О славном Робин Гуде (Перев. Всев. Рождественского)

(Robin Hood’s Birth, Breeding, Valor and Marriage)

Я расскажу вам, господа, –
Терпенье, дайте срок, –
Как славен Робин Гуд, а с ним
Джон Маленький, стрелок.
В веселом графстве Ноттингам
Родился Робин Гуд,
И милый город Локсли был
Сперва его приют.
Отец его охотой жил
И был стрелок такой,
Что за две мили мог на дюйм
Он попадать стрелой.
Пускай Вильям и Клем из Клю
И из Клодельса Белл
На сорок меток били в цель –
Он всех их одолел.

Был матери его сродни
Сэр Гай, который сам
Повесил шкуру кабана
К Варвикским воротам.
А брат ее звался Гамвелл
Из замка Гамвелл-холл,
Он первым в графстве Ноттингам
Свое поместье вел.
Мать Гуда мужу говорит:
– К Гамвеллу погостить
Ты должен Робина со мной
Сегодня отпустить.
Ответил он: – Тогда скорей
Ты лошадь собери,
Сочельник завтра, надо вам
Уехать до зари.
И лошадь серую слуга
Оседланной привел.
Был Гуд одет в короткий плащ
И праздничный камзол.

В темно-зеленом платье мать,
Как Гуд, в плаще она;
У короля такого нет
Добротного сукна.
Повесил саблю Робин Гуд,
На правый бок кинжал.
– Дорога долгая, спешим! –
Он матери сказал.
На лошадь за его спиной
Без страха села мать,
Вдвоем легко их добрый конь
Мог по дороге мчать.
Сначала Робин у друзей
Соседей сел за стол.
Потом ни разу не слезал
До замка Гамвелл-холл.
Эсквайр радушно встретил их
У своего двора.
Целуя их, сказал: – Клянусь,
Я рад тебе, сестра.
Обедню утром отстояв,
Накрыли шесть столов.
Хозяин молвил: – Гости, вам,
Обед уже готов.
Никто без гимнов не нальет
Вина себе в бокал.
Все стали петь, рукоплеща,
И замок задрожал.
Сыры, свинина, торт из слив
Лежали по столам.
– Все ваше, пейте веселей, –
Сказал Гамвелл гостям.
Обед окончен. Духовник
Уже сказал: – Аминь.
Слугу хозяин подозвал:
– Вина, да дров подкинь.
Пускай Джон Маленький придет,
Нет юноши милей.

Всех лучше может веселить
Он шутками гостей…
Едва Джон Маленький пришел,
Все танцевать бегут,
И лучшим из танцоров был,
Клянусь вам, Робин Гуд.
И был подобным танцам рад
Хозяин всей душой.
– Останься, Робин, – он сказал:
Зачем тебе домой?
Опора старости моей,
Ты примешь лес и дом.
Гуд попросил: – Позволь, чтоб Джон
Служил моим пажом.
Эсквайр племяннику в ответ:
– Согласен я с тобой:
– Иди сюда, – промолвил Гуд, –
Джон, паж веселый мой,
И принеси мой длинный лук,
Да стрел побольше с ним,
Когда настанет ясный день,
Мы в Шервуд поспешим!..
В веселом Шервуде в свой рог
Трубить стал Робин Гуд,
И дважды по пяти стрелков
Предстали тут как тут.
– Вас мало, – молвил Робин Гуд, –
Нам нужно сорок три.
– Вон там они, – ответил Ло, –
Под деревом смотри.
Пришла Клоринда, пастухов
Царица в тех местах,
В зеленом платье до колен,
В высоких сапогах.
Какая поступь у нее!
Как гибко клонит стан!
Могучий лук в ее руке
И полный стрел колчан.
Как волосы ее черны,
Как бледен цвет ланит!
Она спокойна и скромна
Пред Робином стоит.
– Куда вы? – Робин Гуд спросил.
Она ему в ответ:
– На праздник дичи я ищу,
Слежу олений след.
– Красавица, пойдемте в лес, –
Промолвил Робин Гуд:
Оленей трех иль четырех

Стрелки подстерегут.
Оленей целые стада
Бегут в лесную сень,
Клоринда натянула лук,
И пал один олень.
– Клянусь, – Гуд молвил, – не видал
Я женщины смелей,
Ты все сумела бы достать
Без помощи моей.
Но все-таки в зеленый лес,
Красавица, пойдем,
Чтоб пировать перед моим
Охотничьим столом.
Грушевые там пироги,
Оленина была,
И, кроме Джона, много слуг
Теснилось у стола.
Клоринда спрашивает: – Как
Вас, добрый сэр, зовут?
И слышит от него в ответ:
– Зовусь я Робин Гуд.
В веселом Шервуде живу,
Но был бы жребий мой
Еще приятней, если б ты
Была моей женой.
Она зарделась и в ответ
Ему сказала: – Да.
– Пусть приведут, – воскликнул Гуд, –
Священника сюда.
– Нет, сэр, – ответила она, –
Меня на праздник ждут.
Не хочешь ли пойти со мной,
Веселый Робин Гуд?
– Джон Маленький, – воскликнул Гуд, –
Оленя мне! Стрелкам
Вели охотиться. С зарей
Сюда я буду сам.
Гуд не проехал пары миль,
Как дерзких семь стрелков
Оленя требуют назад
(Я клясться в том готов).
– На помощь, Джон, – воскликнул Гуд, –
Не будем трусить их.
И, сабли выхватив, они
Свалили пятерых,
Взмолились двое остальных,
И жалостливый Джон
Просил их с миром отпустить
И пожалеть их жен.

Так было все близ Титбурей,
Под легкий звон струны,
Я – скрипачей король, и мне
Поверить вы должны.
Во время битвы я играл,
Клоринда пела им:
– Победа, Роб, на праздник мы,
Танцуя, поспешим.
Как много ехало людей
Навстречу нам верхом!
И мавританский танец был,
И шествие с быком.
И Томас, наш судебный клерк,
Влюбленный в Мэри, с ней
Скакал верхом и целовал
Волну ее кудрей.
Пируют Томас, Мэри, Нан,
И мне вина несут.
Да здравствует в своих лесах
С Клориндой Робин Гуд!
Сэр Роджерс, пастор, оказать
Услугу Гуду рад,
Он руки их соединил
И совершил обряд.
И Робин Гуд пошел с женой
По зарослям густым.
В веселом Шервуде щеглы
Про счастье пели им.
– А где стрелки? – промолвил Гуд,
Когда был в роще он.
– В лесу, под деревом густым –
Ему ответил Джон.
Стрелки гирлянду принесли,
Невеста вся в цветах,
И с Гудом отдыхать идет
С улыбкой на устах.
Пусть девушки поверят мне:
Я лишь под утро мог
Уйти домой, неся вино
И свадебный пирог.
Еще одно к моим словам
Добавить мне позволь:
Помолимся за короля.
Да здравствует король!
Чтоб были дети у него.
Добро творили нам,
Про Робин Гуда я спою
Тогда по всем лесам.

 

В оригинале эта баллада имеет длинное название «Рождение, воспитание, доблесть и женитьба Робин Гуда». Она известна по «листкам» второй половины XVII столетия и, вероятно, написана тогда же. По стилю и содержанию она сильно отличается от ранних баллад, отражая влияние пьес Э. Мандея, где Робин представлен галантным аристократом.
Перевод Вс. Рождественского впервые опубликован в 1919 году.

Адам Белл, Клим (Клем) из Клу и Уильям из Клоудсли – трое друзей-разбойников, герои баллад, популярные когда-то не меньше Робин Гуда.
Сэр Гай из Уорика – уже упоминавшийся герой рыцарских романов, связанный здесь с семейством Гамвеллов – родственников Робин Гуда по матери.
Эсквайром или сквайром в средневековой Англии называли дворянина, не имеющего титула или рыцарского звания. Первоначально этим словом, происходящим от латинского scutarius (щитоносец), называли оруженосца рыцаря.

«Царица пастухов» Клоринда получила свое имя от героини поэмы Т. Тассо «Освобожденный Иерусалим», воинственной сарацинской принцессы.
– Победа, Роб… – вероятно, автор баллады – сельский сквайр или священник – упомянул здесь своих реальных знакомых.