Робин Гуд и кожевник (Перевод М. Кантора)

(Robin Hood and the Tanner)

В Ноттингеме кожевник жил, Артур-э-Бланд,
Он строптивый характер имел.
И ни сквайр, ни лорд, да хотя бы сам черт,
Задираться бы с ним не посмел.

Он бродил тут и там, по лесам и полям,
Посох верный с собой прихватив.
Выходи на него хоть вдвоем, хоть втроем –
Будешь рад, коль останешься жив.

Вот однажды он шел через Шервудский лес
По тропинке средь зелени трав,
Где пугливый олень под древесную сень
Убегает, шаги услыхав.

Углядел его тут удалой Робин Гуд,
А на розыгрыш был он мастак.
Молодца обогнал, на пути его встал,
И сурово сказал ему так:

«Заруби на носу – пропуск нужен в лесу,
Без бумаги теперь только пень.
От меня не уйдешь, ты на вора похож,
Чья мишень – королевский олень.

Подчиняться изволь: лес мне вверил король!
Лучше зверя в чащобе не трожь.
А поэтому стой, говори, кто такой,
И смотри у меня, коль соврешь!»

«Раз лесничим поставлен ты в этом лесу
Представлять королевскую власть,
Надо стражу позвать, чтоб меня повязать.
Прибегут – позабавимся всласть».

«Обойдемся и так – дел всего на пятак,
Не в оленя стрелять на бегу.
Прочь пошел, пока цел – взять тебя на прицел
За мгновение ока могу.

«Кто с оружием, тот храбрецом и слывет –
Но на стрелы и лук мне плевать.
По макушке хвачу – и тебя отучу,
В безоружных йоменов стрелять».

«Не язык – помело, эк тебя занесло.
Будь повежливей, парень, со мной.
Если станешь грубить, то тебя вразумить
Мне придется, и после не ной».

«Кто грозиться горазд, в деле много не даст,
И угрозы твои – чепуха.
Я таких повидал: ты лишь с виду удал,
А пощупать, так будет труха».

Робин пояс с мечом отстегнул, отшвырнул,
Лук и стрелы в траву положил.
Взял дубовый стяжок толщиною в вершок,
Что всегда ему верно служил.

«Чтобы было по-честному, жребий метнем, –
Кто какую дубинку возьмет.
Не хочу, чтоб молва оказалась права,
Что удачу оружье дает».

«Посох мой восьмифутовый, – Артур сказал, –
Я тебе не отдам, так и знай.
С ним давно я хожу, им быка уложу,
А тебя и подавно, бугай».

Прямо в лоб ему Робин дубьем засветил,
И кожевник от боли присел.
Кровь залила лицо, и на миг стал слепцом,
Помертвел, побелел точно мел.

Но встряхнулся, опомнился Артур-э-Бланд
И прозрел для диковинных дел.
Двинул так, что из ран на зеленый кафтан
Кровь рванулась – кафтан побурел.

Заревел атаман, точно дикий кабан,
Когда видит, что свора близка.
Так Артура хватил, чуть не переломил
Свою палку ему о бока.

Ребра в драке круша, на поляне кружат,
Каждый лезть норовит на рожон,
Без пощады гвоздят, так что щепки летят,
Но не всякий удар отражен.

Робин треснет – деревья трясутся в лесу,
Артур врежет – земля задрожит.
Пот ручьем, пыль столбом, ходит мир ходуном,
И в глазах от ударов рябит.

«Кончим свару, – сказал наконец Робин Гуд. –
Ты здоровье, мужик, береги.
Если сдуру друг другу проломим башку
Позабавятся наши враги.

Выдам пропуск тебе: отличился в борьбе.
Позволяю бродить, так и быть!»
«Здесь и раньше ходил, никого не просил,
И теперь не заставишь просить».

«Ты меня убедил, а теперь расскажи –
Промышляешь каким ремеслом?
Где живешь, что жуешь, где харчи достаешь,
Чем торгуешь, зачем и почем».

«Я кожевник. Чуть свет я тружусь за обед.
В Ноттингеме постиг, что к чему.
Коль захочешь прийти, пару шкур принести,
Я с тебя ни гроша не возьму».

«Благодарствуй за труд, – ему рек Робин Гуд, –
Верю, слов не возьмешь ты назад.
Раз собрался дружить, шкуры даром дубить,
Так и я услужить тебе рад.

Если завтра забросишь свое ремесло,
Здесь в лесу обеспечу приют.
Будешь сыт и одет, и немало монет
Подарю тебе я – Робин Гуд».

«Если правда тебя Робин Гудом зовут
(По удару я вижу – не врешь),
Я с тобою в лесу кошельки потрясу,
В драке я, сам ты видел, хорош.

Ты меня просвети: как мне Джона найти,
О котором в народе твердят?
Он мне, кстати, родня, хоть забыл про меня,
Я увидеться с ним буду рад».

«Это быстро!» – и в рог затрубил Робин Гуд.
И еще он не кончил трубить –
Лют и вооружен, мчится Маленький Джон
Через лес, через луг во всю прыть.

«Что случилось? – спросил его Маленький Джон. –
Поточнее ответь на вопрос.
Это что за мужик с тобой рядом возник?
Это он тебе раны нанес?»

«Да с кожевником этим размялись чуток,
Мне бы надо держаться скромней:
Он в работе мастак и в бою не слабак –
Шкуру мастерски выдубил мне».

«Раз так хвалишь, проверим на деле его –
Переведаться с парнем не грех.
Мы помашем дубьем и поспорим о том,
Как разделать сукно под орех.

«Задираться постой, он мужик не простой,
Его тронешь – сам будешь не рад.
Он и родственник твой, да и йомен лихой,
А зовут его Артур-э-Бланд».

Джон тут аж подскочил, и от радости взвыл,
И дубинку в кусты зашвырнул.
И кожевника так обхватил здоровяк,
Что чуть шею тому не свернул.

Взял их за руки Робин – и вот хоровод
Вокруг дуба вприсядку пошел!
«Мы отныне втроем в этой жизни пойдем,
Всюду вместе – и в бой, и за стол.

Поклянемся, что будем всегда заодно,
Друг за друга, – и это закон.
А коль песню споют, пусть троих помянут –
Робин, Артур и Маленький Джон».

 

Баллада печаталась в «листках» XVII века.
Перевод М. Кантора сделан специально для издания 2015 г. Балладу также переводила В. Сергеева.

Теги: