Робин Гуд и гончар (Перевод В. Эрлихмана)

(Robin Hood and the Potter)

Когда весной земля в цвету,
Приятно слышать нам,
Как птицы весело поют
По рощам и лугам.

Послушай же и мой рассказ,
Честной и вольный люд,
О лучшем лучнике в стране,
Что звался Робин Гуд.

Он йоменом отважным был,
В лесу с друзьями жил
И, Богородицу любя,
Всем женщинам служил.

Однажды он собрал людей,
Чтоб гончара поймать,
Который лесом в Ноттингем
Был должен проезжать.

– Гончар тот, – Робин говорит, –
Задрал уж слишком нос –
Ни разу нам не заплатил
Он денег за провоз.

– Я встретил в Вентбридже его, –
Сказал Малютка Джон, –
И вместо денег тумаков
Мне всласть отсыпал он.

На сорок шиллингов готов
Побиться об заклад –
Никто не сможет гончара
Лишить его деньжат.

– Вот шиллинги, – сказал Робин, –
Пусть полежат на пне,
А я пойду и получу
Все, что он должен мне.

Они побились об заклад,
И Робин зашагал
Дорогой прямо к гончару,
Что мимо проезжал.

За повод лошадь ухватил,
На месте удержав,
Гончар же только проворчал:
– Эй, парень, ты неправ!

– Три года уж ты ездишь тут,
Немало, знать, нажил,
Но за провоз ни разу нам
Еще не заплатил.

– Кто ты такой, – спросил гончар, –
Чтоб я тебе платил?
– Я – Робин Гуд, и взять свое
С тебя мне хватит сил!

– Ни за проезд, ни за провоз
Тебе не заплачу.
Пусти коня, малец, не то
Всего исколочу!

В свою телегу он залез,
Там палку отыскал
И, лихо наземь соскочив,
Перед Робином встал.

Взял Робин меч одной рукой,
В другой сжимает щит.
– Пусти коня! – ему гончар
По-прежнему твердит.

Тут за оружие взялись
Они без лишних слов,
А Робингудовы стрелки
Смотрели из кустов.

Малютка Джон сказал друзьям:
– Гочар ведь победит!
И тут же палкой выбил тот
Из рук Робина щит.

Когда ж нагнулся Робин Гуд
И щит свой подхватил,
Его удар по голове
На землю уложил.

Стрелки вскочили, увидав,
Что их вожак упал.
– Скорей, убьет его гончар! –
Малютка Джон сказал.

К упавшему он подбежал
И встать ему помог.
– Кто выиграл пари, – спросил, –
И чей теперь залог?

Отдашь ли сорок мне монет,
Что положил на пень?
– Бери хоть сто, – Робин сказал, –
Не мой сегодня день.

Гончар промолвил: – Вам пора
Повежливее стать –
Тем, кто живет своим трудом,
В дороге не мешать.

– Ты прав, клянусь, – сказал Робин, –
Как йомен, говоришь.
Отныне ездить можешь здесь
Всегда, когда решишь.

Мы дружбу клятвою скрепим
И тем, что твой товар
Я оптом заберу и сам
Доставлю на базар.

– С тобой дружить, – сказал гончар, –
Всем сердцем буду рад,
И коль горшки ты не продашь,
Их выкуплю назад.

– Твоих я денег не возьму, –
Ответил Робин Гуд, –
Не купят – за гроши отдам,
Рад будет бедный люд.

И тут сказал Малютка Джон,
Качая головой:
– Будь осторожен, командир –
Шериф ведь недруг твой!

– Друзья, не бойтесь за меня –
Со мною Божья Мать!
Ей помолясь, любой беды
Смогу я избежать.

Он поутру пустился в путь,
Чтобы горшки продать,
Ну а гончар в кругу стрелков
Остался пить-гулять.

Телегой правит наш стрелок
И песенки поет.
Что было дальше, расскажу –
Дивись, честной народ!

Дорога быстро довела
До городских ворот,
А вот и площадь у дворца,
Где шумный торг идет.

Коня распряг он, накормил,
Залез в телегу сам.
– Кому горшки? – Робин кричит. –
Задешево отдам!

У врат шерифовых палат
Робин толпу собрал –
Хозяйки со всех ног бегут
Купить его товар.

– Горшки, кувшины, – голосит, –
Бери за полцены!
Купцы вокруг хохочут так,
Что падают штаны.

Кувшин, что стоил пенсов пять,
Он отдавал за два.
– Наверно, спятил тот гончар –
Разносится молва.

Когда осталось пять горшков,
Кричать он перестал
И в дар шерифовой жене
Горшки все отослал.

– Ах, сэр, спасибо! – говорит
Та женщина ему. –
Коль привезешь еще товар,
Всё с радостью возьму.

– Гораздо лучше привезу –
Ей Робин посулил. –
Я для красавицы такой
Не пожалею сил.

– Сэр, пригласить тебя позволь
К шерифу на обед.
Служанка понесла горшки,
Они за нею вслед.

И вместе с госпожой вошел
Наш Робин в пышный зал,
Шерифу и его гостям
Здоровья пожелал.

– Мой муж, гончар нам подарил
Отличных пять горшков!
– Ну что ж, зови его за стол –
Обед уже готов.

За стол уселся Робин Гуд
И начал есть и пить,
А между тем шериф решил
Всем новость объявить

О том, что нынче на лугу
Стрелки затеют спор
И сорок шиллингов дадут
Тому, чей глаз остёр.

Услышав это, он смолчал,
Но про себя решил:
– Не допущу, чтобы меня
Хоть кто-то победил.

Доев обед, допив вино,
Все гости поднялись
И двинулись в то место, где
Стрелки уж собрались.

Шерифа люди хороши,
И вид у них удал,
Но точно в цель никто из них
Ни разу не попал.

И молвил Робин, чтоб шериф
Его мог услыхать:
– Эх, мне бы лук – я б показал,
Как надобно стрелять!

– Бери же лук, – сказал шериф, –
Какой тебе под стать,
И то, что славный ты стрелок,
Изволь нам доказать.

Охапку луков перед ним
Сложили на траву.
На самый лучший натянул
Вмиг Робин тетиву.

– Стреляй и, может быть, хоть раз
В мишень ты попадешь.
– Уж постараюсь, – он сказал, –
Хоть лук не так хорош.

К черте подходит Робин Гуд,
Стрелу на лук кладет,
И с ходу прямо в цель она,
Не отклоняясь, бьет.

Еще не раз тягались с ним
Шерифовы стрелки,
Но от победы все как есть
Остались далеки.

Стрелки сгорают от стыда –
Гончар их победил.
С улыбкой кислою шериф
Приз Робину вручил,
Осведомившись: – Где ты, сэр,
Таких набрался сил?

– В моем дому, где в этот час
Меня родные ждут,
Висит гораздо лучший лук,
Что дал мне Робин Гуд.

– Коль знаешь Робина, гончар,
Мне расскажи о нем.
– Немало мы стреляли с ним
В лесу его густом.

– Клянусь, сто фунтов дам тебе,
Раз ты такой лихой,
Когда разбойника того
Мне выдашь головой.

– Ну, если так, – сказал гончар, –
Готовьтесь утром в путь,
И скоро на Робина вы
Сумеете взглянуть.

– Отлично! – говорит шериф, –
Набраться нужно сил.
Он гостя во дворец отвел
И спать там уложил.

Чуть свет поднялся Робин Гуд,
В телегу впряг коня.
Покинуть город он спешит,
В лесу – его родня.

Зашел к шерифовой жене:
– Спасибо за ночлег!
Вот золотое вам кольцо,
Чтоб помнили вовек.

– Храни вас Бог! – ему она,
Зардевшись, говорит.
Пустились в путь, и рад шериф,
Что в лес их путь лежит.

В лесу зеленую траву
Усеяли цветы,
И птички малые поют,
И ручейки чисты.

Гончар сказал: – Нам подождать
Придется с вами тут.
Мой рог порукой, что сейчас
Здесь будет Робин Гуд.

Он верный рог поднес к губам
И протрубил сигнал.
Тот зов услышали стрелки,
Кто в чаще поджидал.
– Там командир! – воскликнул Джон, –
Он все горшки продал!

В лесу Робина отыскав,
Малютка Джон спросил:
– Ну, как ты съездил в Ноттингем
И что ты там купил?

– Покупка выгодная, друг, –
Учись, пока я жив,
В обмен на несколько горшков
Достался мне шериф!

– Такой добычи уж давно
Мы не видали тут –
За эту тушу фунтов сто
Получит Робин Гуд.

– Ах, негодяй! – вскричал шериф. –
Когда б тебя узнал,
Без промедленья, так и знай,
Повесить приказал.

– Пока ты у меня в руках,
Об этом помечтай,
Ну а теперь слезай с коня
И деньги доставай.

Шериф сказал:
– Кошель за жизнь –
Хорошая цена.
– Ты, не торгуясь, господин,
Отдашь мне все сполна.
Забрал бы я и жизнь твою,
Когда бы не жена.

Ты передай за доброту
Поклон любезный ей
И лошадь белую вон ту,
Что ветра мчит быстрей.

Кобылу оседлав, шериф
До дома доскакал
И ждавшую его жену
Изрядно напугал.

– Ну, как твоя поездка в лес,
И где же Робин Гуд?
– Пускай разбойника того
Все черти заберут!

Все, что с собой я в лес привез,
Мерзавец тот забрал,
Но лошадь белую взамен
Он в дар тебе прислал.

Она смеяться стала так,
Что слезы полились:
– Недешево нам те горшки,
Признаться, обошлись!

Спасибо хоть, что в Ноттингем
Добрался ты живой.
А мы вернемся к гончару,
Что ждал в тиши лесной.

– Скажи, – спросил его Робин, –
Что за горшки возьмешь?
– Два нобля, – отвечал гончар.
– Э, нет, приятель, врешь!
Я так повеселился, что
Побольше дам платеж.

Вот, десять фунтов забирай
И поезжай назад.
Когда б ты ни явился в лес,
Тебя я видеть рад!

Так разошлись гончар, шериф
И добрый Робин Гуд.
Помилуй Робина, Господь,
А с ним – весь честный люд!

 

Баллада сохранилась в манускрипте Cambridge E.e.4.35, записанном около 1500 года. Как и предыдущая, она не входит в ранние сборники баллад. Впервые издана Дж. Ритсоном в 1795 году (Ritson J. Robin Hood. London, 1795).
Перевод В. Эрлихмана сделан специально для издания 2015 г.

Робин въезжает в город Ноттингем на телеге, представляясь гончаром. Сходный сюжет в балладе «Робин Гуд и мясники» – он въезжает на телеге, представляясь мясником. Телегу в том и в другом случае Робин Гуд одалживает у ремесленника.
Этот сюжет из баллад есть не что иное, как парафраз известного апокрифа: «Ланцелот или рыцарь телеги» (Chevalier de la charrette): рыцарь Ланцелот, спасая королеву Гвиневру, въехал в замок Мелеганта на телеге. На телеге возили товары и доставляли преступников к месту казни – ехать в телеге унизительно для рыцаря, но иного способа не было, требовалось спешить.
При этом возница – у которого Ланцелот, подобно Робину, хотел купить телегу, – отказал рыцарю, и Ланцелот сшиб его на землю.

Имеется в виду pavage – налог на мощение улиц, который с конца XIII века взимали с проезжающих городские власти. Брать его за проезд по лесной тропе мог додуматься только насмешник Робин Гуд.

Чтобы сберечь от сырости тетиву, сделанную из бычьих или конских жил, ее хранили отдельно и натягивали на лук непосредственно перед стрельбой.
В оригинале жена шерифа сама отвела гостя в спальню, и баллада намекает на то, что ее отношения с учтивым гончаром получили желанное обоим продолжение.
Нобль – английская золотая монета XIV–XV веков, равная трети фунта.

Теги: