Робин Гуд и медник (Перевод М. Кантора)

(Robin Hood and the Tinker)

Шел по пригоркам и холмам,
Сквозь лес, где дрозд поет,
И входит Робин в Ноттингам
И вдоль домов идет.

Вот видит: медник на порог
Выносит скарб – дивись!
По виду колкий паренек,
Такие знают жизнь.

И Робин парню подмигнул:
– Что, брат, пошло вразнос?
Все говорят, здесь дело дрянь,
Боюсь задать вопрос.

– А что стряслось? Да ты не ври.
За всем ведь не успеть.
Я родом сам из Бэнбери,
А здесь клепаю медь.

– Да новости не первый сорт,
А впрочем, и не диво,
Двух медников свели в острог
За то, что пили пиво.

– Ну, если эту новость нес,
Неси ее обратно:
У нас на чушь не сильный спрос,
Берут неаккуратно.

Здесь люди квасят день подряд
Кто джин, кто эль, кто пиво.
– Утешил, брат. Душевно рад –
Без чарки сиротливо.

Теперь скажи, что слышал сам?
Что люди говорят?
Раз ходишь ты по городам,
Делись вестями, брат.

– Везде талдычат про одно:
Завелся вор и плут,
И велено поймать его.
– А звать как? – Робин Гуд.

Здесь у меня бумага есть,
Там подпись короля.
Коль голову вора принесть –
Озолотить велят.

Там без вопросов отдают
Сто фунтов – как с куста.
Узнай, где скрылся Робин Гуд,
И денежки считай.

– А ну, на грамоту взгляну,
И если все точь-в-точь –
Я Робина тебе найду
В сегодняшнюю ночь.

– Ага, сейчас. Иди, ищи,
Кого еще надуть.
Скажи, где Робина найти –
Управлюсь как-нибудь.

Легко охотником рулить,
Азарт посеять в нем.
– Пошли по городу ходить,
Вдвоем вора найдем.

И медник посох свой берет,
Робин с мечом своим.
И двинулись они в обход
По улицам ночным.

Шли – и зашли на огонек,
Не век же холодать.
– Вино и эль подай, браток,
Не смертный грех – поддать!

– Пей, не зевай и наливай!
И медник пил до дна.
Еще давай! Лил через край,
Напился допьяна.

И только медник захрапел,
Как Робин прочь идет.
– Когда проснется этот пень,
Он вам оплатит счет.

А после медник протрезвел
И принялся орать:
– Меня в притоне – вашу мать! –
Решили обобрать!

Я грамоту властей имел,
Хранил ее вот здесь!
Какой подлец стащить сумел?
Ужасной будет месть!

Меня бы по бумаге той
Озолотил король!
Но денег нет, бумаги нет –
А счет платить изволь!

Хозяин, предъявляя счет,
Сочувственно кивал:
– Да, вечерок принес хлопот,
Ты много задолжал.

– А сколько должен? – медник сник.
– Десятку должен тут.
А тот, кто так тебя остриг,
Зовется Робин Гуд.

Когда он звал тебя в поход,
То знал уж наперед,
Что в стельку дурня напоит,
До нитки оберет.

– Все инструменты забирай,
В счет долга – молоток;
Я вырву сердце у вора,
Что разорить помог.

– Да, Робин на проделки крут,
В лесу укрылся тать.
В той чаще, где оленей бьют,
Попробуй поискать.

А Робин шел в лесу густом,
Вдруг видит: мчит мужик
По бурелому напролом.
– Что за дикарь бежит?

– Что, не узнал? Припомнишь вмиг!
Платить за пьянку жалко?
А кто дикарь из нас двоих –
Рассудит эта палка.

У Робина был добрый меч
Из закаленной стали,
Но палку меч не смог рассечь,
А отразишь едва ли!

Крутился Робин так и сяк,
От ярости стал бледный.
Из дикой яблони дубье
Гвоздит немилосердно.

– Пощады, брат! Уймись, прошу!
Верну тебе депешу!
– Тебя не раньше отпущу,
Чем на суку повешу!

Рог Робин Гуд поднес к губам,
И воздух загудел.
Малютка Джон спешит на зов,
Вилл Скейтлок подоспел.

– Что скажешь и каков приказ? –
Спросил Малютка Джон, –
Сидишь в пыли. На этот раз
Как будто побежден.

– Крестьянский рык, мужицкий пыл
Не выдержит броня.
Вот этот медник отлупил
Меня средь бела дня.

– Я с этим парнем разберусь.
Возни на пять минут.
Ну что, дружок, плати должок,
Не думай улизнуть.

Но Робин осадил стрелка:
– Ты медника не трожь:
Лихой мужик и бить мастак,
Вогнал в два счета в дрожь.

Паяет жесть, клепает медь,
Сам, как железо, тверд.
Такого недругом иметь
Боится даже черт.

Я сроду не встречал парней,
Способных напугать.
А тут так струсил, что, ей-ей,
Христову вспомнил мать!

По правде рассчитаться с ним
Мне честь и долг велят.
Вот сотня золотых монет,
Что ждал от короля.

Когда б ты был один из нас,
Имел бы в деле – долю.
А что, храбрец, пошли к нам в лес,
И ты полюбишь волю.

И медник, ссору позабыв,
Пошел – и был таков.
Был полон вольный лес чудес
И птичьих голосов.

 

Баллада печаталась в «листках» XVII века.
Перевод М. Кантора сделан специально для издания 2015 г.

В этой балладе, как и в некоторых других, имеется зачин, коротко пересказывающий содержание. Такой куплет предваряет некоторые баллады, но из переводов его обычно убирают.

Бэнбери – городок в Оксфордшире, известный в старину своей ярмаркой.

Теги: