий стыд позабудет
И с головой непокрытой
за ним побежит неумытой
В самое грязное стойло,
чего бы ей это не стоило —
Тут уж брезгливости нету,
и малой довольна монетой,
Мчится, куда ни покличут,
коль видит такую добычу.
Словно пчела, что за медом
летит на любую колоду,
Так блудница бежит за мужланом,
ей трижды желанным,
А получив, что хотела,
любому отдаст свое тело.

  • 1. Пелоп, родоначальник аргосских царей, Пелей,  отец Ахилла, Диомед, герой троянской войны, —  персонажи греческой мифологии. 
(На сенсорных экранах страницы можно листать)