Робин Гуд и нищий (Перев. Г. Адамовича)

(Robin Hood and the Beggar)

 -- Часть первая --

Хочу я знатным господам
Сейчас поведать тут
О приключении одном,
Где был и Робин Гуд.
В дорогу Робин собрался
Без спутников своих
И к Бернисделю он пришел
Лишь в сумерках густых.
Какой-то бедный человек
Там повстречался с ним,
Спешивший с посохом в руке,
Тяжелым и большим.
Он плащ заплатанный носил,
Чтоб не застыть в пути,
Подкладок было в том плаще
Не меньше двадцати.
Висела сумка чрез плечо,
Набитая едой.
Ее поддерживал ремень
Тяжелый и большой.
Три низких шляпы он надел
Одну поверх другой.
Его ни ливень не страшил,
Ни ураган ночной.
Тут добрый Робин преградил
Ему дальнейший путь,
Решив, что должен быть богат
Тот нищий чем-нибудь.
– Стой, – добрый Робин говорит. –
Стой, нищий, не беги!
Тот не ответил ничего.
Но участил шаги.
– Так нет же, – Робин говорит, –
Ты не спасешься! Стой!
– Клянусь, стоять я не хочу, –
Ответил удалой:
– Темнеет, к дому моему
Далекий путь тяжел,
Без ужина останусь я
И буду страшно зол.
– Клянусь я, – Робин говорит, –
Таская на спине
Подобный ужин, мог бы ты
Подумать обо мне,
Что тоже хочет каждый день
Обедать, может быть!
Хотел в харчевню я зайти,
Да нечем заплатить.
Вы, сударь, мне ссудить должны
На два иль на три дня.
– Свободных, – нищий проворчал, –
Нет денег у меня.
Ты ведь совсем еще не стар,
А, кажется, лентяй…
Не дам тебе я ни гроша,
Хоть год проголодай.
– Клянусь я, – Робин говорит, –
Сошлись недаром мы,
И не уйдешь ты от меня,
Не вытряхнув сумы.
Свой плащ заплатанный снимай
Да убирайся прочь,
Да развязать твои мешки
Не позабудь помочь.
И помни – коль посмеешь ты
Хотя б разинуть рот,
Я посмотрю, легко ль стрела
Чрез нищего пройдет.
С усмешкой нищий отвечал:
– Ты лучше опусти
Кривую палку; мог бы ты
И пострашней найти!
И не надейся – я не трус.
Нашел чем испугать!
На то лишь палка и годна,
Чтоб пудинг ей мешать!
Попробуй, – спорить я готов, –
Ты, может быть, удал,
А не получишь ничего,
Не на того напал!
Тут в гневе Робин изогнул
Свой благородный лук,
Вложил широкую стрелу,
Но не развел и рук,
Как благородная клюка
Ударила его,
И не осталось от стрелы
И лука ничего.
Напрасно Робин из ножон
Меч вырвал горячо –
Другой ужаснейший удар
Разбил ему плечо.
Мне кажется, что сорок дней
Меча не тронет он.
Ни слова Робин не сказал,
Душою огорчен.
Нельзя ни биться, ни бежать.
Что делать – он не знал.
А посох благородный тут
Еще жесточе стал.
По ребрам, шее, по спине
Был Робин награжден.
Пока, ударов не снеся,
Не повалился он.
– Послушай, – нищий говорит, –
Теперь валяться срам,
Ты лучше стоя подожди,
Пока я денег дам!
Пойдешь в харчевню да вина
Потребуешь бокал.
Пусть знают все твои друзья,
Как славно ты гулял!
Не молвил Робин ничего,
Не шевельнул рукой.
Недвижный, покрывался он
Землистой бледнотой.
– Скончался, – нищий рассудил
И храбро начал путь.
Желал бы я, чтоб на него
Вам удалось взглянуть.

-- Часть вторая --

Трем людям Робина идти
Случилось тем путем,
Где предводитель их без чувств
Валялся под холмом.
Склонились к Робину они,
Рыдая тяжело.
Им рассказать никто не мог,
Что здесь произошло.
Они ощупали его.
Но не открыли ран,
Лишь у запекшегося рта
Кровь била, как фонтан.
Но пригоршня воды ему
Дала немного сил,
Он шевельнулся, поглядел
И вдруг заговорил.
– Что было с вами, господин? –
Спросили: – Кто напал?
Тут Робин про свою беду,
Вздыхая, рассказал:
– Прекрасный лук мой этот лес
Лет двадцать сторожит,
Но я никем и никогда
Так не бывал избит.
Какой-то нищий проходил,
Он на меня напал,
И ребра посохом своим
Он мне переломал.
На холм смотрите, – плащ его
Еще заметен там.
Вы отомстить ему должны,
Коль был я дорог вам.
Пусть тут же, на моих глазах,
Его накажет плеть.
Сюда ведите, дайте мне
Спокойно умереть.
А если не достанет сил
Тащить его сюда,
Хоть преградите путь, а то
Я не снесу стыда.
– Вы слабы, вас оберегать
Останется один,
А негодяя приведут
Другие, господин.
– Клянусь я, – Робин говорит, –
Нет времени словам,
Поторопитесь, – как бы он
Не отплатил и вам.
– Heт, с ним расправа не трудна,
И нам неведом страх
Пред проходимцем, что бредет
Лишь с посохом в руках.
Недолго устоит клюка,
Извольте лишь смотреть.
Мы приведем его сюда
И приготовим плеть.
Тогда решим мы – пасть ему
Иль на ветвях висеть!
– Но будьте хитрыми, пока
Не ждет он ничего,
Да завладейте поскорей
Вы посохом его.
Оставим Робина теперь
С одним из удальцов.
Он обессилел и не мог
Пройти и двух шагов.
Мы ж возвратимся к храбрецу,
Что на гору всходил
И, зла не помня своего,
Уже спокоен был.
Тот холм, где свой держал он путь,
Был молодцам знаком.
Три мили сократив, они
Пошли другим путем.
Спешили, не щадили сил,
Сквозь чащу, через грязь,
Hи на горы всходить, ни с гор
Спускаться не страшась.
И обошли врага, – ничто
Не помешало им.
У рощи спрятались они
Под деревом густым.
Там нищего подстерегать
Решили с двух сторон.
Не ожидая ничего,
Приблизился к ним он.
Чуть поравнялся, как один
Со всех рванулся сил,
Заметил посох и его
За острие схватил.
Сверкнул отточенным ножом
И закричал другой:
– Брось посох, негодяй, не то
Отходную запой!
И посох отняли они,
И кинули в траву.
Чуть с горя нищий не решил,
Что бредит наяву.
Невероятен был его
Ужаснейший испуг:
Без посоха он стал и слаб,
И беззащитен вдруг.
Не знал, чего хотят враги,
Их велико ль число.
Он смерти ждал, – в его душе
Отчаянье росло.
– О, ради Бога, – он сказал. –
На что вам жизнь моя?
Нож опустите, иль сейчас
Умру со страху я.
Ведь я не сделал никогда
Вам никакого зла.
За кровь несчастного вся жизнь
Вам будет тяжела.
– Ты лжешь, – ответили они, –
Клянемся в том, злодей.
Ты чуть героя не убил,
Отраду всех людей.
Мы поведем тебя к нему.
И что с тобою там
Нам сделать – вздернуть иль убить, –
Пусть выберет он сам.
– Все кончено – спасенья нет, –
Так нищий рассудил.
И свет Господень стал ему
И горек, и постыл.
– Освободиться б, – думал он, –
Да посох мне опять.
Пусть попытаются они
Тогда меня связать.
И он задумался – нельзя ль
Дела восстановить
И этих молодых людей
Во всем перехитрить.
Хотел за стыд пережитой
Он причинить им зло.
Дул резкий ветер – он решил,
Что тут ему везло.
– Оставьте, – молвил, – господа,
Вы нищего пожить,
Ведь вам не может кровь его
Ни в чем полезной быть.
Ведь, защищаясь, я убил
Того, кто нападал.
За жизнь награду поценней
Охотно я бы дал.

Пустите честно, не сломав
Мне шеи иль ребра –
Сто фунтов ваши, да еще
Не меньше серебра.
Его я долго под плащом
Копил и собирал.
В мешок запрятал, и никто
Того не замечал.
Совет понравился, и вмиг
Свободен нищий был.
Ведь было ясно, что бежать
Он не нашел бы сил.
Решили юноши: сперва
Все деньги отберут
И, нищему не дав уйти,
На месте же убьют.
Ведь добрый Робин знать не мог
Об этом ничего.
Он счастлив будет услыхать,
Что умер враг его.
– Что время тратить, – говорят, –
Рассчитывайся, плут.
За преступление с тебя
Недорого берут.
Коль все сокровища отдашь,
Не изменив словам,
Свободным сделаешься ты,
Что б ни грозило нам.
Тут на заплатанном плаще
Мешки он растянул
Тяжелые, – со стороны,
Откуда ветер дул.
Большую сумку отцепил,
Набитую едой;
Что фунтов десять было там,
Ручаюсь головой.
Он широко ее раскрыл
И, в обе взяв руки,
Слегка приподнял над собой.
Не двигались стрелки.
Тут все лежащее в мешке –
Хлеб, пироги, яйцо, –
Собравшись с силами, швырнул
Он прямо им в лицо.
Им показалось – свет померк
За черной пеленой.
Был нищий радостью объят
И поднял посох свой.
Он поглядел, – как их наряд
Испачкан, загрязнен,
Почистить платье надо им,
И чистку начал он.
Они еще не поднялись,
Еще был мутен взгляд, –
Удары крепкие на них
Посыпались, что град.
Стрелки бесстрашные бежать
Со всех пустились ног.
Проворен нищий, но никак
Он их догнать не мог.
– Повремените, – вскрикнул он,
Куда же так спешить!
Ведь не успели вы еще
И денег получить!
Скажите: из мешка ли пыль
Так испугала вас?
Хороший посох у меня.
Все вычистит тотчас!
Но не ответили они,
Безмолвней мертвых скал.
Покуда нищий в темный лес
От них не убежал.
Напрасно было бы искать
Его во мгле ночной.
Судите сами, как они
Отправились домой?

Все просит Робин рассказать.
– Все плохо, – говорят.
– Но, – молвил Робин, – были ль вы,
Где мельницы стоят?
Обильна мясом та земля,
Хоть все зубами рви.
Не оттого ль плащи у вас
В лохмотьях и крови?
Им стыдно слово проронить,
Им не поднять главы.
– Я, – молвил Робин, – так и знал,
Что попадетесь вы.
Все дело расскажите мне
С начала до конца.
Как встретили, куда свели,
Как били молодца?
Тут все, что я вам рассказал,
Поведали ему:
Про то, как нищий их провел,
Опорожнив суму,
Как ребра все до одного
Он им пересчитал,
Как в чащу темную потом
Коварно убежал,
Как добрели они домой,
Как больно им ходить…
И вскрикнул добрый Робин: – Вон!
Позора нам не смыть.
Хоть Робин яростью пылал,
Но тем развеселен,
Что поплатились удальцы,
Им улыбнулся он!

 

Баллада печаталась в «листках» XVII века. Именно к ним восходит ее разделение на две части, поскольку для одного «листка» баллада слишком велика.
Перевод Г. Адамовича впервые опубликован в 1919 году.

Что фунтов десять было там… – в оригинале two pecks; пек – старинная единица объема, равная четверти бушеля или 7,6 литров. Здесь исправлена ошибка Г. Адамовича, который перевел это выражение как «пара дятлов», хотя дятел (pecker) не только несъедобен, но и довольно мал.
…Где мельницы стоят?.. – Робин намекает на сказочную страну, где «мельницы счастья» выдают всем желающим любую снедь.

Теги: