Гугон, Примас Орлеанский. Утешение о Флоре

Искать в интернет-магазинах:

(«Quid luges, lyrice, quid meres pro meretrice?..» Langosch, p. 192)

Оксфордская рукопись, № 7.

Что ты рыдаешь, тетеря?
тебе ль тосковать о гетере?
Смолкни, скорбь соразмеря:
не стоит страданья потеря!
Знаем, знаем: не в пору
тебя покинула Флора;
Но утешенье могли бы
подать тебе многие, ибо
Многие, мучаясь злобно,
тебе тосковали подобно.
Скорбь о скрывшейся милой
тебя доведет до могилы,
Если душевной ты силой
не сладишь с судьбиной унылой.
Мудрый и в горе и в счастье
судьбине равно неподвластен!
Пусть и не в нашей воле
от тяжкой избавиться доли, —
Станет дурное хорошим,
коль примешь с терпением ношу.
Кротко на плечи взложим
все то, чего сбросить не можем!
Лира нам сердце утишит,
которое яростью пышет, —
Пусть же слух твой услышит,
как сказ мой притчами вышит!
В горькой любовной болезни
тебе же будет полезней
Внять разумное слово
о том, что влюбленному ново.

Любит в друге подруга
мошну, набитую туго!1
Ей на пиру драгоценно
не то, как трезвонит Камена,
А что жаркое отменно,
сластимое винною пеной.
Жирный запах сычужный
здесь более важный и нужный,
Нежель бряцание в струны,
ласкательство целой подлунной.
Дай одеться ей модно
и дай наесться голодной, —
И на все, что угодно,
она тебе дастся свободно.
Но и дары принимая,
и нежно тебя обнимая,
Все она ищет, блудница,
на ком бы еще поживиться?
Ищет она, и отыщет,
и вновь за богатыми рыщет, —
Ты же сиди себе, нищий,
в своем опустелом жилище:
Ты ей пожива сегодня,
а встретится кто подоходней, —
Вмиг к тому устремится,
с тобой позабыв и проститься.
Плач твой для девки потеха,
она задохнется от смеха,
Смех над твоим неуспехом
повсюду прокатится эхом!
Жалости нет у лукавой —
изменчивы женские нравы,
Словно ребячьи забавы
иль ветер над сенью дубравы.

Ты ничего ей не дал?
Ты сам ее недругу предал!
Будь же в твердой надежде:
твоей она станет, как прежде,
Пусть лишь мошна твоя звякнет,
и сердцем девица обмякнет,
И прибежит, не зевая,
туда, куда звон призывает.
Хочешь подруги нелживой —
польсти ей желанной наживой:
Мчится на деньги беглянка,
как сокол летит на приманку
И, кривокогтый, садится
на кожаную рукавицу.
Грош подари ей залогом —
вскричит она выспренним слогом:
«Буду в малом и многом
тебе я верна перед богом!»
Сребренник дай ей в приправу —
она воспоет тебе славу,
Первым из первых восставит,
слезой умиление явит,
Молвит: «Останусь с тобою,
хотя бы давали мне втрое!»
Вытрясет все, чем владеешь,
и высосет все, что имеешь,
Дар за собою упрочит,
за все, что не дал, — опорочит,
Душу упреком источит
и выманит все, что захочет.
Все ей отдашь на причуды,
она и не спросит, откуда,
С чем же я странствовать буду,
когда придется мне худо…

  • 1. Любит в друге подруга мошну, набитую  туго... — этот стих стал в средние века ходячей  пословицей. 
(На сенсорных экранах страницы можно листать)